Паралимпийка Анна Крившина: нет никаких ограничений, они только в голове

xw_1298644

По-настоящему драматическое событие, возмутившее всю страну и многих за ее пределами, — подтверждено отстранение нашей паралимпийской сборной от участия в Паралимпиаде в Бразилии. Спортивный арбитраж оставил в силе трусливое и подлое решение чиновников Международного паралимпийского комитета. Все основано на одиозном докладе Макларена. Отстранили всех россиян безо всяких доказательств. Политика возобладала над спортом и человечностью.

Паралимпийцы подали апелляцию в Верховный суд Швейцарии, который может не отменить, но приостановить решение арбитража. Дело будут рассматривать 29 августа. И даже если решение будет в пользу России, успеть к 7 сентября, когда стартует Паралимпиада, очень непросто.

В любом случае Россия поддержит своих паралимпийцев. Об этом, обращаясь к ним, Владимир Путин говорил на вручении наград в Кремле. Президент отметил: «Мы специально организуем соревнования, где вы сможете показать всё своё мастерство, а поощрение для победителей-призеров будет таким же, каким оно было бы и по итогам Паралимпийских игр».

Паралимпийцы — люди невероятной силы воли, для которых спорт — это смысл жизни. Они продолжают тренироваться и верить.

«Меня многие спрашивают, где я родилась, когда мой день рождения, а я не знаю», — говорит Ирина Вертинская, член паралимпийской сборной по легкой атлетике. В доме ребенка в Бишкеке все были Ивановы, а она одна — Вертинская. Найденной на дороге полуторогодовалой девочке дали фамилию кумира.

Четыре раза ее удочеряли и возвращали обратно. Потом Ира переехала в Москву, перебивалась случайными заработками, голодала, пока не узнала про параспорт. «Я себе тогда сказала: все могу, и моя сила – правая», — вспоминает Ирина. Левая сторона тела у нее не работает.

«Надо надавить так на землю, чтобы в Америке землетрясение было, вот тогда будет результат. Смотрю иногда на нее, как она может все?! Слезы на глазах. Но она этого мне старается не показать», — сказал Виктор Супрунов, тренер Ирины Вертинской.

Множество медалей всего за два года спортивной карьеры. Ее Паралимпиада была бы первой, а дальше — большой вопрос, что будет с ногой, сможет ли Ира через четыре года управляться с ядром и диском.

«Обидно, что ты не один страдаешь — я привыкла всю жизнь страдать, одна через многое прошла — а здесь 267 спортсменов», — вздыхает Ирина.

Паралимпийцы тренируются вопреки. График сборов не нарушают. Молодая и такая сплоченная футбольная команда, потому что друг друга могут только слышать и чувствовать.

«Чем дольше готовишься, тем сложнее принять, что все это напрасною У всех ступор, как это слепые играют в футбол, это невозможно!» – Сергей Манжус, капитан паралимпийской сборной России по футболу.

Играют пять на пять. Мяч звенит, партнер пасует на голос — зрячие только вратари. За воротами противника стоит тренер, он и подскажет, когда ударить.

Еще десять лет назад в России о паралимпийском футболе никто и не слышал. Всего за несколько лет команда заиграла лучше зрячих — второе место на Чемпионате Европы.

Тамара Панькова была первой — сразу три золотых медали привезла из Сеула в 1988-м. В ее городе Новошахтинске тогда не бегали даже здоровые, а она в темноте — 800 метров.

Это была первая для наших спортсменов Паралимпиада, после того как в 1980-м СССР сказал: инвалидов в стране нет. В 1984-м — ответный бойкот, и десятерых паралимпийцев снимают прямо с трапа самолета.

В 1988 году паралимпийцев было десять. Спустя неполные 20 лет — огромная команда безграничных возможностей, и лучшие в истории зимние домашние Игры в Сочи перевернули сознание.

Ирина Громова — старший тренер паралимпийской сборной, психолог, мама — в параспорт пришла из большого, когда будущий муж сломал на сборах шейные позвонки. Она помнит, как на заре 90-х выбирали, поесть или поехать на соревнования, искали спонсоров, стучались в закрытые двери.

Они чаще всего молчат о том, как отдать все силы, когда сил нет совсем, как месяцами жить без близких, потому что все время на сборах,

Виталий Гриценко, член паралимпийской сборной России по легкой атлетике, был сержантом, когда в 2008 году его полк первым принял удар на себя. «Мне осколок попал в позвоночник, отказали ноги сразу же», — вспоминает Виталий. Пять лет по больницам, а потом тренировки — через ежесекундную боль — и мечта о Рио, от которой и теперь невозможно отказаться.

Кто-то еще надеется на возможность индивидуального допуска к Играм. Аня Крившина — лидер нашей сборной по плаванию, десятикратная рекордсменка мира — готовится теперь к домашним Играм. А когда опускаются руки, вспоминает слова своего первого тренера: «Ты рождена для плавания».

«Нет никаких ограничений, они только в голове. Если сказал, что можешь, значит можешь. Для меня лучше проплыть в России с честью и достоинством и показать всем тем, кто якобы «кует» свое золото, что это никакое не золото», — отметила Крившина.

Юля Ефимова, член паралимпийской сборной России по фехтованию, попала под автобус, ей было шесть лет. Жила, работала, родила дочку, но отказывалась принимать себя, пока в 30 лет не взяла в руки шпагу и попала точно в цель — на соревнованиях встретила второго мужа, французского спортсмена, олимпийца.

«У нас самая красивая команда в мире», — говорит тренер Елена Белкина про своих ребят. Уже и плакаты были готовы для Рио: «Болейте за русских красавиц!» «А для мальчишек мы сделали так: «Бразильские красавицы болейте за русских богатырей», — рассказывает Белкина.

Лицензии наших ребят уже разобрали те, кто на Паралимпиаду даже не отобрался. Но ведь самое страшное, что отстранением от Рио дело не заканчивается, — пока для наших спортсменов закрыты все международные старты.

«Невозможное возможно!» — таков девиз. И самые сильные люди на свете все равно улыбаются. Они привыкли сражаться, стирать барьеры, ломать стереотипы и делать такой жестокий мир добрее.

Источник http://www.vesti.ru/



There are no comments

Add yours


*