Инвалид в телевизоре. Что дальше?

4

Не секрет, что все мы давно привыкли к страстям, которые разыгрываются на многочисленных телевизионных ток-шоу. Большинство смотрит их (если вообще смотрит) вполглаза, деля внимание между тарелкой с ужином и тем, что делается на экране. При этом ужин после работы бывает гораздо важнее…

Внимание включается, только если обсуждение касается темы, которая затрагивает наши личные интересы. Так было со мной, когда в анонсе очередного «Прямого эфира» с Борисом Корчевниковым на канале «Россия 1» промелькнуло упоминание об увольнении с работы преподавателя с ДЦП. Тут я невольно навострила уши: за что?

Скажу сразу: даже после пересмотра передачи в Интернете у меня осталось больше вопросов, чем ответов. А суть происшествия такова.

Житель Нижнего Новгорода Татьяна Разумовская, инвалид детства 2 группы вследствие ДЦП, 33 года отработала преподавателем в Нижегородском университете им. Н.И. Лобачевского. И вдруг, вскоре после смены руководства кафедры, ей звонят домой и сообщают об увольнении. Запись в трудовой книжке обескураживает: «в связи с признанием полной нетрудоспособности». Женщина пыталась отстаивать свои права, однако три судебные инстанции признали законность увольнения.

У любого здравомыслящего человека, прежде всего, возникает вопрос: где доказательства этой самой «полной нетрудоспособности»? Начальник правового управления университета Александр Петров утверждает, что в личном деле Разумовской есть некая «справка», подтверждающая вердикт. Сама Татьяна Федоровна пыталась объяснить, что в суде фигурировала копия какой-то справки неустановленной формы, к тому же, пятилетней давности. Однако Борис Корчевников с присущим ему обаянием мягко остановил героиню: «Оставим этот вопрос справки, он уводит нас в сторону»…

Формально он был прав. Речь в программе изначально шла отнюдь не о проблемах трудоустройства инвалидов, а об отношении общества к людям с инвалидностью. Большинство героев – семьи, воспитывающие детей с синдромом Дауна. Даже началась она с эмоционального выступления Эвелины Блёданс, возмущенной заголовком статьи в одном Интернет-издании, в котором ее сына назвали дауном. «Даун – это оскорбление, а человек с синдромом Дауна – это нормальное обращение», – утверждает она.

Бедная Татьяна Федоровна, уволенная еще в 2003 году, выглядела в этой передаче, как белая ворона. Мало того, что съемочная группа программы потратила время на съемку душещипательного ролика про то, как пожилая женщина с трудом хозяйничает на собственной кухне, но не удосужилась сходить в университет и поинтересоваться личным делом героини. Оказалось, что и эксперты, собранные в студии, не готовы обсуждать подобные вопросы.

Так, адвокат Инна Черваненко утверждала, что инвалиды первой группы «не имеют права на трудоустройство», хотя это – неправда. (Трудоспособность определяется не группой, а рекомендацией МСЭ или записью в индивидуальной программе реабилитации.) Она даже не смогла определить по внешнему виду героини, что первой группы у нее просто не может быть. А член Совета федерации Антон Беляков, узнав о том, когда произошло увольнение, пафосно воскликнул: «Как же вы жили эти годы?!», как будто не зная, что на одну пенсию как-то живут десятки миллионов россиян…

Участвовать в передаче Татьяна Разумовская решила, увидев последствия известного скандала, в центре которого оказалась ее землячка, сестра Натальи Водяновой Оксана. Видимо, надеялась хотя бы теперь, через 12 лет, отстоять свое доброе имя. Не вышло. Там была хорошо спланированная информационная акция, которая предсказуемо закончилась эффектной победой с примирением сторон. Здесь – проходной сюжет, героиня которого на деле оказалась пешкой, вынужденной играть по строго установленным правилам.

А правило у типичного ток-шоу одно: чем громче скандал или экстравагантнее герой, тем шире зрительская аудитория и выше рейтинг канала. Авторам передачи гораздо проще назначить козлом отпущения несчастного начальника правового управления, вся «вина» которого заключается в том, что он вынужден был исполнять закон и отстаивать правоту решения в суде, чем действительно попытаться разобраться в этом деле.

В итоге все остались при своем. Эксперты в очередной раз всласть покричали о правах и достоинстве «людей с инвалидностью». Татьяна Разумовская отправилась восвояси в родной Нижний, где о ней еще немного посудачат и забудут. А рядовой зритель так и не понял, почему эта старушка с палочкой, но внятной разумной речью вдруг оказалась «полностью нетрудоспособной»…

Впрочем, что ему до старушки?

 

 



There are no comments

Add yours


*