«Минские кухни». Глава столичных колясочников: «Какая «безбарьерка», если даже в управление соцзащиты проблематично попасть на коляске»

kukhni_gapon_1

3 декабря будет отмечаться Международный день инвалидов. В преддверии этой даты мы отправились на кухню к председателю Минской ассоциации инвалидов-колясочников Валентине Гапон. Она рассказала о проблемах передвижения по городу, примерах симуляции безбарьерной среды и бесконечных обещаниях чиновников.

«На кухне у меня все расположено на уровне коляски»

Когда Валентине было 17, она получила травму и с 1981 года осталась прикованной к инвалидному креслу. Активной общественной деятельностью она начала заниматься в 2000 году, когда еще жила в обычной квартире на Рафиева.

— А семь лет назад я получила двухкомнатную квартиру в этом социальном доме в Серебрянке. Живем вдвоем с сыном, которому 24.

Квартира, которую, к слову, нельзя приватизировать, предоставлялась без отделки. Ремонт на кухне, говорит Валентина, она делала под себя.

— Видите, у меня все расположено на уровне коляски, и я могу до дотянуться до любой вещи. Удобно и то, что эта кухня большая — 10 «квадратов», и я могу без проблем перемещаться по ней.

kukhni_gapon_5
Гарнитур делался под заказ и обошелся, по словам собеседницы, в 1200 долларов

Большое помещение позволяет Валентине также принимать гостей-колясочников. Собеседница говорит, что все друзья очень любят ее блины.

— Причем у меня хорошо получаются как тонкие, так и толстые блины.

kukhni_gapon_9
Все, что висит на кухонных стенах, — подарки друзей

«Из магазинов нам доступны только гипермаркеты. Хорошо, что сейчас «Евроопт» сделал доставку»

За продуктами Валентина ездит на машине в основном в гипермаркеты. Говорит, что там хотя бы созданы условия для инвалидов: нет ступенек и узких проходов. Правда, есть другая проблема.

— Сколько раз я приезжала на машине в «Гиппо» в Серебрянке, столько раз стоянка для инвалидов была занята обычными автомобилями. Больше претензий к этому магазину у меня нет: все доступно, персонал вежливый.

Узнать, вежливый ли персонал в универсаме «Полесье» в 500 метрах от дома, Валентина не может.

— Этот магазин находится на втором этаже, подъемника или лифта там нет, поэтому он нам недоступен. Также здесь недалеко открыли «Евроопт», который хоть и приспособлен для инвалидов, но там обычно столько людей, что на коляске не проедешь даже мимо прилавков.

kukhni_gapon_3

Но у минского «Евроопта», говорит Валентина, недавно появился большой плюс — покупка товаров через интернет с бесплатной доставкой. Минимальный заказ — 350 тысяч.

— Все продукты, которые я заказывала, привозили вовремя и свежими, поэтому я очень довольна. Теперь этой доставкой пользуются очень многие мои знакомые.

Валентина, как и многие минчане, покупает колбасу определенных производителей: предпочитает Брестский, Волковысский и Гродненский мясокомбинаты. Цены на мясо ее немного удивляют.

— Я недавно была в Литве, возила нашу команду на соревнования бочче, где мы заняли третье место, и купила в обычном магазине Вильнюса мясо. По качеству оно было как белорусское, но стоило в два раза дешевле.

kukhni_gapon_8
В целях экономии Валентина пользуется моющими и средствами, привезенными из-за границы

«Вы не представляете, как неприятно, когда охранники кафе несут тебя на руках»

В кафе и рестораны Валентина ходит примерно раз в три месяца. Ситуация с доступностью минских заведений для колясочников еще хуже, чем с магазинами.

— Большинство кафе нам недоступны. Это касается и тех случаев, когда войти в заведение мы можем, но в туалет — уже нет.

Примером безбарьерной среды Валентина называет ресторан «Вестфалия» возле немецкого посольства. Это дорогое заведение, но собеседница говорит, что они готовы платить и немалые деньги — лишь бы были условия. Ведь другие, вроде бы нормальные, кафе в этом плане не дорабатывают.

— Я недавно была на дне рождения у племянницы в «Старовиленской корчме» в Троицком. Кафе находится на втором этаже, и туда меня охранники заносили на руках. Да, они были очень вежливы, но вы не представляете, каково это, когда тебя несут на руках. Это очень неприятно. Берет злость, что в таком большом городе нет кафе, куда можно зайти и ни о чем не думать.

kukhni_gapon_15
Дома у Валентины все более продумано: например, вход на балкон не имеет порога

И если сделать подъемник или лифт на второй этаж внутри заведения достаточно затратно, то установить пандусы у летних террас — не большая проблема. Оказывается, не делается и этого.

— Везде, чтобы попасть на летнюю террасу, нужно преодолеть одну или две ступеньки. Мы об этом написали в Министерство торговли, после чего они что-то сделали только по нескольким адресам, а в общем, все осталось по-старому.

«Чиновники говорят, что Минск безбарьерный на 65%, хоть на самом деле лишь на 5»

Валентина думает, что минские рестораторы не делают свои кафе доступными для инвалидов, потому что с этим не столкнулись ни они, ни их родственники. Чиновники, говорит собеседница, не особенно рвутся заниматься безбарьерной средой по той же причине.

— У нас даже была такая идея: посадить чиновников в инвалидные кресла и пусть они покатаются с нами по городу один день. А то они нам говорят, что Минск на 65% соответствует требованиям безбарьерной среды, хоть на деле это 5%.

Валентина говорит, что иногда даже имеющиеся элементы этой безбарьерной среды на деле оказываются абсолютно бесполезными и построенными напоказ.

— За ЦУМом вдоль проспекта построили магазинчики и установили на входах пандусы. Хорошо. Но когда ты въезжаешь в магазин на коляске, тебя встречают узкие двери и три-четыре ступеньки. Зачем тогда нужны были эти дорогие мраморные пандусы, если за покупками я все равно не попаду?

kukhni_gapon_11
Есть у колясочников и неисправимые преграды. Например, эта горка прямо у дома нашей героини

Но, по словам собеседницы, пандусов иногда нет не только в мелких магазинчиках и кафе. Проблемными для колясочников являются некоторые минские объекты республиканского масштаба.

— Например, нам недоступен Дворец Республики и концертный зал «Минск». Мы и по этому вопросу обращались к чиновникам, но они всегда говорят, что все будет сделано. На этот раз — в 2015-м.

«Если бы хоть один чиновник в Мингорисполкоме был колясочником, ситуация бы изменилась»

Еще одна избитая проблема для колясочников — бордюры. Валентина говорит, что из-за них постоянно приходится думать: куда же поехать отдохнуть, чтобы ни от кого не зависеть и не брать сопровождающего.

— Чиновники думают: ну что такое бордюр в 8 сантиметров? Они ведь не были на нашем месте и не понимают, что это непреодолимая высота. Да, большинство исполкомов соответствуют требованиям, но о чем можно говорить, если даже возле управления социальной защиты Ленинского района, которое работает именно с нами, непреодолимые бордюры и очень крутой пандус! Это также обещают исправить в 2015-м.

kukhni_gapon_10
Возле дома Валентины все приспособлено для инвалидов. Также собеседницу радует доступность театра оперы и балета и ботанического сада

Ситуация с подъемниками в переходах, по наблюдениям Валентины, обстоит лучше. Правда, вопросы вызывает время их работы.

— Подъемники почему-то работают с 8 утра до 8 вечера. А если ты будешь возвращаться домой из гостей в 11 вечера? Они просто думают, что мы люди больные, мы должны сидеть дома. Это пошло еще с Советского Союза.

Собеседница объясняет, что в СССР, 10 лет которого она застала в инвалидном кресле, считали, что инвалиды не должны работать и должны находиться дома.
— Нельзя, как тогда, делить людей на людей и инвалидов. И я думаю, если бы хоть один чиновник, например, среднего уровня в Мингорисполкоме был колясочником, ситуация бы изменилась.

«Вроде бы жили с литовцами в одной стране, но они почему-то так быстро отошли от стереотипов в отношении инвалидов»

Не замечать то, что тебя не касается, — проблема не столько чиновников, сколько всех нас.

— Я работаю специалистом по инвестициям в Белорусском обществе инвалидов и часто по делам бываю на разных фирмах. Я спрашиваю перед каждым визитом к ним: «А как у вас с доступностью?». И мне почти всегда отвечают: «Ой, а я даже не замечаю, есть ли на входе на фирму пандус».

Валентина удивляется, если мы жили с литовцами в одной стране, то почему они так быстро отошли от стереотипов в отношении инвалидов.

— Например, я сама видела, что стоянка для инвалидов в Вильнюсе всегда либо свободна, либо занята машиной человека с ограниченными возможностями. И тут я вспомнила нашу парковку возле «Гиппо».

kukhni_gapon_4
Сувенир от сына. Валентина говорит, что он с друзьями с радостью ездит на отдых с колясочниками. Например, они практикуют совместные сплавы на байдарках

«Понимаете, мы не хотим быть иждивенцами»

При всем этом, по словам Валентины, отношение к колясочникам меняется и у нас. Особенно это заметно в Минске последние три года.

— Если раньше люди, видя человека на инвалидной коляске, просто голову сворачивали, то теперь реагируют нормально. Часто помогают или спрашивают, чем помочь.

Так происходит, по словам Валентины, потому, что колясочники скооперировались, начали проводить совместные мероприятия и выезжать на улицы. К тому же в последнее время Валентине звонят из разных фирм, чтобы предложить работу членам ее организации.

— И они уже не предлагают, как раньше, скручивать какие-нибудь провода, а предлагают работу на компьютере. Очень приятно, что руководство этих фирм даже обучает инвалидов профессии, благодаря которой люди смогут зарабатывать на достойную жизнь.

Понимаете, мы не хотим быть иждивенцами.

kukhni_gapon_2

4 минских вопроса Валентине Гапон

— Какое здание или сооружение вы бы снесли в Минске в первую очередь?

— Если бы у меня была возможность, я бы не здание снесла, а горку возле моего дома.

— Кому бы вы поставили в Минске памятник?

— Не знаю. Скорее всего, никому. Вроде бы памятников у нас хватает.

— Кого вы считаете самым значимым минчанином?

— Машерова. Петр Миронович как-то больше болел за белорусов.

— Куда вы ведете в первую очередь иностранных гостей в Минске?

— В парк Горького или ботанический сад. Туда, где нам доступно.

TUT.BY / Станислав Шаршуков



There are no comments

Add yours


*