За закрытыми дверями: как жить в городе, если ты в инвалидной коляске

gorodskaya-sreda

Типичная панельная многоэтажка на Иркутском тракте. На первом этаже — прикрепленный к перилам откидной пандус. С другой стороны от лестницы — узкая дверь лифта. На полу — черные следы шин. На третьем этаже — такие же следы рядом с одной из дверей, она открыта, и из нее выезжает хозяин квартиры, Евгений Грехов. Мы отправляемся на прогулку по городу, чтобы узнать, насколько Томск комфортен для людей в инвалидных колясках.

«Это осталось от советских времен»

В 13 лет Евгений попал в аварию, его сбил мотоцикл. Евгений нажимает на кнопку вызова лифта, рассказывает:

«До этого у меня были проблемы со здоровьем, но незаметные: было тяжело бегать. После аварии самочувствие ухудшалось постепенно».

Евгений продолжал учиться в обычной школе, потом в строительном училище и в 25 лет стал пользоваться коляской. Все это время он жил с родителями, которые ему помогали.

Сейчас Евгению 45, родители умерли, и мужчина живет один. В квартире он передвигается на корточках, а коляску использует только на улице.

«Я ее не воспринимаю, как инвалидную, говорит Евгений, заезжая в дверь лифта, — это просто вид транспорта»

Коляска небольшая, но полностью занимает пространство.

Евгений объясняет: «Это осталось от советских времен: старые дома с маленькими лифтами и узкими подъездами. Тогда делали вид, что инвалидов нет».

982810fc75fe09c0ff9822d01bc85927

Мы спускаемся на первый этаж и оказываемся у лестницы, Евгений предупреждает:

«Сразу мы выйти не сможем. Пандус меня выручает, конечно, но мне нужен человек, который помогает его открыть, съехать-заехать. Однажды мне пришлось здесь ночевать, потому что я не мог попасть домой с улицы. Хорошо, что лето было».

Евгений считает, что решить эту проблему можно, если установить пологий съезд. Он обращался в управляющую компанию, но там сказали, «что не положено, что нужны подписи жильцов». Организовали собрание. Инициативу по созданию полого съезда не поддержали. На мой вопрос «Почему?» Евгений отвечает:

«Не все еще понимают, что пологий съезд помогает не только колясочникам, но и пожилым, и беременным женщинам, и людям с детскими колясками».

Ждать помощи долго не приходится. Двери подъезда открываются, входит мужчина с пакетом. Евгений кивает ему приветственно, спрашивает: «Поможешь?» Мужчина ставит пакет в сторону и спускает коляску.

de94c6989d19c2cef60cd8f944ead40e

После пандуса в подъезде следует спуск с крыльца. Его установила управляющая компания, но пользоваться им Евгений не мог из-за высокого угла подъема. Исправить ситуацию помогли рабочие, которые укладывали асфальт неподалеку — они принесли несколько ведер асфальта и сделали спуск пологим.

«Переходи как хочешь, хоть летай»

Мы спускаемся на тротуар, Евгений аккуратно объезжает лужи, управляя коляской с помощью небольшого рычажка.

«У меня коляска электрическая, объясняет он, — работает от аккумулятора, поэтому зависит от погодных условий. В такую прохладную погоду и в дождь она быстро разряжается. Чтобы ездить на большие расстояния, нужно постоянно подзаряжаться. На то, чтобы полностью зарядить коляску, уходит ночь. Поэтому о том, чтобы выехать зимой, и речи не идет».

9e2c22f79fd18e685b2cb5771f6834d2

Мы проезжаем мимо здания Управления ГИБДД. Раньше напротив него была зебра, но из-за большого количества аварий ее убрали. Теперь здесь находится парковка. Рядом есть подземный переход. Но пандусом, который там установлен, не могут воспользоваться ни инвалиды, ни мамы с детскими колясками.

«Нам говорят: «Пользуйтесь этим переходом», а как им воспользуешься? возмущается Евгений. — Да, там есть пандус, но такой крутой, что по нему спуститься невозможно. Вот и переходи как хочешь, хоть летай».

Чтобы доехать до следующей зебры, у коляски не хватит заряда. Поэтому он переезжает дорогу поперек потоку машин.

«Есть люди, которых это пугает, они не могут перейти дорогу. Но для меня это не в новинку. Ладно дорогу перейти, а если нет тротуара, где мне ехать? Только среди машин. Меня и ГАИ останавливают иногда. Я им говорю: «Давайте, я вам дам коляску, вы сами попробуете проехать». Вопросы на этом заканчиваются».

В этот раз служебный автомобиль проезжает мимо, не обращая на коляску внимания. А Евгений выезжает на дорогу, дождавшись, когда на первой полосе притормозит машина. Следующие уже сами выстраиваются в ряд.

6572d4e072861a18fd7fc80b27a2c55b

396c62bb2f476117f14b284d546db8ee

На другой стороне практически все оборудовано пологими пандусами. Евгению нужно в магазин, чтобы сделать ксерокопии. Мы движемся по аллее, от нее к магазинам ведут многочисленные дорожки, но все они заканчиваются слишком высоким для коляски бордюром. В конце аллеи бордюр чуть ниже, здесь можно проехать. Евгений приподнимает передние колеса, перескакивая ими через бордюр. Мимо проходит молодая мама с детской коляской, она проделывает ту же операцию. Евгений отмечает:

«Будь бордюр выше, у нее бы уже не хватило сил, чтобы самостоятельно затащить на него коляску с ребенком».

На подъезде к магазинам тротуар покрыт трещинами и выбоинами, полными дождевой воды. Евгений объезжает их и заезжает по пандусу в торговый центр. Внутри перемещаться на коляске можно только по первому этажу, на второй ведет лестница. Нужный Евгению «Копия-центр» находится на втором этаже, поэтому он просит меня подняться наверх и сделать копии.

ca030a21edfa16c0ccabdff943d49651

Проблем немало, но Евгений говорит, что в городе происходят положительные изменения.

«Лет пять назад было невозможно куда-либо попасть. Сейчас почти во все банки, аптеки и другие подобные учреждения можно спокойно заехать. В основном не оборудованы обычные дома. Я не смогу попасть к своим друзьям, если захочу».

«Вынужденные меры»

Когда я возвращаюсь, Евгений разговаривает по телефону со своей подругой Натальей Картушиной. Ей тоже нужно было сегодня на эту сторону дороги.

«Сейчас мне нужно забрать Наташку с той стороны улицы, говорит мужчина. — Она не может самостоятельно преодолеть подземный переход. В три года у нее обнаружили проблемы с суставами, болезнь прогрессировала. Наташа может ходить самостоятельно, но боль при ходьбе ограничивает движения, поэтому лестницы и пороги без пандусов, бордюры без понижения становятся препятствиями на пути».

Евгений еще раз переезжает через дорогу, мимо проносятся КАМАЗы и автобусы, я жмусь поближе к коляске, спрашиваю:

— И не страшно так каждый раз?

— Мне самому это не нравится. Но это вынужденные меры.

Дом Натальи расположен рядом с дорогой, у подъезда нас встречает ее сын Никита — семнадцатилетний юноша на электросамокате. Евгений подъезжает к самокату, осматривает его, спрашивает:

— Наташа вставала на него хоть раз? Ей руль подходит по росту?

— Мама руки вверх поднимает и достает.

bcaf366bdc29f11b1393808f6c39fd82

Самому Никите самокат чуть ниже пояса. Он катается вокруг нас, по парковке среди машин. Этот самокат Наталья купила, чтобы самостоятельно перемещаться на небольшие расстояния. Когда она выходит, Никита пытается уговорить ее прокатиться на самокате, но Наталья пока боится его осваивать:

«Я лучше по старинке».

Она встает на подножку позади коляски, Никита едет следом — он с маминым самокатом уже освоился.

«Через дорогу ты с нами не поедешь. Это опасно», говорит Наталья сыну.

Тот соглашается доехать до зебры. А мы стоим у дороги еще около пяти минут — машины не тормозят.

1870bca1eb0f8988a0ec9b69d0c97f13

f67b25e6a1170bc736dcbe1d52fc3519

 

На другой стороне, пока Наталья ходит по магазинам, Евгений показывает мне пример неправильного пандуса в одном из маленьких магазинчиков.

«Вот, посмотрите, я не понимаю, для чего это делают. Это не для доступности, а для галочки».

Он поясняет: чтобы добраться до этого пандуса, нужно преодолеть крыльцо высотой сантиметров в десять. Потом забраться на крутой пандус, который оторван от крыльца сантиметра на два, поэтому, если коляска все-таки сможет на него заехать, она тут же перевернется.

Рядом слышится шуршание шин по асфальту — Никита, наконец, добрался до этой стороны дороги. Он едет встречать маму, чтобы все-таки уговорить ее научиться управлять самокатом. Наталья соглашается встать на него, но ехать боится. Тогда Евгений объезжает самокат и подталкивает его колесами коляски:

«Если ты сама боишься, то будем так».

Наталья смеется и все же нажимает на газ.

«Вот, вот, молодец, поддерживает ее Евгений, — а теперь тормози. И снова вперед, потихонечку. Сильно не надо газовать».

c5b7325272a0fb90e10320aeb03303fc

6b469d308bc43457bfd62eecfdccf016

Наталья проезжает несколько метров, улыбается, сжимает руль, переднее колесо виляет по разбитой дороге, навстречу идет поток людей, женщина останавливается — пока ей сложно лавировать. Никита встает позади матери, берет управление на себя. Он обещает быть осторожным и уезжает под испуганные крики Натальи — она кричит, и смеется, и жмурится от ветра в лицо. Евгений едет следом — кто-то должен следить за безопасностью.

Текст и фото: Екатерина Погудина

Источник: http://sibterra.info



There are no comments

Add yours


*