К 8 марта: он, она и инвалидная коляска. Реальные истории любви

Безымянный

Тему этого материала подсказали читатели, отметившие, что в февральской подборке «Это любовь! Пять фотоснимков, которые возвращают веру в настоящие чувства» нет ни одной любимой женщины с инвалидностью.

Исправляемся: сегодня будем говорить только о женщинах.

Татьяна Тимофиюк: «Дима ездил на наши свидания за 500 км»

Татьяна и Дмитрий Тимофеюк

Татьяна и Дмитрий Тимофеюк

Татьяна живет в украинском городе Мироновка, растит полугодовалого малыша и задумывается о профессиональной реализации: три года назад она окончила Херсонский университет. Все, как у всех, за исключением инвалидной коляски.

– Познакомились мы с мужем через общую подругу, причем ни он, ни я с ней на тот момент в реале не виделись, общались лишь по телефону. Она рассказала Диме обо мне, его заинтересовала моя личность, и долго думая (как потом признался), муж решил написать сообщение на мою страничку Вконтакте.

Дмитрий говорит, сначала его заинтересовал тот факт, что девушка верит в Бога и учится на психолога, то есть совмещает религиозные и научные взгляды на жизнь. А потом понравился Татьянин ум, позитивный настрой и «улыбчивость по телефону».

– То, первое письмо, было с философскими вопросами, поэтому я ответила, не особо ожидая, что диалог продолжится, – продолжает Татьяна. – Переписывались месяц или два, потом созвонились… и проговорили полночи. Так потом часто бывало: нам всегда было, о чем поговорить. Легко и просто. Как-то в разговоре я полушутя пригласила Диму в гости, к нам на Черное море. Но он сказал, что любит горы. Я подумала: «Ах, так… ну и езжай к своим горам, больше не буду приглашать».
Потом у меня началась учеба, потом переезд в другой регион Украины… Периодически, конечно, созванивались.

Но судьба явно не хотела нашей разлуки: все-таки через год Дима приехал ко мне в гости, на Черное море. А еще через год мы поженились. Сейчас живем отдельно от родителей, до моих родных 500 км. Снимаем квартиру, растим Тимошку.
Трудности? Ну, одна из них – расстояние. Когда мы встречались, Дима каждый месяц ездил туда и обратно за 500 км. Когда мы поженились и решили жить в Димином городе, мои родители были против. Пришлось почти сбежать.

Бытовых проблем у нас как-то не было. То, что я не могу, Дима делает. Когда появился Тимошка, посложнее стало, но, слава Богу, справляемся. Иногда приезжает Димина мама – посидеть с Тимошкой, пока мы куда-нибудь выберемся.
***

Почему судьба усаживает в коляску? Думаю, что ответ на этот вопрос не столь важен. Ничто не бывает случайным: когда-то мы узнаем все ответы. Но я вижу одно из преимуществ этого состояния: таким образом человеку дается возможность найти настоящее.

Настоящих друзей, которые не смотрят на твое физическое состояние; настоящую любовь, которая сможет преодолеть многое, и то, что кому-то будет казаться трудным, тяжелым, неудобным, для нее не будет не только помехой, но даже темой для обсуждения. Это возможность создать свой многогранный, не похожий на других, внутренний мир, быть уникальным.

Хотелось бы вырастить Тимофея хорошим, всесторонне развитым человеком. И до глубокой старости сохранить когда-то объединившие нас чувства.

Ирина Ранинен: «Проблемы, от которых рассыпаются здоровые семьи, нас тоже не обошли»

Ирина и Андрей

Ирина и Андрей

Сыну Ирины и Андрея Пашке уже шесть лет. Но поженились его родители только минувшим летом – перед отъездом из Соснового Бора, что под Санкт-Петербургом, в Финляндию.

– Нам всегда сложно рассказывать о знакомстве, так как, чтобы о нем рассказать, надо упомянуть тот факт, что мы троюродные брат и сестра, – говорит Ирина. – В этом месте обычно начинаются жаркие споры: правильно это или неправильно.

Вот и наши родственники спорили, вся родня разделилась на два враждующих лагеря. Это сейчас, спустя много лет, все улеглось, и последние упорствующие сдались. Кстати, троюродных даже венчают, как сказала еще одна наша троюродная сестра, посоветовавшись с батюшкой.

А еще у нас разный отсчет начала отношений. Когда спрашивают, сколько мы вместе, отвечаем хором, но по-разному: Андрей говорит, что 10 лет, я – 7.

До 17 лет мы виделись один раз детьми, жутко дрались. Я до сих пор ему припоминаю щипки за нос и мою первую игрушку из киндер-сюрприза, которую меня заставили поменять на ту, которая попалась ему, так как он собирал коллекцию. А он смеется, что теперь она все равно общая (да, она до сих пор лежит в игрушках нашего сына).

Но вернемся к 17 годам: встретились, и увидели друг друга по-другому, оба до мельчайших деталей помним этот момент на перроне. Потом был мой с мамой сложный переезд в их город, но ехали не из-за Андрея, а из-за больших возможностей. А через месяц после переезда я сказала, что расстаемся.

Для меня тогда был тяжелый период: без интернета, без друзей в новом городе, а он гулял с друзьями и на мои обиды не реагировал. И на известие о расставании не отреагировал, пока у меня не появился новый молодой человек. А потом три года носил мне цветы и выслушивал мои рыдания на его плече по поводу отношений с бойфрендами.

Ну, в итоге я все-таки вернулась, и в данный момент не жалею об этом. Хотя после возвращения было много еще сложностей: и сопротивление родственников, и появление и болезнь ребенка – проблемы, которые не выдерживают многие здоровые семьи, нас тоже стороной не обошли.

У нас всегда выходило, что как только мы пытаемся расстаться насовсем, всплывают какие-то новые ситуации – сложные, но в итоге опять объединяющие нас. Болезнь ребенка стала одной из них. Она была громом среди ясного неба, ведь мы делали генетические анализы, и ничто не предвещало беды.

Оказалось, искали не то, что следовало: у нас с сыном разные диагнозы. У меня миопатия, у него спинальная амиотрофия. Ни одному из трех генетиков, с которыми мы общались, такой расклад и в голову не мог прийти, как и нам. Помню, в роддоме еще невролог пошутил: «Молния в одну воронку дважды не бьет». Я теперь эту фразу продолжаю: «…но бьет рядом».

В общем, перед этим известием мы в очередной раз разбежались – с криками, чемоданами и подругой, готовой утешить моего мужа. А потом врачи, общие дела, и опять оттаяли.

***

Ирина не скрывает, что главной причиной переезда стали открывающиеся перед Пашкой возможности: сын впервые за свои 6 лет пошел в садик, а в августе пойдет в обычную школу. В России он мог рассчитывать только на дистанционное обучение.

– Таким детям предоставляется электроколяска и индивидуальный помощник на все время учебы, – рассказывает Ирина. – Не все школы одинаково хорошо приспособлены, но в нашем городке, например, на десять тысяч населения пять начальных школ. Две из них полностью приспособлены для учеников в колясках, еще две доступны, но есть сложные моменты – где-то дверь узковата или лишний порог. И только одна школа не удобна для перемещения в коляске. Здесь это в порядке вещей: во всех детских книжках, где речь идет о школе или садике, на картинках обязательно найдешь ребенка в коляске, китайца и африканца.

Поженились мы летом. Если бы не переезд, то, наверное, так бы и жили в гражданском браке. Два раза переписывали заявление в ЗАГСе – сначала на не торжественную, а потом на торжественную регистрацию. В общем, все у нас не как у всех получается.

Валентина Васильева: «Было у меня и белое платье, и выкуп невесты»

Валентина и Владимир Васильевы

Валентина и Владимир Васильевы

Валентину Васильеву из Карачева (Брянская область) жители разных городов знают как талантливого художника: ее картины после выставок уезжают в Москву, Санкт-Петербург; несколько работ нашли своих ценителей в Германии и Испании. С мужем Валентина познакомилась без участия живописи – благодаря интернету.

– В день знакомства мы переписывались до пяти утра, а через месяц Владимир приехал в гости. Он москвич, тогда работал охранником. Приехал, и как-то сразу стал своим: всем подарки привез, компьютер настроил…

Отец, правда, пальцем у виска покрутил: «Ты в Москве не мог себе девушку найти?» Мама объясняла, что мне нужна помощь в элементарных вещах, даже помочь повернуться на постели. Володя на все доводы отвечал: «Люблю!», и в феврале 2009 года мы поженились. Было у меня и белое платье, и выкуп невесты, хотя расписывались мы дома: с моим заболеванием желательно избегать простуд.

Сейчас Володя в Москве: исполнил свою детскую мечту, работает водителем трамвая. Два раза в месяц, по выходным, приезжает к нам. Хотелось бы жить вместе, но в Карачеве для него не нашлось работы.

Я могу сказать про себя: муж носит на руках. Однажды на пятый этаж поднял. В другой раз спас, когда надо было срочно делать операцию, а наши врачи не видели в этом необходимости. Муж приехал, понял, что я в критическом состоянии, и немедленно отвез в московскую клинику. Там сразу прооперировали. Мы с ним съездили и на Черное море, и в Питер, в разных монастырях побывали, у друзей в Беларуси…

***

Женщины, которые передвигаются на колясках, нуждаются не только в том, чтобы любимые мужчины носили их на руках. Нам нужны пандусы, подъемники, электроколяски, чтобы жить, как все, и не быть обузой для своих близких. Моя сестра трагически погибла, у отца своя жизнь, а маме уже 73 года. Ей трудно за мной ухаживать.

Полгода назад я увидела электрическую кресло-коляску с вертикализатором Dragon, в ней человек с ослабленными мышцами может стоять на ногах. Цена – 325 тысяч рублей плюс доставка из Москвы. Мы начали сбор денег в интернете, мама обращалась во многие инстанции, в конце концов это оборудование мне выдали бесплатно. Теперь я могу самостоятельно выезжать на улицу. Мечтаю и собираю деньги о динамическом параподиуме, подъемнике и других составляющих моей независимости.

 



There are 2 comments

Add yours
  1. рушания

    я из лениногоорска инваалид 1 группы а мой друг здоровыи молодои человек я очень радо что он сомной


Post a new comment


*