За последние 5 лет в Беларуси практически не изменилось личное восприятие людей с инвалидностью

shutterstock_81311647-1024×683

Офис по правам людей с инвалидностью представил два социологических исследования: изменение общественного мнения по различным аспектам проблематики инвалидности и изменение темы инвалидности в СМИ.

Исследование НИСЭПИ «Динамика общественного мнения по различным аспектам проблематики инвалидности в Беларуси – 2011-2016 год», проведенное по заказу Офиса по правам людей с инвалидностью, отмечает, что 8 лет подготовки к подписанию в сентябре 2015-го года Конвенции о правах инвалидов принесли «хоть и не столь масштабные, как хотелось бы, но ощутимые результаты: если в 2011-м году только 22,5% опрошенных отвечали, что они слышали о существовании Конвенции о правах инвалидов, то в 2012-м таковых было уже 28%, а в марте 2016-го уже более трети респондентов (34,1%) ответили утвердительно на этот вопрос». Анализ данных показывает четкое влияние уровня образования на уровень знаний о Конвенции. Так, если среди респондентов с начальным и неполным средним образованием только пятая часть что-то слышала о Конвенции (20-22%), то в группе с высшим образованием – почти половина (46,3%)».

Различается уровень информированности о Конвенции и в зависимости от типа населенного пункта, в котором проживают респонденты – самый высокий уровень информированности продемонстрировали жители областных центров, немного ниже – жители больших и малых городов. Ожидаемо меньше о Конвенции знают жители сельских поселений, но неожиданно их уровень информированности оказался одинаков со столицей – менее трети минчан отвечают, что они слышали о существовании этого документа.

Последний замер, проведенный в марте этого года, показал достаточно сильные изменения в общественном мнении по поводу проблем, с которыми сталкиваются люди с инвалидностью. Если в 2011-2012 году оценки уровня дискриминации людей с инвалидностью в разных сферах – материального обеспечения, образования, трудоустройства, досуга, оставались на одном уровне, то последний опрос показал довольно существенное изменение этих оценок. Они по-прежнему достаточно критичны: почти 60% опрошенных считают, что люди с инвалидностью чаще других сталкиваются с неравным унижающим обращением, около двух третей (64-66%) отмечают, что существует также неравенство в сфере получения образования, доступа к инфраструктуре досуга, материальной обеспеченности. Наиболее дискриминационной, для людей с инвалидностью, по мнению беларусских граждан, является сфера трудоустройства: 72,7% опрошенных считают, что люди с инвалидностью чаще сталкиваются со сложностями в этой сфере, чем люди без инвалидности. Однако, как отмечается в исследования, если сравнивать эти данные с данными 2011-2012 годов, то за исключением сферы образования, по всем пунктам заметно существенное (в районе 10%) уменьшение доли людей, которые считают, что люди с инвалидностью подвергаются дискриминации.

Позитивная динамика общественного мнения по поводу актуальности проблем, которые возникают у людей с инвалидностью, безусловно, свидетельствует о неких изменениях. Однако ограничения исследовательского метода не позволяют оценить, с чем связаны эти изменения в представлениях беларусов – с реальными изменениями в повседневной жизни, которые они наблюдают, или с активизацией в последние годы информационной политики государственных и негосударственных организаций, направленной на трансляцию успешных кейсов, создание позитивного образа человека с инвалидностью, который способен в нашей стране решить проблемы с образованием, трудоустройством, обеспечением себе достойного материального и культурного уровня жизни. Нельзя исключить и влияние других, более общих, факторов: в ситуации экономического кризиса, обостряющегося начиная с осени прошлого года, материальные затруднения и проблемы трудоустройства становятся все более актуальными для широкого круга людей. Ситуация людей с инвалидностью воспринимается на фоне ухудшения ситуации в Беларуси в целом, возможно, именно с этим связан такой неожиданный эффект в общественном мнении. Особенно это связано с уровнем материального достатка и трудоустройством – когда количество людей, испытывающих проблемы в этих сферах, растет на глазах, люди с инвалидностью «уравниваются» со всеми остальными по степени испытываемых ими проблем.

Менее всего изменились представления беларусов о свободе доступа людей с инвалидностью к образованию. Результаты ответов показывают, что эта сфера остается одной из наиболее проблемных. Так, за последние 5 лет не в лучшую сторону изменились установки беларусов по отношению к инклюзивному образованию. Довольно существенное падение степени принятия совместного обучения детей с инвалидностью и без инвалидности было зафиксировано еще в 2012 году, и, как показывает последнее исследование, к настоящему моменту ситуация не улучшилась.

Доля беларусов, которые считают более предпочтительной стратегию обеспечения равных условий для людей с инвалидностью, по-прежнему существенно выше, чем доля тех, кто разделяет патерналистские установки и изоляционистский подход. Однако динамика этих показателей весьма неутешительная.

Отсутствие глубоких изменений в отношении общества к людям с инвалидностью показывает и динамика (а вернее, практически полное ее отсутствие) уровня личностной дистанции по отношению к людям с инвалидностью. По-прежнему только половина респондентов считает приемлемым для себя лично наиболее легкий и не обязывающий тип отношений – соседские, лишь около четверти не имеет ничего против рабочих отношений, и менее одной десятой рассматривают как возможную гипотетическую перспективу брак с человеком с инвалидностью.

Около трети респондентов мысленно исключают человека с инвалидностью из сфер, которые требуют активности, ответственности, самостоятельности, и почти такая же доля готова доверять политические роли людям с инвалидностью только в том случае, если они «на голову выше» всех остальных. Возможно, частично это связано и с тем, что беларусы знают о барьерности среды, и понимают, что выполнение определенных функций для человека с инвалидностью осложнено большим количеством физических и социокультурных барьеров. Однако против такого рационалистического объяснения говорит тот факт, что наиболее стигматизированной группой в данном отношении выступают люди «с заметными формами инвалидности»: только 19,2% респондентов в 2011-м году и 12,8% в 2015-м готовы были бы рассматривать такого кандидата наравне с другими. Очевидно, что столь расплывчато сформулированная категория ничего не говорит о реальной возможности человека выполнять сложные обязанности, и ответы респондентов отражают именно неприятие, боязнь, нежелание впускать тему инвалидности в свою жизнь.

Итак, единственным устойчивым изменением в общественном мнении по отношению к теме инвалидности стал рост информированности беларусов о Конвенции о правах инвалидов. При этом За последние 5 лет на уровне массового сознания практически не изменилось личное восприятие людей с инвалидностью, трансформация стереотипов в отношении этой группы идет очень медленно. Люди с инвалидностью, по мнению большинства беларусов, сталкиваются с проблемами во всех основных сферах жизни чаще, чем другие. Однако за последние пять лет доля тех, кто так считает, снизилась, что может свидетельствовать о позитивной динамике в отдельных областях, таких как культура обращения с людьми с инвалидностью, доступ к инфраструктуре досуга и развлечений. Наиболее проблемной по-прежнему остается область, связанная с реализацией одного из основных прав человека – трудовая занятость. Еще одна проблемная сфера, в которой общественным мнением отмечается наименьшая позитивная динамика – это образование. Наиболее тревожным выглядит тот факт, что за последние пять лет идеи инклюзивности, интеграции людей с инвалидностью во все сферы общественной жизни не только не получили более широкого распространения, но и напротив, начинают отступать перед консервативным изоляционистским подходом, который предполагает геттоизацию данной группы (иногда из безусловно благородных побуждений).

Исследование «Изменение проблемного поля темы инвалидности в информационном пространстве Республики Беларусь в 2011-2015 годах», проведенное независимыми социологами по инициативе Офиса по правам людей с инвалидностью в феврале – апреле 2016 года, ставило следующие задачи: определить долю публикаций по теме инвалидности среди всех публикаций крупных печатных и интернет СМИ Беларуси; проследить динамику публикаций по теме инвалидности в крупных печатных и интернет СМИ Беларуси; оценить представленность в информационном пространстве позиций различных групп интересов, высказывающихся по теме инвалидности; проанализировать категории, связанные с темой инвалидности, которые используют в своих высказываниях различные группы интересов; классифицировать контексты, в которых освещаются в СМИ события, связанные с темой инвалидности.

Для изучения были отобраны 5 самых популярных текстовых СМИ в Беларуси (по данным социологической лаборатории «Новак»): газеты «СБ. Беларусь сегодня», «КП. Комсомольская правда в Беларуси», «АиФ. Аргументы и Факты» и интернет-порталы tut.by и onliner.by.

Доля публикаций по теме инвалидности находится, в среднем, на уровне 2% от всех публикаций. В 2011-2015 гг. доля всех публикаций по теме несколько снизилась: с 2% до 1,8%, однако доля публикации, весь текст которых посвящен теме инвалидности, выросла с 1,1% до 1,5%. Хотя всех публикаций по теме инвалидности стало меньше, публикаций полностью посвященных теме инвалидности стало больше. Таким образом, можно говорить о том, что внимание СМИ к теме инвалидности постепенно становится более сфокусированным. В газетах публикации по теме инвалидности появляются чаще, чем на сайтах. Предположительно, это связано с тем, что на сайтах в целом появляется больше материалов – они не ограничены количеством полос, и генерировать контент по другим темам проще, чем по теме инвалидности. Так, 435 публикаций по теме инвалидности, зафиксированных на сайте tut.by, составляют лишь 1,4% от всех публикаций на сайте, в то время как 369 публикаций в «СБ. Беларусь Сегодня» составляют 2,8% от всех публикаций в газете.

Чаще всего в СМИ пишут по теме инвалидности без уточнения заболевания или типа нарушения, используя общие категории «инвалидность/ инвалид/ человек с инвалидностью» (31%). Однако единого подхода здесь не наблюдается. Например, АиФ и (в меньшей степени) onliner.by обычно пишут об инвалидности без уточнения заболевания, тогда как КП и (в меньшей степени) tut.by чаще посвящают публикации определенному заболеванию или указывают форму инвалидности человека. В среднем чуть больше четверти всех статей об инвалидности связаны с темой онкологии, хотя и здесь есть различия: в АиФ эта тема встречается в два раза реже, чем в остальных СМИ.

Наиболее часто в СМИ освещаются темы, связанные с онкологическими заболеваниями (26%), детским церебральным параличом (5%), нарушением органов зрения (4%), на долю сообщений о ментальной инвалидности приходится 5% от объема всех публикаций. В графу «другое» отнесены единичные сообщения о людях с аутизмом, синдромом Дауна, другими заболеваниями, поскольку такие сообщения малочисленны и являются статистически не значимыми.

60% всех публикаций, связанных с темой инвалидности, приходится на три жанра: новость (29%), репортаж (19%) и аналитическая статья (11%).

Больше всего публикаций по теме инвалидности появляется в рубриках благотворительности, конкретные названия рубрик связаны или с надеждой («Адрес надежды»), или христианскими добродетелями («Будем милосердными», «Отдел добрых дел») или с призывом к активному действию («Ты можешь им помочь»). Вторая по популярности рубрика, в которой могут возникнуть публикации ТИ – «Общество» (14%), затем следует рубрика «Здоровье» (11%). Публикации в других рубриках не превышают 10%; наибольшая доля (9%) среди них у рубрик типа «Картина дня» («Сей день», «Новости дня»), в которых публикуются актуальные новости, в том числе пресс-релизы и другая официальная информация.

Причины, риски, профилактика, а также методы лечения заболеваний и нарушений здоровья – тема инвалидности, которой СМИ уделяют наибольшее внимание. Особенно широко эта тема освещалась в 2013-2014 гг., когда доля, занимаемая ею в информационном пространстве, достигала 30%. Однако в 2015 году можно наблюдать, как фокус внимания смещается на тему медицинской реабилитации: теперь в центре внимания находится не само заболевание, а пациент, что несомненно можно считать положительным сдвигом в эволюции медицинского дискурса.

Доля высказываний о безбарьерной среде в 2011-2015 годах снизилась с 23% до 17%, а об отношении общества – с 8% до 5%. Однако намечается тенденция увеличения доли высказываний по тем темам социального дискурса, в которых возможно развитие и усиление правозащитного контекста.

О феномене стигматизации чаще, чем остальные группы интересов, говорят журналисты (38%), представители медицинских учреждений (14%), родственники людей с инвалидностью (9%), сами люди с инвалидностью (8%), некоммерческие организации (5%). Чиновники фактически не уделяют данной проблеме внимания (1%). Тема стигматизации чаще всего актуализируется, когда говорят об отношении общества к людям с инвалидностью (47%), что неслучайно, так как именно стереотипные установки общества уменьшают шансы человека на полноценную жизнь, затрудняют или делают невозможным доступ к социальным ресурсам. О проблеме существования стигматизации инвалидности также говорят при обсуждении темы заболевания и нарушения здоровья (16%), так как наличие того или иного заболевания или функционального нарушения оказывает огромное влияние на условия возникновения стигмы. Следует отметить, что наличие предрассудков и стереотипных установок у общества нередко приводит к дискриминации людей с инвалидностью в образовательных, трудовых отношениях. Данной проблеме посвящено 7% от всех высказываний. Также проблема стигматизации поднимается в рамках таких тем, как рождение и воспитание детей с инвалидностью (6%), доступность (4%), интернаты (2%), рождение и воспитание детей людьми с инвалидностью (2%), создание семьи людьми с инвалидностью (2%).

Журналисты чаще, чем остальные группы интересов, используют некорректные категории в своих сообщениях (38%). Кроме того, довольно часто стигматизирующие названия заболеваний и людей с инвалидностью используют представители медицинских учреждений (31%). Следует отметить, что чиновники и представители некоммерческих организаций сравнительно редко используют в своей речи номинации, которые несут стереотипные установки (13 % и 14% соответственно). В 85% случаев чиновники используют приемлемые категории, самой распространенной из них является термин «инвалид». Хотя номинация «инвалид» иллюстрирует медицинский дискурс и приравнивает личность человека к его заболеванию использование данного термина в официальной риторике представителей власти оправдано, так как данное понятие закреплено в нормативных документах Республики Беларусь. Иная картина наблюдается в отношении некоммерческих организаций. Хотя доля приемлемых высказываний такая же, как и у представителей органов власти, однако общественные и правозащитные организации делают акцент на личности человека, а не на его заболевании, используя такие выражения как «люди с инвалидностью», люди с ДЦП/ аутизмом/ нарушением зрения» значительно чаще, чем категорию «инвалид». Доля стигматизирующих высказываний людей с инвалидностью и их родственников находится примерно на одном уровне – 20% и 24% соответственно. Следует отметить, что наиболее распространенными стигматизирующими высказываниями среди всех групп интересов является «рак» (34%), «люди с ограниченными возможностями» (10%), «колясочники» (7%). По мнению психологов, слово «рак» является более отталкивающим и пугающим по сравнению с термином «онкология». Однако, данное название активно использовалось в сообщениях средств массовой информации на протяжении пяти лет. Часто людей с инвалидностью называют «люди с ограниченными возможностями». Хотя в данной речевой конструкции присутствует субъект, однако она несет в себе стереотипную установку, что люди, имеющие какие-либо нарушения здоровья, ограничены в своих возможностях, то есть ограничение несет само заболевание, а не сложившаяся форма общественных отношений, которая не учитывает интересы людей с инвалидностью. Положительные изменения связаны с употреблением категории «больные калеки», которая, по сути своей, является оскорбительной и может быть отнесена к риторике ненависти (языку вражды). Если в 2011 -2013 гг. употребление данной категории находилось стабильно на уровне 1%, то, начиная с 2014 года, данное словосочетание не встречается в анализируемых СМИ. Также, начиная с 2014 года, в сообщениях СМИ не используется категории «больной ДЦП/аутизмом/синдромом Дауна» и «умственно отсталые», которые характерны для медицинского дискурса. Однако употребление других стигматизирующих категорий, делающих акцент на болезни, страданиях и беспомощности человека, таких как «страдающий ДЦП/ аутизмом/синдромом Дауна» и «прикованный к коляске/инвалидному креслу», остается в среднем на неизменном уровне (2% и 1% соответственно). В 2013 году зафиксировано появление новой номинации ЛСИ – «физически ослабленные лица» (1%). Данный речевой конструкт не только несет стереотипные установки, но и размывает границы в понимании различий и потребностей некоторых социальных групп, таких как люди с инвалидностью, дети, пожилые люди.

Исследователи дают ряд рекомендаций:

1. Следует воспользоваться открывшимся после подписания Конвенции ООН по правам инвалидов окном возможностей для повышения качества материалов о людях с инвалидностью. Можно рассматривать 2% публикаций по ТИ как норму, но способствовать тому, чтобы в данных публикациях тема инвалидности освещалась корректно и в соответствии с правозащитным духом Конвенции. Такие жанры как репортаж или аналитическая статья (на которые приходится треть публикаций по ТИ) по умолчанию предполагают место для комментариев экспертов, поэтому некоммерческим организациям рекомендуется проявлять инициативу во взаимодействии со СМИ, предлагать новые актуальные темы, обсуждать сенситивные аспекты подачи материала. Однако представителям НКО, как и журналистам, необходимо внимательно работать над риторикой высказывания, исключая стигматизирующие и некорректные выражения и термины.

2. По собственной инициативе журналисты стабильно будут писать только о нарушениях здоровья и о вызывающих широкий резонанс историях. Повестку доступности, социальной инклюзии, критики стигматизации и дискриминации вынуждены поддерживать люди с инвалидностью, их родственники и НКО. Важно, чтобы информационные поводы для поддержки этой повестки производились регулярно, а не несколько раз в год. Кроме того, представители НКО и другие заинтересованные в правозащитном дискурсе субъекты должны стремиться выступать в роли легитимных экспертов по всем резонансным делам, касающимся людей с инвалидностью.

3. Представителям НКО в общении с журналистами нужно больше говорить об ЛСИ как субъектах политики, а не объектах и стараться предлагать пути решения обсуждаемой проблемы не реже, чем говорить о препятствиях, мешающих решению проблемы.

4. Поскольку о людях с инвалидностью пишут как о социальном меньшинстве, которое нуждается в заботе, сочувствии и «особых» правах, представителям НКО рекомендуется более отчетливо и настойчиво продвигать тезис о том, что тема инвалидности должна осознаваться в контексте проблемы соблюдения прав человека. Естественная площадка в СМИ для этого – комментарии к репортажам и участие в дискуссиях.

5. В беларусском информационном пространстве некоторые стигматизирующие выражения ещё не опознаются как стигматизирующие, поэтому рекомендуется проводить тренинги для журналистов и редакторов СМИ, рассказывая о многообразии тем и проблем социальной группы ЛСИ, предлагая методы работы с материалом, чтобы заглянуть глубже стандартных журналистских клише и доминирующих в обществе стереотипов.

6. При подготовке тренингов необходимо сделать акцент на решении следующих проблем, которые часто встречаются в беларусских СМИ при репрезентации темы инвалидности:

a. Беларусские СМИ конструируют образ людей с инвалидностью исходя из двух крайних позиций – ЛСИ представляются либо как слабые, нуждающиеся в опеке люди, либо как герои, способные преодолеть сложные жизненные обстоятельства. При освещении темы инвалидности необходимо показывать людей в обычных жизненных ситуациях. Обычная жизнь человека – успехи в профессиональной и личной сфере должны репрезентироваться как норма, а не позитивная девиация.

b. В криминальной хронике, в сообщениях о ДТП журналисты упоминают о том, что человек имеет инвалидность, даже если к анализу темы данный факт не имеет отношения. Например, в выборку настоящего исследования попала статья «Однорукий водитель сбил двух женщин на переходе». По содержанию становится понятно, что врожденная ампутация руки героя статьи не является причиной правонарушения, однако подобные заголовки закрепляют в обществе стереотипное представление о том, что люди с инвалидностью не могут хорошо водит машину и представляют опасность на дороге. Таким образом, для того, снизить уровень стигматизации в отношении людей с инвалидностью, необходимо объяснить журналистам, что упоминать инвалидность человека нужно только в тех ситуациях, где это оправдано содержанием материала.

c. Основная проблема материалов, посвященных теме инвалидности, заключается в том, многие социально-правовые проблемы освещаются в рамках медицинского дискурса, с акцентом на заболевании человека. При разработке тренингов необходимо сделать акцент на объяснении медицинской, социальной и правозащитной модели. При этом, следует отметить, что простого информирования недостаточно, необходимо разработать ряд упражнений для закрепления полученных знаний (работа с кейсами других журналистов, задания на выделения индикаторов, характеризующих каждую из трех моделей, написание небольшой заметки в рамках определенного дискурса).

http://eurobelarus.info/



There are no comments

Add yours


*