Вперед и всегда с песней!

Алёна3

Она не замечает барьеров, в памяти оставляет только доброжелательные взгляды и в сложных ситуациях напевает что-нибудь про себя. Не я первая называю мою собеседницу светлой. Но действительно светлая, позитивная, излучающая. И она, и ее мама. Алена, вся ее семья прошла испытание болезнью, хотя инвалидная коляска и спастика останутся с ней навсегда. Прошла. Потому что в Алениной улыбке ни капельки не слышна ее боль. На Международном фестивале творчества инвалидов «Витебск-2015» выступавшую от социального учреждения «Инвацентр» Алену Гук отметили дипломом «за волю к победе». На первой ее большой песенной сцене. Беседуя, стремимся к музыке, вместе ищем истоки ее оптимизма и узнаем опыт жизни с инвалидностью Алены Гук. В чем-то, скажу вам, уникальный…

«Старый клен»

Я предложила Алене как человеку музыкальному такое задание: подобрать к тем людям или явлениям, которые я назову, песню или мелодию. И вот первая ассоциация.

– С этой песней я приехала в Витебск. И ее можно ассоциировать с моим песенным творчеством. Я по жизни оптимист. Но когда пела, почему-то многие плакали, – удивляется Алена. Так вот действует на них ее лирический образ и тонкий летящий голос.

Утонченный образ помогла найти преподаватель по вокалу из Инвацентра Яна Аланини, с которой Алена занимается последний год. Так сбывается ее мечта о профессиональных занятиях пением и о большой сцене. Преподаватель Алену хвалит – и как старательную ученицу, и как творческого человека. И этот год оказался самым насыщенным: Алену стали звать на мероприятия и конкурсы с песней. И вообще, скорее бы каникулы кончились!

Алёна4

На столе «говорящая» чашка: с одной стороны фотография Марины Девятовой, с другой – уругвайской актрисы и певицы Натальи Орейро. Две любимицы.

– Да, именно они повлияли на меня. Марина Девятова… Вроде как звезда, собирает полные залы, но она человек простой, у нее нет звездной болезни, и в каждую песню душу вкладывает – это видно. Это мне в ней очень нравится. Меня влечет открытость, искренность, честность, люблю людей с чувством юмора. Мне в жизни таких людей много попадается, – потому что Алена сама к этому располагает, отмечаю я.

– На сцене с микрофоном – это мое. Когда пела на гала-концерте в Витебске, смотрела в одну точку – иначе боюсь растеряться, а когда увидела, сколько людей от города мастеров, с улицы подошли, так воодушевилась! Игорь Лученок пританцовывал сидя, – подмигивает Алена. – А потом от прохожих слышала: ой, смотри, эта девочка пела! Просто душа раскрывается в песне.

Алёна1

Приятно, когда тебя узнают по твоему выступлению!

На столе отмечаю вышивку, браслетики из резинок – это все Аленины увлечения в свободное время. Нормальные девичьи увлечения, как положено! Только у Алены почти не работает левая рука.

«Необыкновенная, ласковая, нежная…»

Мама, ну конечно же. Эту песню в дуэте с Русланом Алехно – «минусовки» не было – Алена подарила маме на день рождения. Та, которая всегда рядом, поддерживает во всех начинаниях, таскает тяжеленную коляску. Которая воспитала дочь оптимистичной, смелой.

– Однажды пошли на рынок, и там продавщица апельсинкой ее угостила и сказала «выздоравливай». И Алена не поняла почему: «Разве я больная?» – «Алена, это она имела в виду ножки твои». – «А-а-а! Я думала, с чего она взяла…» Она даже не чувствовала, что что-то не то… Так мы ее воспитывали. У меня еще сын старший, у нас разницы не было в воспитании одного и второго. У меня мама была инвалид, на коляске – рано получила инсульт, я с бабушкой все время в одной комнате жила, у нее была группа инвалидности – у меня всегда отношение было одинаковое.

Но сколько, порой, мама переживала болезненного и несправедливого.

– Однажды в пединституте проходил творческий конкурс для людей с инвалидностью. Алена была всего в классе 5-6. Когда мы затащили на второй этаж коляску, услышали от преподавателей: «Вы что, с ума сошли, нам сюда колясочницу приперли!» Преподаватели. Алена там победила. Но на гала-концерт ее все равно не пустили.

Всякое бывало. Но не приставало, разбиваясь о вдохновение своим ребенком, о вдохновение жить. Я думаю, что у Алены Гук очень крепкая материнская защита.

Мама училась вместе с Аленой в пединституте. На заочном, к сожалению – безбарьерка. Мама за Алену писала конспекты: девушка из-за спастики рук писать быстро не может. И Алене было легко учиться. Добросовестно и с удовольствием приезжали на каждую лекцию – лишь раз пропустили: из-за сильного снегопада.

– Мне очень нравилась моя группа, – улыбается Алена. На каком-нибудь конкурсе обаяния я бы присудила ей титул «Мисс Улыбка». – Не сильно я там выделялась, все относились как к равной. Конечно, благодаря институту я научилась видеть качества людей. Но после института я поняла: чтобы быть хорошим психологом, нужно ходить, везде и всюду. И как психолога меня бы дети вряд ли приняли. А родители так точно.

«My heart will go on» (из к/ф «Титаник»)

Инвалидность. Судьба, барьер, преодоление – для Алены все вместе.

Куда ни глянь – все возможности для Алены связаны с интернетом. Хотя она дома не сидит. Пока есть силы, помощь и поддержка, барьеры легче преодолевать, чем ждать их понижения. Одолели миссию «добиться пандуса», через письма в Мингорисполком и фирменный бетонный скат по ступенькам прошли – как без этого, а бордюр снизить перед ним – уже задача, которую ЖЭСу почему-то решить сложно. И так всюду.

– Вот вчера в город выезжали. Сейчас полегче, уже транспорта нормального много. Ждем транспорт без ступенек. Особенно как ехать в Инвацентр – приходится ждать 65-го автобуса, который ходит раз в 40 минут. А на метро никак, на нашей станции сядешь, на следующей выйдешь – мы только съездили на экскурсию, покатались, – Ирина Леонидовна просто не позволила бы дочери «врасти» пусть в самые уютные домашние, но четыре стены. Кино, театры, концертные залы. Может, поэтому Алену и одноклассники, и сокурсники воспринимали на равных – она старается быть в курсе.

Алёна3

– Даже в школе я училась в обычной, со здоровыми детьми. И мы с ними нашли общий язык. Ну, это учительница, конечно: «В нашем классе будет учиться не совсем здоровая девочка. Если ей будет нужна ваша помощь, вы ей, пожалуйста, помогайте. Даже если она не попросит, вы сами увидите, что ей нужно помочь». Потом в 1-2 классе, когда у нас была физкультура на улице, еще договаривались, кто когда будет меня катать вокруг школы. Я чувствовала себя в коллективе, чувствовала, что я такая, как все. Немного жалела, что пришлось уйти на надомное обучение. А четыре года каждый день ходили, даже в гололедицу. И классу я очень благодарна. Вот «ВКонтакте» мы до сих пор с одноклассниками общаемся, – ведь, как говорит Алена, ей только в передвижении сложнее, чем другим. Ни в общении, ни в познании.

С любимой учительницей Алена на равных со всеми отвечала у доски. За партой девочка сидела на специальном стульчике с перилами – для коляски детские парты низкие. Учительница вытаскивала Алену из-за парты и ставила у доски.

– Я хочу научиться хоть чуть-чуть передвигаться на своих ногах. Сложновато принимать себя навсегда привязанной к инвалидной коляске, – специально для Алены, вижу, на столе кнопка-звонок – позвать, если что. Да и не развернуться в коляске в квартире, от стола в комнатке не отъехать. – Негде заниматься. Если бы тренажеры, если бы преподаватель какой-то. Сами позанимаемся возле лестницы, но ведь не знаем, какие мышцы растягивать, какие расслаблять. Потому что врачи ставят мне диагноз ДЦП и говорят: что вы хотите, у нее же ДЦП.

– Пришли к другому врачу, на протезном заводе минском, там говорят: «Какое ДЦП! У нее, может, травмы были?» Черепно-мозговая – ее в детстве уронили в роддоме. Вот и вся проблема. Если бы сказали! Если бы сразу начали лечить! И человек всю жизнь мучается, – Ирина Леонидовна удивительно сильная. Я еще задам ей вопрос, что ей дала Аленина инвалидность. Она ответит полушутя, вспоминая диплом из Витебска: волю к победе. И уверенность в себе. – Детские центры есть. А взрослые – все, вылечили. Вот открыли комплекс спортивный рядом: 550 тысяч за час занятий – откуда?

«Пусть всегда будет мама, папа, пусть всегда будет Славик и я»

Так Алена пела в детстве эту песенку. Семья. Самая надежная опора, самая крепкая поддержка.

– На вопрос, кто твои родители, я всегда отвечала: мама, папа и Славик. Брат меня растил, когда мама была на работе – пока он в школу не пошел.

– Я как-то вывела сына и Алену на улицу – собирались куда-то. Славе говорю: посиди с Аленой, я сейчас приду. Алену ему на руки посадила. Выходит соседка: Славик, что ты ее на руках держишь, пусти, пускай побегает – не знали еще, что она не ходит. А Славик говорит: она уже набегалась, у нее ножки устали, пускай посидит, – по-моему, в этом ответе крепчайшая братская любовь.

На полках фотографии малышни – уже растут племянники-близнецы. Обожаемые, конечно!

– Они меня уже катают, – смеется Алена. – А маленькие еще, полтора годика, на коленки становятся сзади, и катят коляску.

На прощанье Алена подытоживает:

– Меня, конечно, очень родители поддерживают, я им за это говорю спасибо! Братик, друзья, знакомые!

Я в противовес интересуюсь:

– Может быть, твой пример тоже кому-то смог помочь?

– Несмотря на то, что психологом не работаю, стараюсь друзей поддерживать. Даже одноклассники мои напишут-позвонят: мол, на душе паршиво… Поговорим. И потом я слышу, что человеку полегче стало. Звоните, всегда рада! Казалось бы, они здоровые, а я вот, в коляске, но барьер тут же стирается. Стараюсь поддерживать инвалидов, которые дома сидят. Они меня, я их. В моем положении некоторые люди замыкаются в себе. А я этого не люблю.

Источник http://www.wmeste.by/



There are no comments

Add yours


*