«Водянова — не Водянова, какая разница? Просто мы не понимаем друг друга»

RIAN_02364509.HR.ru-pic4_zoom-1000×1000-58700

Инвалид-колясочник Виктор Счастливый рассказал «Газете.Ru», что с неприятием со стороны общества инвалиды сталкиваются постоянно, но, с другой стороны, часто они сами не могут себя нормально вести, чем вызывают сильное раздражение. Скандал с родной сестрой фотомодели Натальи Водяновой в Нижнем Новгороде уже привел к возбуждению уголовного дела и закрытию самого кафе, откуда выгнали 27-летнюю Оксану с няней.

У 41-летнего инвалида-колясочника Виктора Счастливого из подмосковной Лобни свой взгляд на скандал в Нижнем Новгороде. Он считает , что если инвалида не пускают в общественное заведение — например, в ресторан или кафе, как это случилось с сестрой Натальи Водяновой и ее няней, то нужно сразу обращаться в полицию. В подавляющем большинстве случаев, уверяет он, стражи порядка будут на стороне инвалида, а не хозяина заведения.

— У вас самого был такой опыт, чтобы вас не пускали в кафе?

— Был, и не раз.

Скажем так, из десяти московских кафе и ресторанов инвалиду-колясочнику не рады будут в девяти.

Но где-то сделают вид, что потерпят, где-то придумают причину, почему тебя не пустят, где-то просто не откроют дверь, и ты сам, без посторонней помощи, не сможешь туда заехать. Инвалиды-колясочники сталкиваются с этим постоянно, хотя в Москве, конечно, отношение к инвалидам меняется буквально на глазах, причем в лучшую сторону. У нас с другом — он тоже колясочник, как и я, — была однажды похожая история, как у сестры Водяновой. Мы пошли в один бар, со стриптизом, ну вот захотелось нам посмотреть, что это такое. А нас не пускают! Охранники смотрят на нас и говорят, что это заведение не для нас. Мы попросили вызвать управляющего. Тот вышел, придумал более приличную версию: мол, мы на колясках не проедем, потому что условий у них нет, ни пандусов, ни широкого коридора.

Я тогда позвонил в полицию, посоветоваться: что нам делать, не пускают, а какие основания?

Виктор Счастливый. Источник: vk.com

Виктор Счастливый. Источник: vk.com

У меня спросили адрес, и очень быстро приехал наряд полиции, с автоматами. Вопрос решился очень быстро, после разговора с руководством заведения нас тут же пустили. И мы спокойно вошли. И проблем с колясками тоже не было, просто они не очень хотели нас там видеть. Внутри мы, правда, пробыли минут пять. Потому что любому нормальному человеку неприятно навязываться: это как прийти в гости и увидеть случайно, что тебе в тарелку плюнули. Ну охота тебе после этого там оставаться?

— А вообще инвалидам охотнее теперь помогают? Все-таки программе «Доступная среда» уже не один год, и вроде бы немало сделано в этом направлении, а вот отношение обычных людей изменилось?

— Я почти каждый день езжу из Лобни в Москву на электричке. И каждое утро, чтобы пройти через зал с турникетом, прошу кого-то из людей, чтобы тот сказал охраннику открыть для меня доступ к пандусу. И от меня все убегают! Смотрят — в коляске, небось, милостыню будет просить — наверное, такая логика срабатывает. Но я давно научился на это не реагировать, потому что знаю твердо: несколько человек убегут, а один обязательно поможет.

У меня ни разу не было случая, чтобы никто не помог, ни разу!

Но у многих инвалидов срабатывает другая логика: они чувствуют себя изгоями, ненужными людьми. И такое отношение их очень сильно ранит, и они не хотят лишний раз выходить из дома, чтобы не сталкиваться лишний раз с таким отношением. Понимаете, здоровые люди и люди с особенностями не понимают друг друга. И даже самые отзывчивые и приличные люди не всегда знают, как им реагировать.

Например, в том же кафе сидит человек, у которого слюна подкапывает, руки трясутся и вообще он по-другому выглядит. И что делают люди обычно? Видно, что они не рады такому соседству, они просто отворачиваются. С другой стороны, люди тоже не обязаны помогать тем же инвалидам. Ну вот я захожу в кафешку и прошу помочь мне в коляске спуститься по ступенькам. А мне отказывают. И я не обижаюсь: может, у него спина больная или еще что? Ну почему он мне должен помогать? Но это я сейчас так рассуждаю, а раньше, лет 10–15 назад, ужасно из-за этого злился и считал окружающих жестокими людьми. А теперь я улыбаюсь и прошу обо всем с улыбкой. И обычно вижу улыбку в ответ. А если я сам косо на них смотрю, то что ждать в ответ?

Инвалиды у нас во многом избалованы: им не надо, как обычным людям, работать в поте лица, чтобы заработать хотя бы ту же пенсию, многие считают, что им и так все должны.

Я сам был свидетелем сцен, когда они вели себя неадекватно, требовали к себе особого отношения, устраивали истерику на пустом месте. Почему это происходит? Потому что общество не готово нас принять, нас не хотят видеть, от нас предпочитают откупаться. И вот сидит такой человек дома, один, у него нет друзей, на него смотрят как на пустое место. И он сходит с ума от собственной ненужности и копит эту злобу, чтобы потом прийти в общественное место и выплеснуть ее на других. Такие примеры, увы, тоже есть, и немало.

— Но разве инвалидам проще стало устроиться на работу, найти применение своим способностям? Пример со слепой Юлей, у которой похитили лабрадора, а против похитительницы возбудили уголовное дело. Выяснилось, что она регулярно стояла в переходах метро с собакой и пела, и это ее способ заработать себе на жизнь, потому что других при ее диагнозе нет, или платят копейки.

— Я создал организацию помощи инвалидам, называется она «САМИ» — самостоятельные, активные, молодые инвалиды.

И нам звонят работодатели, предлагают работу. Я тут же спрашиваю, что ребята будут делать. А мне в ответ: делать ничего не надо, вы будете у нас числиться и, если проверка, показываться. Они там что-то спишут на благотворительность или налоги, инвалидам тоже лишняя копейка, и всем вроде бы хорошо. И других предложений по трудоустройству практически не бывает.

А многие как раз наоборот — они хотели бы работать, приносить пользу обществу, а не быть для него обузой.

— СК возбудил уголовное дело из-за происшествия в нижегородском кафе, владельцу заведения грозит до пяти лет лишения свободы. Это, по-вашему, адекватная реакция на случившееся? И поможет ли это другим инвалидам?

— Мне кажется, если кафе оштрафуют тысяч на 100, этого будет достаточно. Это будет хороший сигнал, чтобы инвалидам не хамили и не выгоняли. Но что-то большее — не дай Бог, тюремное заключение — это будет уже явный перебор. Ведь и тех, кто не захотел видеть у себя в кафе сестру Водяновой, у которой ДЦП и аутизм, тоже можно понять — общество у нас плохо подготовлено к принятию непохожих на них людей. По большому счету, люди в последнее время стали жестче. Они стараются тебя не видеть и не замечать.

Ведь какая разница: Водянова — не Водянова, мы просто не понимаем друг друга! И чтобы понять, социализация необходима и тем и другим: мы, например, устраиваем такие встречи для школьников, студентов, водителей автобусов и троллейбусов. Чтобы рушились стереотипы и люди просто разговаривали друг с другом.

Источник http://www.gazeta.ru/



There are no comments

Add yours


*