Уважать обыкновенного человека

morozhenoe_ruki_nastroeniya_2560x1600

Заметьте себе, милый князь, что нет ничего обиднее человеку нашего времени и племени, как сказать ему, что он не оригинален, слаб характером, без особенных талантов и человек обыкновенный.

                                               (Ф. М. Достоевский, «Идиот»)

Всевозможные периодические издания, бумажные и виртуальные, специализированные и не очень, пестрят сообщениями об удивительных достижениях инвалидов в искусстве, спорте, в любых отраслях человеческой деятельности, где возможны какие-либо зрелища. Публика любит сенсации – журналисты рады стараться. Ну и вместе с тем делают доброе дело – привлекают внимание этой самой публики к проблеме, пытаются влиять на оздоровление отношений внутри общества. Для инвалидов, тех же паралимпийцев, это поддержка, в первую очередь моральная. Впрочем, среди знаменитых инвалидов есть и такие, которые в этой поддержке не нуждаются и, скорее всего, не имеют понятия о том, что такое вообще сенсация. Таков, например, гениальный пианист Дерек Паравичини – слепой человек с глубокой умственной отсталостью, вдобавок ещё и аутист. Вся шумиха вокруг обладающих какими-то необычными способностями инвалидов – возможность говорить о проблеме вообще. Слава Богу, на эти разговоры искренне откликаются как простые граждане, так и чиновники… Но есть и оборотная сторона.

Наше информационное пространство мало чем отличается от средневековой ярмарки. Едва ли большинство посетителей такой ярмарки были очень злыми и циничными. Нет, по большей части, это были по-своему добрые люди, даже религиозные, способные сострадать слабым и немощным. Что не мешало этим добрым людям ходить смотреть на представления, в которых участвовали люди с физическими, а порой и ментальными отклонениями – как бы мы сейчас сказали, «особые люди». Впрочем, подобное происходило и гораздо позже: достаточно вспомнить о Пиноккио Санчесе, инвалиде, передвигавшемся на деревянных протезах, который зарабатывал деньги демонстрацией трюков – он жил в XVIII- XIX вв. и вдохновил писателя Карло Коллоди на создание образа деревянного человечка Пиноккио. Ну а другой литературный персонаж – Гуинплен из романа Виктора Гюго «Человек, который смеётся» – если и не имел конкретного прототипа, до его история создана на основе реальных свидетельств о когда-то процветавшем подпольном бизнесе по производству живых балаганных диковин. В наше время дело компрачикосов как будто не востребовано публикой, но нужно помнить, что без определённых нравственных усилий современный обыватель-гуманист может довольно быстро превратиться в древнеримского плебея, требующего от своего императора хлеба и зрелищ.

Вот теперь взоры общественности направлены на паралимпийцев, гениев-аутистов… других всевозможных гениев или, по крайней мере, людей, от которых никто не ожидал тех результатов, которых они добились. Мы постоянно будоражим чувства наших сограждан – это способ вновь и вновь обращать их внимание на то, от чего в противном случае они, как правило, бессознательно пытаются отстраниться. Но мне, кажется, что отношение общества к инвалидам должно переходить в некое новое качество. Что мы имеем сейчас? Даже если речь не идёт о том, что тот или иной «особый человек» ярко проявляет себя в социуме, мы всё-таки то и дело обыгрываем тему его необычных способностей. Да, «особый человек» уникален и талантлив. Но! Этим он не отличается от любого другого человека. Более того, не существует людей не особых и не талантливых – каждого чем-то одарил Бог. Любые другие мнения по этому поводу ведут к делению людей на высших-одарённых и низших-бездарных, когда удел вторых – обслуживать первых, а удел первых – соответствовать ожиданиям вторых. Вам ничего это не напоминает? Так вот, идея о таком человеческом неравенстве – ересь на грани богохульства. Талантлив каждый – вопрос, в чём именно. Что талантлив – это не вопрос. Но наше «ярмарочное», а значит, неразвитое сознание упорно стремится к сегрегации по социальному признаку. Если твой талант незаметен для большинства окружающих – ты вроде как и бездарен. А если кого-то мы записываем в некие «особые люди», то усиленно начинаем искать в них какие-то особо диковинные проявления. Когда люди узнают, что мой сын – аутист, многие из них тут же говорят: «Но ведь аутисты – такие талантливые». Да, мой сын талантлив и проявляет себя порой весьма необычно. Но главное не это.

Главное, что если бы мой сын не проявил тех способностей, которые проявил, я любил бы его не меньше. И вообще – человека нужно ценить не за какие-то его достижения. Человек достоин уважения и любви, как творение Божье. Даже тогда, когда он не может нас как-либо развлечь или удивить. И если я не удивляюсь встреченному мной человеку – это моя проблема, а не его, это моя зашоренность. Всем нам нужно учиться воспринимать окружающий мир и удивляться. Увы, в массовом сознании присутствует стереотип, что человек должен всю жизнь что-то о себе доказывать – родным, соседям, знакомым, обществу в целом… Ему с детства внушается, что он должен не просто жить по Божьим заповедям и заниматься любимым делом, а куда-то пробиваться, с кем-то соревноваться, кого-то оставлять позади себя. И ведь правильно говорят, что каждый должен приносить пользу другим – беда в том, что какова эта польза, часто решают люди с очень узким кругозором. Вот эти-то последние и составляют общество, готовое требовать от каждого человеческого существа хлеба или зрелищ. А инвалиды – если они не «паралимпийцы», не «гении» и не шуты – для такого общества бесполезны. Если вам, уважаемые читатели, покажется, что я слишком «сгущаю краски», то напомню: в Германии начала прошлого века инвалидов упрекали именно в бесполезности, в том, что они даром хлеб едят, и идею их физического уничтожения поддержала большая часть населения этой страны задолго до прихода к власти Гитлера, который в этом вопросе только поддержал народные чаянья. Если вы думаете, что наше российское общество более нравственно, то вспомните уже нашу историю за последние лет 100… Да, у нас инвалидов не уничтожали – для них выстроили систему закрытых учреждений тюремного типа, попав в которую, человеку трудно заявить о себе даже при помощи каких-то «сногсшибательных» проявлений таланта.

Несомненно, в нашем обществе за последние лет 20 стало меньше психологических барьеров, в том числе и благодаря многочисленным публикациям об инвалидах. Но мне думается, качественная перемена в отношениях между людьми произойдёт тогда, когда мы начнём учиться любить и уважать так называемого человека обыкновенного, а точнее, когда мы поймём, что каждый человек – вне зависимости от состояния своего психического и физического здоровья – необыкновенен.

 

 

 



There are 2 comments

Add yours
  1. Галина Гаевская

    Совершенно согласна с автором — "отношение общества к инвалидам должно переходить в некое новое качество"!
    Убедительными кажутся мне и приведенные примеры, и проведенные параллели, понятна озабоченность автора. У нас разный социальный статус (я — инвалид детства пенсионного возраста, автор — отец 18-летнего ребенка-инвалида, очевидно, более молодого поколения), но Игорь Лунев сумел прочувствовать эту проблему изнутри, доступными средствами обрисовать ее суть…

  2. Наталья

    Низкий поклон автору и редакции за эту статью. Ни разу я не пожалела, что являюсь поклонником и постоянным читателем Неинвалид.
    Я просматриваю каждый день, в силу своей профессиональной деятельности и сердечной тяги, огромное количество российского "прессового материала" по теме "инвалидность". Давно ждала такого слова, сама желая его сказать. Опасность последствий не останавливающейся карусели такой средневековой ярмарки — намного серьезнее. Я на нее и не садилась. Остановить ее — невозможно. Хочется как можно больше людей сдернуть с нее за ноги на ходу. Ссадины от падения заживут, зато мысли и сердце останутся здоровыми.


Post a new comment


*