«Страна глухих» 17 лет спустя

the-tribe-cannes-2014-7

Яна Новикова и Александр Сидельников стали знаменитыми совсем недавно: их дебютный фильм «Племя» (режиссер Мирослав Слабошпицкий») завоевал три приза на Каннском кинофестивале и взял гран-при на отечественном «Зеркало». Еще год назад девушка из белорусской деревни и юноша из Рязани об этом даже не мечтали. Ребята — глухие с рождения, и фильм, который произвел такой фурор, полностью снят на жестовом языке. Однако критиков привлекла не только необычная форма, но и глубокий драматизм картины. В интервью «Не инвалиду» ребята рассказали о том, как они попали в кино, и каким они хотели бы видеть мир.

IMG_20140613_161830Яна:

Я родилась в 1993 году в белорусской деревне. Училась в школе-интернате для глухих, с детства любила танцевать, фантазировать. После школы я поступила в техникум, но вскоре поняла, что это не для меня. С детства я мечтала стать актрисой. В Интернете узнала об академии искусств в Киеве, куда принимают глухих. Я начала готовиться к конкурсу. Там я пела, выступала, но не прошла… Но меня заметил режиссер Мирослав Слабошпицкий, и предложил пройти кастинг на фильм «Племя». В итоге мне дали главную роль. Съемки шли с сентября по март, потом мы поехали на фестиваль в Канны, где победили в трех номинациях (в том числе «За лучший дебют»). А теперь мы показываем фильм здесь, в Плесе, на фестивале «Зеркало».

— Планируете ли еще сниматься?

— Конечно! Надеюсь, что меня заметят и у меня все получится.

— А как вы отнеслись к сценарию? Понравился ли он вам?

— До съемок мне сценарий не показывали, а когда показали, я даже думала отказаться. Но потом решила, что если хочу сниматься в кино, надо соглашаться.

Эта история наполовину реальна, наполовину вымышлена. Я максимально вжилась в роль, представляла, как вела бы себя на месте героини. Так что эмоции на экране – подлинные.

— Тяжело ли глухому в быту, в повседневной жизни?

— Конечно! Приходите, например, к врачу – как с ним объясняться? Но все-таки я глухая с детства, уже привыкла. Обычно стараюсь читать по губам.

— Смотрели ли вы какие-то фильмы про глухих? Что понравилось?

— Смотрела. «Страна глухих» понравилась. Мне кажется, там очень достоверно переданы чувства.

— А где работают ваши одноклассники?

— На заводе (токарями, шлифовщиками), швеями… Спортсмены еще есть. Я считаю, что слышащим гораздо легче в жизни. У глухих – свой, отдельный мир. Много ограничений. Президентом не станешь, да и вообще сложно устроиться на работу.

— Что сделать, чтобы глухие стали равными со слышащими?

– Пенсию прибавить (смеется). Хочется, чтобы все знали жестовый язык (особенно важно чтобы его знали врачи, полицейские). Или чтобы хотя бы было побольше переводчиков.

– Как вы думаете, почему фильм «Племя» интересен критикам и зрителям, почему он имел такой успех на Каннском фестивале?

– Думаю, потому, что там выражены настоящие чувства и эмоции. Как в балете — вы все понимаете без слов. И зрители видят, что подлинные чувства могут быть выражены жестовым языком.

 

Александр:

IMG_20140613_162255– Я из Рязани. Неслышащий с рождения, как и мои родители. С детства я занимался пением, танцами, выступал как комик. Конечно, я мечтал стать актером! Я люблю выражать эмоции, поэтому хотел попробовать себя в драме.

После школы я поступил во Владимирский университет на инженера. Там есть специальная группа для глухих, с переводчиком. Сейчас я учусь на 3 курсе. В Интернете я прочел о кастинге на фильм «Племя». Кастинг был в Киеве, а я — во Владимире. Но я рискнул, поехал. Это было летом. Меня записали в резерв. Звонка от режиссера долго не было, я уже решил, что не судьба. Но в октябре режиссер позвонил, попросил срочно приехать на пробы, и меня окончательно утвердили.

– Вам понравился сценарий?

– Сценарий показался очень сложным. Сложным был и характер моего героя, тем более, что он отрицательный персонаж, а в жизни я совсем не такой. Но я рискнул, ведь эти съёмки — просто подарок Бога. Съёмки были сложными, но очень мне понравились. Это самое лучшее время моей жизни, я нашел много друзей. Я надеюсь, что буду сниматься еще.

– Я читала, что сейчас есть операции по восстановлению слуха, которые эффективны для маленьких детей. Но многие неслышащие родители отказываются от этой возможности, потому что они более уверенно чувствуют себя в сообществе глухих, нежели слышащих, и боятся отпускать детей в «большой» мир

– На самом деле эти операции очень редко бывают успешными. И я бы не стал рисковать со своим ребенком: я знаю, что есть специальные школы, детские сады и даже высшее образование, так что незачем тратить время и деньги ради сомнительного результата. Другое дело, если человек слабослышащий — тогда имеет смысл носить хороший слуховой аппарат. Я мечтаю, чтобы все знали жестовый язык. Хотя бы буквы. Это на самом деле несложно.

Читайте также: