Саша и его мечта. Колясочник из Лиды собирается проехать на хендбайке 5 тысяч километров по Америке

aleksandr_avdevich_20160120_tutby_bas_phsl_dsc8756

Александр Авдевич совсем не помнит день, когда попал в аварию. Сработал механизм защиты — память стерла самое страшное. Вот уже скоро пять лет, как он живет в инвалидной коляске. Сначала эта необходимость казалась непоправимой трагедией, а сейчас Саша по своей активности даст фору многим, кто прочно стоит на двух ногах. Прошлым летом парень сгонял на ручном велосипеде на Балтику (а это больше чем пятьсот километров), а в этом году хочет проехать под пять тысяч километров по Америке. Деньги на полбилета и виза у него уже есть.

Что еще нужно, чтобы американская затея стала реальностью? Как пережить серьезную травму и не сломаться? И зачем в Лиде нужен зал по реабилитации колясочников? Саша Авдевич рассказал TUT.BY о своих мечтах и планах.

Разрыв с самим собой

На кухне TUT.BY Саша Авдевич выбирает столик поближе к окну: раз за окном хороший вид, то не стоит его упускать. В самом конце встречи он расскажет о жизненном принципе, который ему сейчас очень нравится:

— Девиз — что-то вроде «здесь и сейчас». О том, что стоит наслаждаться именно моментом, который происходит, и делать это с максимальным вниманием. Даже кофе пить так, как будто это самая крутая штука, которую ты можешь делать. И когда ты так поступаешь, качество жизни меняется.

Сейчас Саше тридцать один. Он прикидывает, что вполне может дожить до пятидесяти пяти:

— С моей травмой это порог, потому что по-другому работает организм — долго рассказывать. Но дай бог.

Травма — это разрыв спинного мозга. 30 апреля 2011 года возле родной Лиды Саша отправился на прогулку на мотоцикле, после которой оказался в реанимации. Вылетел на песчаной дороге на обочину, сильно стукнулся грудью о столб. Картину событий восстанавливали по месту происшествия — из Сашиной памяти жизнь этот день предусмотрительно стерла.

    Фото из личного архива героя.

Фото из личного архива героя.

«Пока ходил», успел выучиться на программиста, поездить по Европе, поработать почтальоном в Осло, а потом вернуться в Беларусь и заскучать на работе в столичной компьютерной фирме. Вспоминает, как в его жизни появился мотоцикл:

— Знаешь, бывает такая штука… Не куришь, не куришь, а потом увидишь кого-то — и он так красиво курит, что и тебе хочется. Такое же у меня, наверное, было с мотоциклами. И не то чтобы я байкер был офигеть какой… Со мной лежал в больнице один мужик. У него нету ни шрама, ничего. Он проснулся, потянулся — какая-то кость раздавилась. И все, сел в коляску. У меня, конечно, было все по-другому немножко, но совершенно случайно у меня вышла эта травма.

После аварии Саша три дня лежал, обколотый наркотиками, которые помогали забыться в дикой боли.

— На машине меня транспортировать не могли, только, может, на самолете. Иначе все растряслось бы, и было бы еще хуже. Авария в пятницу произошла, поэтому все выходные ждали, пока из Минска приедет врач (смеется. — Прим. TUT.BY). Это я сейчас понимаю, что так не должно быть.

Когда стало ясно, что ходить больше никогда не сможет, Саша впал в отчаяние, которое длилось два года. Однажды даже хотел покончить с собой — напился таблеток.

— У меня ведь была такая жизнь: тусуешься, мотоцикл, девчонки, ничего больше не знаешь. Работа есть, тебе 26 — все идеально. И ты вдруг попадаешь в ситуацию, когда просто не чувствуешь полтела… А ведь одно дело, когда ты привыкаешь к этому с самого детства, а второе — когда энергия мужского еще остается, и ты просто считаешь себя вообще никому не нужным человеком и не представляешь, что дальше делать и зачем. А потом начались такие штуки: уходит девушка, уходят друзья, кто-то реже приезжает, а кто-то вообще не появляется.

    Неутомимый Саша и сейчас иногда «примеряет» к себе мотоцикл. Фото из личного архива героя.

Неутомимый Саша и сейчас иногда «примеряет» к себе мотоцикл. Фото из личного архива героя.

Чтобы тот, кто сломался, не думал: «Отстой»

Саша сидит в инвалидной коляске, которая стоит на снегу. Смотрит в камеру и говорит: «Внимание: сейчас я вам покажу, как я только с помощью своей силы воли, не взирая ни на какие медицинские показания, встану с коляски». Барабанная дробь, он пытается встать, немножко приподнимается, с напряжением. «Не получилось, в другой раз», — говорит он и улыбается оператору.

Это видео — заставка к Сашиному каналу Invalife на YouTube.

Туда он выкладывает свои мотивирующие видео, мониторинги общественных мест в Беларуси, которые стоило бы сделать безбарьерными, обзоры полезных приспособлений для тех, кто живет в коляске, и беззаботные видео из своих путешествий. Но ко всему этому был долгий путь. Больших сил стоило не сорваться. Саша рассказывает, что после аварии его очень поддерживали родители и брат. И с высоты опыта дает советы родственникам попавших в похожую беду:

— Сто процентов, надо искать человека в таком же положении, который сел в коляску пару лет назад, желательно такого же возраста, как пострадавший. Он сможет дать очень много ценных советов. Но многие родители не хотят расстраивать ребенка и думают: «Ой, что это он будет общаться с инвалидом». Но они еще не понимают, что он тоже сядет в коляску, что он уже стал таким же. Человеку, попавшему в похожую ситуацию, надо показывать красивые примеры ребят, которые живут очень классно. Чтобы, когда он сломался, то не думал: «Ну отстой», — а рассуждал: «Ладно, сейчас все будет по-другому».

Сам Саша встретил людей-мотиваторов только спустя два года после травмы, в лагере активной реабилитации при Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников.

— До этого я вообще не встречал инвалидов, которым можно позавидовать. А там — приезжает какой-то чувак, колясочник, у которого и руки плохо работают, на спортивной тачке, выходит. И у него офигенная жена, и он еще в теннис нормально валит и решает какие-то вопросы. И ты смотришь на него и думаешь: ну и да, и что — нормальная тема. И вот эта штука меня уже нормально подняла, ободрила, — рассказывает Саша.

В следующий приезд в лагерь активной реабилитации он был уже не просто курсантом, а человеком, который снимал каждый день, что там происходит, постоянно «гонял с камерой». Теперь удается видеороликами зарабатывать деньги.

    Фото из личного архива героя.

Фото из личного архива героя.

«Движуха» в Лиде

— Потом я посмотрел, что в Лиде никакой движухи и что куда проще добиться, чтобы сделали пандус или подъемник в бассейне, если ты обращаешься не просто как Саша Авдевич, а как руководитель целой организации. И я позвонил руководителю республиканской ассоциации колясочников и говорю: а вам в Лиде нужна организация? Конечно, говорит, нужна! Делай, а мы поможем!

Так Саша стал главой представительства РАИК в своем регионе.

— Моя политика: делать из того, что ты в коляске, определенную моду. Чтобы было прикольно, когда колясочник в кино, в клубе каком-то. Чтобы было престижно, что в заведение может попасть человек на коляске — ведь это значит, что оно заботится о всех, о доступности.

У Саши Авдевича получается объяснять ответственным лицам, что общественные места должны быть безбарьерными. В большинстве случаев, считает он, все и так за то, чтобы колясочник мог попасть в здание — просто многие не понимают, как это сделать. Просто нужно терпение.

— Из примеров: в бассейне в Лиде прислушались и сделали подъемник. Потратили на него сто миллионов! А я вам скажу, что даже в Минске, наверное, вряд ли в двух бассейнах будет такой подъемник. Возьмем Дом культуры — я же еще в ДК в театре играю, — там не было пандуса. Я попросил сделать. Сначала сказали — не проблема, потом пришлось писать в исполком, но все равно ничего не решалось. А через год я проезжаю мимо ДК и вижу на улице нашего мэра. Говорю: ну вот до сих пор меня тягают по этим ступенькам. Давайте посмотрим, что тут можно сделать. Посмотрел: нужно три мешка цемента, рабочих несколько — и через день был уже готов пандус. Примерно так у нас все точно может работать, и это тоже надо использовать.

Саша играет в лидском Народном драмтеатре и даже сам написал пьесу — мечтает, чтобы ее когда-нибудь поставили.

— Как думаешь, как бы ты жил, если бы не случилось травмы?

— Не знаю. Может, уже бы и в тюрьме сидел, — задумчиво смеется собеседник. — Даже наркотики были потому что.

    Саша во время путешествия на Балтику. Фото из личного архива героя.

Саша во время путешествия на Балтику. Фото из личного архива героя.

Саша говорит: главное, чтобы колясочники чувствовали себя психологически комфортно.

На улице, в транспорте, в клубе. Когда ты приходишь в ресторан или на вечеринку и ты мальчик-инвалид или девочка-инвалид — на тебя здоровые мальчики и девочки смотрят как на нечто другое. И как ты тут сможешь чувствовать себя нормально? Проблема в головах. Если будет психологически комфортно, то инвалиды смогут и трудоустроиться, и спортом заниматься, и создавать семьи.

— А сам семью хочешь?

— На данный момент нет. Потому что мне не будет хватать времени на жену, слишком много у меня уже сформировалось планов. Да, бывают, конечно, единомышленники, друзья, которые вместе чего-то добиваются. Но, блин, где найти единомышленника-неинвалида, когда ты инвалид? А я считаю, что люди с травмой не должны быть с другими людьми с травмой только потому, что они в таком же положении. Когда у тебя здоровая девушка — это и показывает настоящую инклюзию.

Саша добавляет: очень часто люди с инвалидностью сами провоцируют окружающих на хамство.

— Заявляют: я инвалид! И давай плакаться и жаловаться. Не пытаясь вдаваться в подробности, почему их, например, куда-то не пустили.

Реабилитация в пять тысяч километров

— У меня жизненный план, который мне кажется более-менее реальным. Для начала организовать путешествие в Северную Америку. Я намерен проехать пять тысяч километров, один. Буду ехать и обязательно купаться в океане, потому что это классная реабилитация. Хочу проехаться по американским центрам, которые помогают тем, кто сломался. А потом открыть известный зал реабилитации у себя в Лиде. И чтобы это был не просто зал «физухи», а зал тусовки. И чтобы он был бесплатным. Я знаю, что нужно для этого, у меня даже есть часть тренажеров уже, — объясняет Саша.

    Во время балтийского путешествия встречи были неожиданными и приятными. С особой радостью Саша вспоминает знакомство с литовскими серфингистами.

Во время балтийского путешествия встречи были неожиданными и приятными. С особой радостью Саша вспоминает знакомство с литовскими серфингистами.

Открытие центра, в котором колясочники смогут заниматься спортом и общаться, — это главная на сегодня мечта.

— В Лиде есть бассейн с подъемником — это идеально. Если к этому добавить какие-нибудь гонки на хендбайках, поездки на лошадях, то легко можно развивать инватуризм. Я выкупил домен invalida.net — на нем я бы и хотел все это развивать. На базе маленького города это сделать — раз плюнуть.

Саша уже почти было добился ответа, где можно устроить зал реабилитации. Городской исполком пообещал Лидской ассоциации инвалидов-колясочников выделить помещение в местном физкультурно-оздоровительном центре. Но пока обещание осталось лишь обещанием. Предложенный Сашей вариант в новом спорткомплексе «Олимпиа» тоже не подошел — по пожарным нормам.

Очень хотелось бы, чтобы место для проекта все же нашлось. Я мог бы под него получить грант, закупить тренажеры, обучить людей. Там можно и ролики по реабилитации снимать — это будет его пиаром.

sasha_avdevich_foto2_-_006

По мнению Саши, возможностей для реабилитации колясочников в Беларуси недостаточно.

— После травмы ты можешь дважды попасть на бесплатную реабилитацию в больнице в Аксаковщине. А инвалидность — это такая штука, когда реабилитация должна быть пожизненная. Ты не представляешь: любой человек, который сломался, в первые дни только и мечтает, где бы он мог реабилитироваться. То, что можно восстановить в это время, — самое главное, потому что дальше все уже идет на спад. Ты сидишь дома, и начинаются какие-нибудь контрактуры, пролежни. А когда тобой занимаются не просто ходячие спортсмены, но такие же колясочники, да еще если они могут увлечь — это вообще золотое дело.

Осуществить большую мечту — увидеть Америку — Саша хочет уже этим летом. Уверен, что с долгой дорогой справится. Главная проблема сейчас для него — покупка хендбайка. Он стоит 4 тысячи долларов и производится в Польше. Он достаточно быстрый, крепкий, на нем хватит места для инвалидной коляски и палатки. На том хендбайке, на котором ездил к Балтике, в самостоятельное путешествие не отправишься. Саша понимает: надо или собрать денег на покупку нужной модели, или взять у производителя под рекламный проект.

— Я хочу показать этой поездкой ребятам-колясочникам, что движение — это круто и надо чем-то заниматься в жизни. Увлекаться.

— Не страшно вот так ехать?

— Ну, могут, конечно, возникнуть проблемы. Например, если что-то случится с байком. Может, нужна будет какая-то запчасть. Но сейчас это все решаемо. Закупать продукты можно в гипермаркетах, супермаркетах. На заправочных станциях всегда можно помыться. Но послушай, что может быть со мной еще страшнее? — заключает он.

aleksandr_avdevich_20160120_tutby_bas_phsl_dsc8754

Саша собирается создать проект на одной из краудфандинговых площадок. «Деньги на полбилета и виза в кармане у меня уже есть, а вот в хендбайке пока загвоздка», — говорит парень. TUT.BY будет следить за тем, получится ли у отчаянного и настойчивого белоруса покорить Америку.

TUT.BY