Лаура Бушнак: Смертельные последствия использования кассетных бомб

aaed7b1381a735a2dda84ac1b5d07d857800b585_2880x1620

Разрушительная сила войны действует, даже когда война закончилась. За 34 дня военного конфликта между Израилем и «Хезболлой» в 2006 году на Ливан было сброшено около 4 миллионов тонн кассетных боеприпасов неизбирательного действия. Они всё ещё представляют опасность, так как многие мелкокалиберные бомбы не взорвались, затаились где-то в земле и ждут своего часа, когда кто-то подорвётся, наступив на одну из них. В этом выступлении фотограф и стипендиат TED Лаура Бушнак делится со зрителями леденящими душу фотографиями людей, выживших после взрыва кассетных бомб. Она призывает тех, кто до сих пор их производит или мирится с их применением, в том числе США, отказаться от этого оружия.

0:11 Однажды мне приснился кошмар: я стояла посреди минного поля. На самом деле я люблю пеший туризм, но каждый раз нервничаю, отправляясь в поход. Где-то в подкорке у меня сидит мысль, что я могу потерять конечности.

0:30 Этот подспудный страх появился у меня 10 лет назад после встречи с Мухаммедом, пережившим взрыв кассетной бомбы летом 2006 года в Ливане во время войны между Израилем и «Хезболлой». Мухаммеду, как и многим другим пострадавшим по всему миру, ежедневно приходилось сталкиваться со страшными последствиями использования кассетного вооружения.

0:52 Когда длившийся один месяц конфликт разразился в Ливане, я ещё работала в агентстве «Франс-Пресс» в Париже и помню, как не могла оторваться от экранов, жадно следя за новостями. Я хотела уверить себя, что сбрасываемые бомбы не попали в дом моих родителей. Когда я прибыла в Бейрут, чтобы освещать события той войны, для меня было облегчением воссоединиться со своей семьёй, которая наконец-то сумела покинуть юг Ливана. В день окончания войны, помню, что увидела вот это: заблокированная дорога, беженцы, рвущиеся на юг, обратно домой, что бы их там ни ожидало.

1:32 За 34 дня противостояния в Ливане на страну было сброшено около четырёх миллионов кассетных бомб. Мухаммед потерял обе ноги во время последней недели конфликта. То, что он живёт в пяти минутах езды от дома моих родителей, позволило мне следить за ним на протяжении многих лет. Сейчас с нашей первой встречи прошло уже почти 10 лет. Я увидела мальчика, переживавшего физическую и эмоциональную травму. Я увидела подростка, набивавшего друзьям татуировки и получавшего за это от 3 до 5 долларов. Я знаю многих молодых безработных мужчин, часами сидящих в интернете в поисках возможной подружки. Его судьба и последствия потери обеих ног определяют его повседневную жизнь.

2:22 Люди, как и Мухаммед выжившие после взрыва бомбы, сталкиваются со многими трудностями, которые мы даже не представляем. Кто бы мог вообразить, что многие обычные для нас повседневные дела, например, сходить на пляж или поднять что-то с пола, могут быть сопряжены со стрессом и напряжением. Вот каким стал Мухаммед из-за малоподвижных протезов.

2:47 Десять лет назад я понятия не имела, что такое кассетная бомба и какие ужасные последствия она несёт. Я узнала, что это оружие неизбирательного действия использовалось по всему миру и от него до сих пор регулярно гибнут люди без разбора, будь то военные или дети. Я задавала себе наивный вопрос: «Серьёзно, кто произвёл это оружие? И зачем?»

3:12 Позвольте объяснить вам, что такое кассетная бомба. Это большáя канистра, наполненная бомбами мелкого калибра. Когда её сбрасывают с воздуха, в полёте она выпускает сотни мелкокалиберных бомб. Они рассыпаются на большой площади, но при столкновении с землёй многие не взрываются. Невзорвавшиеся бомбы превращаются в мины, затаившиеся в земле в ожидании новой жертвы. Если кто-то случайно наступит на такую бомбу или возьмёт её в руки, бомба взорвётся. Эти орудия чрезвычайно непредсказуемы, от этого их опасность ещё выше. Сегодня фермер спокойно возделывает землю, а на завтра разведёт там костёр, и от тепла лежащие неподалёку бомбы взорвутся. Проблема в том, что дети принимают эти бомбы за игрушки, из-за их схожести с «попрыгунчиками» или консервными банками.

4:07 Как фотограф-документалист я решила через несколько месяцев после окончания войны вернуться в Ливан и встретиться с жертвами таких взрывов. Я встретила Хуссейна и Рашу, которые из-за бомб потеряли по ноге. Их истории схожи с историями многих других детей во всём мире и свидетельствуют об ужасных последствиях продолжающегося использования подобных орудий.

4:32 В январе 2007 года я встретила Мухаммеда. Ему было 11 лет, я познакомилась с ним спустя 4 месяца после несчастного случая. Когда я впервые его увидела, он проходил курс болезненной физиотерапии для заживления свежих ран. Всё ещё в состоянии шока, Мухаммед пытался привыкнуть к своему новому телу. Иногда он просыпался среди ночи, чтобы почесать несуществующую ногу. Эта история особенно близка мне потому, что я сразу осознала, через какие трудности ему придётся пройти в будущем: сложность привыкания к жизни после травмы в возрасте 11 лет многократно увеличится в будущем.

5:14 Ещё до ранения Мухаммеду жилось непросто. Он родился в лагере Рашиди для палестинских беженцев и живёт там по сей день. В Ливане находится около 400 000 беженцев из Палестины. Они страдают из-за дискриминационных законов. Им не позволяют работать в государственном секторе, выбирать определённые профессии, им отказано в праве собственности. Это одна из причин, по которым Мухаммед не жалеет, что бросил школу сразу после ранения. Он говорит: «Какой смысл в университетском дипломе, если я всё равно не смогу найти работу?»

5:52 Использование кассетных бомб порождает порочный круг, влияет не только на жизнь жертв, но и сообществ. Многие получившие подобные травмы бросают обучение, не могут трудоустроиться или теряют работу, а, следовательно, не могут прокормить свои семьи. Не говоря уже о постоянной физической боли и чувстве оторванности от окружающих. Это оружие поражает беднейших. Высокая стоимость лечения — непосильное бремя для семей. В итоге они полагаются на гуманитарные службы, чья помощь недостаточна и непостоянна, особенно если требуется пожизненная терапия. Спустя 10 лет после ранения Мухаммеда, он всё ещё не может себе позволить хорошие протезы. Он ступает очень осторожно, за эти годы он падал несколько раз, и ему было неловко перед друзьями. Он шутит, что раз не может ходить ногами, то попробует ходить на руках.

6:52 Одно из худших, но не видных глазу последствий этого оружия — это психологические шрамы. В одном из ранних медицинских отчётов Мухаммеда ему поставили ПТСР. Его мучили беспокойство, плохой аппетит и нарушения сна, он проявлял агрессию. Мухаммед так и не получил необходимой для выздоровления помощи. Сейчас его главная цель — любой ценой уехать из Ливана, даже если для этого придётся отправиться в опасный путь с другими беженцами, переправляющимися в Европу по Средиземному морю. Зная об опасности такого путешествия, он говорит: «Даже если в дороге я умру, мне без разницы». Мухаммеду кажется, что он уже мёртв.

7:41 Кассетные бомбы — это всемирная проблема, так как эти орудия продолжают вредить целым сообществам, и так будет ещё долго. В онлайн-интервью директор Mines Advisory Group Джейми Франклин сказал: «Вооружённые силы США сбросили больше 2 000 000 тонн боеприпасов над Лаосом. Когда им не удавалось обнаружить цель во Вьетнаме, бомбардировщики сбрасывали груз на выделенные для этого территории Лаоса прежде чем возвращаться на базу, поскольку сажать нагруженный бомбами самолёт небезопасно. Согласно данным Международного Комитета Красного Креста, в одном только Лаосе, одной из беднейших стран мира, осталось от 9 до 27 миллионов неразорвавшихся снарядов. С 1973 года около 11 000 человек погибли или получили ранения. Это смертельное оружие в военное время использовалось более чем 20 государствами более чем в 35 странах мира, например, в Украине, Ираке и Судане.

8:45 119 государств уже присоединились к международному соглашению о запрете кассетных бомб под официальным названием «Конвенция о кассетной амуниции». Но некоторые крупнейшие производители кассетного вооружения, в особенности США, Россия и Китай, не подписали Конвенцию. Они продолжают производство и сохраняют за собой право производить их в будущем, хранить эти смертоносные орудия в своих запасниках и, возможно, даже применять их когда-то в будущем.

9:16 По некоторым данным, кассетные бомбы в последний раз применяли в текущих конфликтах в Йемене и Сирии. Согласно проведённому НПО PAX исследованию мировых инвестиций в производителей кассетного вооружения, финансовые институты вложили миллиарды долларов США в компании, производящие кассетную амуницию. Большинство этих институтов базируются в странах, ещё не подписавших Конвенцию о кассетном вооружении.

9:48 Возвращаясь к Мухаммеду, одна из немногих работ, которую он смог найти, — сбор лимонов. Когда я спросила, безопасна ли эта работа, он ответил, что не уверен. Исследование показало, что кассетные бомбы часто залегают там, где сельское хозяйство служит основным источником дохода. По данным Международной организации инвалидов, 98% погибших или раненых из-за кассетных бомб — это мирные жители. 84% — мужчины. В странах, где у людей нет иного выбора, кроме работы на полях, они вынуждены ей заниматься и идти на этот риск.

10:30 Мухаммед — единственный сын в семье, у него три сестры. По культурным традициям общества, он должен быть кормильцем семьи, но он не может им быть. Он брался за разную работу, но ни на одной не продержался из-за своего увечья и среды, мягко говоря, не особо жалующей людей с ограниченными возможностями. Ему обидно, когда он обращается за работой, а ему отказывают, но из жалости выплачивают гроши. Он сказал: «Я не прошу денег, я хочу их заработать».

11:04 Сейчас Мухаммеду 21 год. Он не умеет писать и общается с помощью голосовых сообщений. Вот одно из его посланий.

11:14 (Аудио) Мухаммед: (Говорит по-арабски)

11:22 Лаура Бушнак: Он сказал: «Я мечтаю бегать, уверен, что стóит мне побежать, я никогда не остановлюсь».

11:28 Спасибо.

11:29 (Аплодисменты)

Источник http://www.ted.com



There are no comments

Add yours


*