Коляска на обочине

Коляска на обочине

Этот текст для НЕИНВАЛИД.РУ – редкое исключение. Мы почти не пишем о тех, кто сидит в четырех стенах, ничем не занимается по жизни, а то и, к сожалению, губит себя сам вредными пристрастиями, если мы не можем помочь и что-то изменить. Мы хотим, чтобы вы видели интересных людей, обожающих жизнь. Мы – энциклопедия мужества.

Коляска на обочине

Марина Жужкова

Но этот материал, который нам прислала журналист из Твери Марина Жужкова, – тоже пример этого самого мужества. Мужества переносить одиночество. Сознавать, что жизнь у тебя одна и она проходит вот так. Учиться смотреть на нее по-другому.

Нам очень хочется, чтобы эта история была не про вас.

Когда по телевизору показывали открытие Паралимпийских Игр в Лондоне, я с радостью смотрела на известного в мире физика Стивена Хокинга, обездвиженного болезнью и полностью прикованного к инвалидному креслу, но такого ухоженного и модно одетого. А перед глазами всплывала совсем другая картина.

Пустынная деревушка, засыпанная первым снегом, а посреди нее, по белому полотну дороги медленно движется темная фигурка в инвалидной коляске.  Поношенная телогрейка, треух шапки, старые валенки. И вокруг  –  глубокая тишина и снежное забвение…

Однажды я и мой брат поехали на машине встречать с электрички кого-то из родных. По дороге, в километре от соседней деревни, я заметила на противоположной обочине пустую инвалидную коляску, а на земле, как мне показалось,  полусидел человек.

Я схватила брата за рукав: «Инвалид упал с коляски, тормози!». Брат засомневался: что можно увидеть в такой пыли? Пыль действительно клубилась густым шлейфом от проезжающих автомобилей, дождя давно не было, деньки стояли жаркие. Мы развернулись, брат немного  побурчал, что если беспомощный человек и вправду упал, то ему, наверное, уже помогли из проехавших машин.

Ничего подобного! Человек находился у подножек своей инвалидной коляски на пыльной обочине. Брат затормозил, выскочил из автомобиля, бросился на помощь. Инвалидом оказался худенький парнишка лет двадцати, живущий в первой по шоссе деревне. Я часто видела  его раньше.

Брат подхватил упавшего под руки и усадил в коляску. Потом развернул ее к деревне и тихонько катнул, посоветовав парнишке больше не уезжать так далеко от дома. А тот, то ли от пережитого, то ли от смущения только кивнул.

Прошло, наверное, лет десять с того происшествия, и в деревню, где я живу летом, переехал со своей семьей тот самый молодой человек, которому мы помогали когда-то на шоссе.

Его зовут Сергей Яковлев. У него первая группа инвалидности, детский церебральный паралич. Тяжелая форма, немного работают руки, ими он раскачивает рычаги видавшей виды старой коляски и с трудом катается по деревне. За ним бегает маленькая черненькая собачка с недоверчивым, серьезным взглядом.

Сначала, когда Сергей с родителями только переехал, к нему очень часто приезжали ребята на мотоциклах, друзья и знакомые с прошлого места жительства. Постоянно были слышны тарахтенье моторов, смех, говор. Иногда в деревню наведывался небольшой колесный трактор с прицепом. Молодежь весело грузила коляску в прицеп, самого парнишку сажали в кабину, и шумный кортеж уезжал. Возможно, Сергея забирал погостить кто-то из друзей. А может быть, он навещал оставшихся в той деревне родных. У Сергея есть еще старшая сестра с семьей.

Я точно не знаю, куда увозили парнишку. Тогда спросить не удосужилась, а теперь вспоминать те счастливые для него дни стесняюсь. Почему? Потому что чуть позже визиты молодежи стали реже и реже, а за последние пять лет я вообще никого из гостей рядом с домом Сергея не вижу.

За это время в семье Яковлевых случилось несчастье: скоропостижно умерла его мать. Теперь он живет только с престарелым отцом – Николаем Ильичом. Остались мужчины одни…  И дом у них красивый, ухоженный, и над окошком висит антенна-«тарелка», а в палисаднике пестреют какие-то цветочки, но женского взгляда, женской руки все равно не хватает.

Сергей Яковлев все время живет в деревне, хотя родился и прописан в Твери, в Заволжском районе. Конечно, в деревне чистый воздух, тишина, покой. Инвалиду удобнее и безопаснее гулять. Но одиноко-то страшно!  В деревне нет ни одного сверстника Сергея, с которым он мог бы пообщаться. Даже просто близкого по возрасту человека.

Вот и катается Сергей один в хорошую погоду по деревне, туда-сюда, туда-сюда. А чаще – сидит в инвалидной коляске около своего дома, смотрит по сторонам. Только вокруг одно и то же на протяжении многих лет: дорога, колодец, деревня да сосновый бор за ней.

Небольшое разнообразие вносит автолавка, приезжающая три раза в неделю. Сергей караулит её прибытие, чтобы отец случайно не пропустил. Потом Николай Ильич идет за покупками, а сын ждет его у дома или выезжает  навстречу. Так бывает летом, а зимой из-за заснеженности дорог автолавка может и не приехать. Да и Сергей в этот период чаще сидит в избе и, если электричество не отключили, смотрит в экран опостылевшего телевизора.

Сережа нигде не учился. Он даже не умеет читать, о чем сейчас очень жалеет. Я спросила его, почему так получилось? Ведь рядом с деревней, где он раньше жил, есть большая школа. Учителя могли бы ходить на дом, хотя бы в начальных классах.

– Сначала ходила одна учительница… Потом она уволилась и уехала. Больше никто не ходил…

В прошлом году отец Сергея, Николай Ильич, попытался добыть для сына инвалидную коляску с мотором: старая, на ручном ходу, чинена-перечинена. Может, смог бы тогда Сережа на самоходном агрегате проехать вокруг деревни или потихоньку добраться до речки. А то, может быть, и в соседнюю деревню съездить. Пожилой человек ходил по разным учреждениям, просил, умолял, требовал. Дали обыкновенную инвалидную коляску, «универсальную» — как говорит Николай Ильич. Даже на очередь не поставили. Почему? Я узнала: оказывается, Сергею прикрепили ярлык «умственно отсталый», а таким коляска с мотором не положена. Но ведь коляска – не средство передвижения, для управления ею не нужны водительские права!

Сергей Яковлев живет в тридцати километрах от Твери – крупного города и областного центра. Одиноко катается по пустой деревне в старенькой инвалидной коляске. А точнее сказать, стоит его коляска на обочине дороги жизни.

Автор: Марина Жужкова



There are 12 comments

Add yours
  1. алушева ольга

    Такие статьи обязательно нужно писать,не только о тех кто добился чего-то,но именно о таких людях,что б о них знали,возможно кто-то захочет и сумеет помочь им ,и они будут чувствовать,что о них еще кто-т вспомнил…

  2. Автор статьи

    Сережа Яковлев скоропостижно умер в этом году 13 августа. Хоронили его все, кто был в деревне. Последний раз я видела его за неделю до смерти… Ехал он на своей чиненой-перечиненой колясочке и улыбался. Так и не удалось Сереже прокатиться на коляске с моторчиком…

  3. наталья

    мурашки, читая статью, и слезы, читая последний комментарий…
    я — уже давно пленник простой и не новой дилеммы: непреодолимое желание отдать ("помочь") и необходимость существовать. вот наступил в моей жизни этап, когда уже недостаточно просто уступить место бабушке в транспорте. хочется ДЕЛАТЬ для тех, кто нуждается в поддержке. сделать ДЕЛАТЬ своей "профессией". и тут поджидают нас 2 крайности: 1) работать только ради собственного материального благополучия, удовлетворившись тем, что я уступаю место в транспорте и бросаю копеечку бабушке в метро (слава богу, этот этап я миновала); 2) ДЕЛАТЬ, забывая о себе и своих потребностях, потому что кому-то "более худо".

  4. наталья

    вот уже год пытаюсь "собрать в кучу" и запустить тур-проект "русскоговорящие инвалиды Берлина принимают инвалидов из России". благое дело? да. почему тогда нет мне покоя? потому что "время от времени, когда есть время" подозреваю себя в корысти.)) бесплатно работать я не могу себе позволить, я должна себя содержать. просить у имущих мира сего не умею, да и не хочу. заложу в цену минимум для себя (пусть все вокруг смеются). НО — даже тогда, кто сможет оплатить этот тур? те, кто уже живет "чуть веселее". а что делать Сережам Яковлевым?
    Отцы православные говорят мне: не твое это право решать, кто нуждается больше. часто здоровый и богатый нужду большую в помощи имеет, чем больной и бедный. правда ваша, Отцы! Но что же делать мне?

  5. наталья

    удивительная статья. немало пишется о том, как кому-то приходится нелегко. но здесь подача таков, что сподвигает (пусть двоих, не более) реально проявить соучастие. на мой взгляд, это много ценнее, чем разделить радость победивших в конкурсе красоты или танцевальном конкурсе. в России волонтерство находится в пред-зачаточном состоянии. И репортажи о пара-олимпийских играх, конкурсах и иных достижениях отдельных инвалидов никак на развитие плода не влияют. И по моему мнению, на бОльшую часть инвалидов такие репортажи оказывают депремирующее влияние. "Отрыв" тех, кто радуется оборудованному пляжу в Москве, от тех, кто живет как Сергей, чреват…

  6. наталья

    да, у меня нет ответов, есть только вопросы. я вижу в России удивительные позитивные продвижки в инвалидной теме. Но после10 лет проживания в Берлине мне так бросается в глаза, что в России появились те, кто хочет помочь финансово, но в славящейся милосердием стране все еще недостаточно тех, кто готов "вложиться" своим временем, руками и сердцем. Достаточно тех, кто "организует" фин. поддержку, по пальцам можно пересчитать тех, кто дает людям возможность помочь "лично и конкретно".
    И эта статья, как минимум, рождает импульс в душе. Нужны те, кто поможет эти импульсы преобразовать в конкретное участие. Спасибо, Марина!


Добавить комментарий для Оргадыкова Лилия Отменить ответ

*