Это Спарта: еще раз про ВИЧ, гепатит и приемное родительство

4

Почти год назад Катя рассказала для Неинвалида свою историю. О том, как 20-летней девушкой узнала, что больна гепатитом С. Как боролась с отчаянием и безнадежностью, училась жить в изменившейся реальности и доверять Богу.

Катя писала, что начала приходить в Дом ребенка к детям-отказникам и встретилась с Лизой — девочкой с синдромом Дауна.

«Лиза мне сразу стала родной, сначала, потому что хотелось заботиться о ней, помогать, а потом она, маленькая , несмышленая девочка, помогла мне открыть свои таланты, найти то дело, для которого меня приготовил Господь, даже послал мне ее в помощницы, чтоб было веселее, а ведь когда знаешь свой путь, то преодолеваешь любые страхи и уныние. Так получилось и у меня. Лиза познакомила меня со многими людьми, ставшими нам впоследствии друзьями, помогла организовать мероприятия в интернате, куда впоследствии ее перевели, а сколько много я узнала про развитие детей. И самое важное — начала учить меня настоящей любви. Это когда отдаешь не потому, что тебе грустно и одиноко, а от избытка, с радостью, и тогда любви становится еще больше. Это именно она, в первую нашу встречу рассказала мне про бессмертие, но я приняла ее слова за лепетанье ребенка», — писала Катя.

Тогда, из-за гепатита С, Кате отказали в оформлении опеки над девочкой, и она решила идти дальше — добиваться признания правил несправедливыми и незаконными. И вот в конце 2014 года Верховный Суд вынес свое решение. Однако, начнем по порядку.

Ильнур Шарапов, юрист правозащитной организации «Агора», предложил Кате объединиться с товарищем по несчастью — жителем другого города, который не смог стать приемным родителем из-за положительного ВИЧ-статуса. Вместе они намеревались оспорить одно из положений утвержденного правительством РФ Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, взять его под опеку, в приемную или патронатную семью.

В заявлении, поданном в Верховный суд, указывалось, что положения этого перечня ущемляют права людей с гепатитом С и ВИЧ и противоречат федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Закон этот гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации в связи с наличием у него каких бы то ни было заболеваний. В данном случае речь шла о нарушении семейных прав.

Гепатит С и ВИЧ — это инфекции кровеносных путей, при которых возбудитель находится в замкнутой системе. При этом и ВИЧ, и гепатит С — хронические заболевания, пациенты с этими диагнозами стоят на специализированном учете пожизненно, а соответствующая терапия позволяет им вести нормальную социально активную жизнь.

 

ВИЧ-инфицированные и люди с гепатитом не опасны в быту, говорят специалисты
Специального для судебного разбирательства было решено запросить консультац ию доктора медицинских наук, заведующего кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. И. Павлова Дмитрия Лиознова.

«Вирус гепатита С не передается при обычных бытовых контактах. Кашель, чихание, объятия, поцелуи, совместное употребление пищи и напитков, совместное использование предметов обихода, туалетных комнат и ванн безопасны для окружения больного гепатитом С. Поэтому больной гепатитом С не представляет опасность для общества, и несовершеннолетних детей в частности», — заверил профессор.

Специалист отметил, что заражение может произойти при попадании крови и биологических жидкостей на слизистые оболочки или раны, а также при передаче от матери новорожденному ребенку. То есть, например, при неудачном стечении обстоятельств возможно инфицирование через маникюрные ножницы или другие предметы.

Современной науке неизвестны случаи заражения гепатитом С в бытовых условиях, отметил эксперт, и риск такой передачи считается незначительным. Таким образом, указывали заявители в обращении в суд, при соблюдении определенных мер предосторожности гепатит С и ВИЧ-инфекция не опасны для окружающих. А значит, запрет на усыновление из-за одного только присутствия инфекции в организме, является дискриминацией.

Что касается ВИЧ-инфекции, то по закону «О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммуннодефицита человека» наличие у человека вируса не может быть поводом для его увольнения, отказа в приеме на работу, в образовательное учреждение или медучреждение, как и любое другое ограничение прав и законных интересов. В законе оговаривается лишь один момент — граждане России, у которых была выявлена ВИЧ-инфекция, не могут быть донорами крови, биологических жидкостей, органов и тканей, а иностранцы и лица без гражданства при подтверждении диагноза подлежат выдворению из страны.

Заявители попросили Верховный суд признать соответствующий пункт Перечня заболеваний, при наличии которых невозможно усыновление и опека, не соответствующим закону об охране здоровья граждан и, как следствие, недействующим.

 

Суд посчитал, что забота государства о детях важнее, чем дискриминация больных

 

Представители российского правительства и генпрокуратуры не согласились с доводами Кати и ее созаявителя. И суд встал на их сторону, указав, что в России госполитика в интересах детей является приоритетной.

«Перечисленные законодательные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, имеют целью обеспечить таким детям надлежащее, в том числе эмоционально-психологические, условия для полноценного развития. Вместе с тем в целях защиты прав и законных интересов ребенка как наиболее уязвимой и зависимой стороны семейных отношений федеральный законодатель предусмотрел основания, при наличии которых лицо не может быть усыновителем, принять ребенка под опеку, попечительство, взять в приемную или патронатную семьи», — говорится в вынесенном решении. Обязанность определять перечень заболеваний для этого законодатель возложил на правительство.

Ограничения, указывает суд, установлены федеральным законодательством исключительно в интересах несовершеннолетних детей, оставшихся без родительского попечения, нуждающихся в особой защите своих прав и интересов, и не могут рассматриваться как дискриминационные в отношении лиц, имеющих определенные заболевания, указывает суд.

Журналист Мария Гусарова, внимательно следившая за ходом судебного разбирательства, рассказала в эфире «Эха Москвы«, что одним из главных аргументов генпрокуратуры, который был принят во внимание судом, было то, что у ВИЧ-инфицированных достаточно нестабильное состояние. «Что же будет с ребенком, какую он психологическую травму понесет, если родитель, не дай Бог, умрет», — объясняли представители ведомства. В то же время адвокат Ильнур Шарапов настаивал, что существующая на сегодняшний день терапия позволяет ВИЧ-инфицированным (как и носителям гепатита С) проживать долгую и счастливую жизнь, в том числе и воспитывая детей.

 

Минздрав ранее признавал необходимость изменений, а запрет иногда удается обойти

 

Ранее Минздрав поднимал вопрос об изменении требований к усыновителям, указывая, что сейчас уже далеко не те времена, когда диагноз ВИЧ или гепатит были равны приговору. Об этом, например, весной 2013 года писал «Доктор Питер».  Известно, что ведомство отреагировало на петицию, составленную людьми с ВИЧ и вирусными гепатитами, и  обратилось за согласованием вопроса в Минобрнауки, правительство и к пациентской организации ВИЧ-инфицированных. Однако никаких решений принято не было.

Правовой аналитик «Агоры» Ирина Хрунова говорит, что сейчас люди с попадающими под ограничение заболеваниями находят различные способы обойти запрет — например, оформляют опекунство на здорового супруга или кого-то из близких. Но, по ее мнению, окончательному решению вопроса могло бы поспособствовать обращение к Европейскому суду по правах человека.

«Есть люди, которые самостоятельно договариваются с органами опеки для того, чтобы им передали на воспитание инфицированных детей. То есть ВИЧ-инфицированным родителям или родителям с гепатитом передавали детей с аналогичным диагнозом, потому что еще как-то здоровых детей все-таки усыновляют и берут охотнее, а вот детей с ВИЧ, детей с гепатитом и другими такими серьезными заболеваниями все-таки не особо часто усыновляют. Поэтому таким родителям предлагают органы опеки сами на местах, уже понимая, что в семьях таким детям будет лучше. Все-таки как-то обходят закон. Но это исключительно дается на откуп местным органам», — говорит Хрунова.

Однако в каких-то случаях следование букве закона приводит к настоящим трагедиям. Так, например, в «Агору» обращалась за помощью молодая женщина из Казани, носительница ВИЧ. У Светланы скончались родители и остался 10-летний братишка. И она не смогла его усыновить. Двое ее здоровых детей живут с ней, а родной братик — в детском доме.

«В последнее время то законодательство, которое принимается, показывает, что в принципе мы с вами живем в Спарте. У здоровых — да, есть возможность усыновить детей, а у ВИЧ-инфицированных большие проблемы с отстаиванием своих прав. У ВИЧ-инфицированных большие проблемы с реализацией прав, элементарных, которые есть у нас с вами. Поэтому нам остается только идти в Европейский суд, чтобы вытаскивать эту проблему на международный уровень», — говорит Хрунова.

Адвокат Ильнур Шарапов полагает, что перспективы по обжалованию Перечня заболеваний в Конституционном весьма безрадостны. Сейчас он вместе с единомышленниками ждет разрешения еще двух ситуаций, связанных с опекой и попечительством для ВИЧ-положительных граждан. Дальше уже можно будет говорить об обращении в Страсбург.

 

Катя и Лиза пока не вместе, но работают над одним проектом

 

А Катя и Лиза тем временем продолжают общаться, благо, администрация интерната, где по-прежнему живет девочка, этому не препятствуют. И вместе работают над арт-проектом, в котором дети с синдромом Дауна — предстанут в виде героев шедевров мировой живописи.

«Фотопроект «Солнечный шедевр» призван показать красоту особых детей и научить общество позитивному отношению к таким детям. Каждый ребенок — это яркая картина, созданная Творцом для украшения этого мира. Особый ребенок — это тоже шедевр, но иногда недооцененный из-за малой информированности о синдроме Дауна», — говорит Катя.

Похоже, вместе с Лизой в ее жизни появился смысл. Она много думает о том, что в современном обществе распространены стереотипы о невозможности социализации и индивидуальном счастье для деток с синдромом Дауна, в то время как такие дети — очень творческие, дружелюбные и жизнерадостные.

Выставка по итогам фотопроекта «Солнечные шедевры» запланирована на осень 2015 года. Мы обязательно о ней расскажем.

 



There are 2 comments

Add yours
  1. Анна1982

    Странный аргумент — "ВИЧ-инфицированные имеют нестабильное состояние здоровья, и у ребенка будет психотравма, если родитель, не дай Бог, умрет". Давайте тогда всех людей, которые имеют те или иные серьезные хронические болезни, лишать права усыновлять и вообще рожать детей, так, что ли? А вдруг они умрут, и ребенок переживет психическую травму, увидев умершего родителя. Мы все когда-нибудь умрем, и человек имеет такой же риск умереть от сахарного диабета или бронхиальной астмы, или сердечного приступа, или инсульта, и оставить своего ребенка сиротой, как и от ВИЧ или гепатита С.

  2. Пенсионер

    Действительно странно написано. Здесь уместнее всего прозвучит цитата Воланда из Мастера и Маргариты: "Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер."


Post a new comment


*