Екатерина Зотова: «Каждому инвалиду хочется просто затеряться в толпе»

4D7FBD0D-D05B-43ED-BA11-64000031E53B

Интервью с учителем из Норвегии Торстейном Лерхолом «Быть иным очень важно. Причем не для меня, а для остальных» я буквально проглотила на одном дыхании. Первая реакция: «Какой умница! Согласна на все 100!» Однако за первым пошли другие, более трезвые соображения…

В прошлом году фотографии обнаженного Торстейна появились на первой странице одного из популярных норвежских журналов. «Я хотел показать, что вполне возможно быть успешным человеком, даже если ты выглядишь как анорексичная версия горбуна из Нотр-Дама». И эти слова – не преувеличение. У Торстейна спинальная мышечная атрофия, и в свои 28 лет он весит всего 17 килограмм. Судя по фото, привычная поза – лежа на боку. Ручки-ножки больше всего напоминают лапки кузнечика. Управлять ими он практически не может. А еще – светлый ежик волос и обаятельная жизнерадостная улыбка на подростковом лице.

4

Торстейн Лерхол

Торстейн не скрывает: его успешность – результат усиленного развития интеллекта. Не слишком характерный путь для потомственного фермера, однако ничего другого при ТАКОМ теле природа ему просто не оставила. Но тут Лерхол далеко не одинок. Этим нелегким путем идут многие инвалиды по всему миру. Например, весьма известный в Москве 30-летний колясочник с ДЦП Алексей Карлов. Благодаря природному уму, обаянию и помощи волонтеров, Алексей, с детства живущий в психоневрологических интернатах, умудряется путешествовать по всей России, бывал за границей, даже ведет собственный блог и странички в соцсетях. Или – Олеся Радушко, «девушка с каменеющим телом» из Кемерова. Из-за очень редкой тяжелой болезни (прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия) она смогла окончить только 5 классов школы, а затем вынуждена была и вовсе уйти из семьи в дом инвалидов, т.к. только там ей смогли обеспечить квалифицированный уход. Но даже это не мешает Олесе вести активную жизнь. Ее рассказ о себе год назад был опубликован в «НЕ ИНВАЛИДЕ».

Олеся Радушко

Олеся Радушко

Вопрос о том, что было бы с Торстейном, окажись он в таких обстоятельствах, как Алексей или Олеся, остается открытым. Другое дело, что даже если бы «накачка мозгов» не принесла ожидаемого эффекта, он пожизненно остался бы обаятельным баловнем своей семьи (благо, есть трое братьев и сестер), соседей и – хорошо развитых социальных служб. В этом – принципиальное отличие его судьбы от судеб людей, живущих в современной России.

Кстати: в чем конкретно заключается его «успешность», из интервью понять трудно. Даже в Норвегии, где курс на инклюзивное образование был взят еще в 80-е годы прошлого века, после окончания колледжа Лерхол с трудом нашел место учителя в какой-то особой «инклюзивной школе». Но это – данные из другого источника, в этом интервью он представлен как «политический и общественный деятель». Однако, похоже, его «деятельность» ограничивается периодическими выступлениями на различных мероприятиях.

Алексей Карлов

Алексей Карлов

Единственный явный признак успешности – это феноменальная открытость Торстейна Лерхола окружающему миру. «Каково быть настолько другим в современном обществе? Лично я могу сказать только одно: это просто потрясающе! – восклицает он. – Инаковость открывает передо мной совершенно новые перспективы в жизни и совершенно особый опыт, чем нежели бы я был 28-летним футболистом с совершенно здоровым телом». Торстейн с детства любит путешествовать, а главное – он не боится жить под прицелом любопытных взглядов. Правда, при этом все равно «мечтает об обществе, которое смотрело бы на нас, необычных людей, так, как мы сами себя воспринимаем, — просто как на людей».

И в этой оговорке – вся драма жизни Лерхола, а вместе с ним – и всех инвалидов на всем земном шаре. Да, каждый из нас может сколько угодно убеждать себя и других, что нам вполне комфортно в «нашем теле». Мы можем приводить разнообразные, более или менее убедительные примеры своей успешности, а правительства наших стран стараются, по мере возможности, обеспечить людям с инвалидностью достойный уровень жизни. (У кого-то это получается лучше, у кого-то – хуже. Не следует забывать, что первые законы, которые предусматривали выплату пенсий всем инвалидам, а не только увечным воинам, были приняты в Европе лишь в начале ХХ века.) Мы можем восхищаться такими людьми, как Торстейн, и пытаться брать с них пример. Наконец, немало инвалидов добивалось и добивается вполне реальных успехов в профессиональной, общественной, семейной и иных сферах жизни.

Но в глубине души каждому инвалиду хочется просто затеряться в толпе и прожить хотя бы день, не думая о том, что он чем-то фатально отличается от окружающих…

 

Екатерина ЗОТОВА



There are 5 comments

Add yours
  1. не буду называться

    А в нашей стране, Мария, хочется теряться каждый день, минуту………….. не выходить на улицу вообщеB)

  2. Наталья

    Екатерина, так метко сказано : каждому инвалиду хочется просто затеряться в толпе.
    Я так много писала-переписывала, пытаясь объяснить — какую цель я преследую, строя туры для инвалидов, чем они, мои, отличаются от других.
    Вы сделали это за меня. В нескольких словах — такая глубокая суть.
    Звучит повсюду "равный среди равных". Вдруг сейчас я подумала: пытаясь стать равными среди равных, Особые пытаются "достичь невозможного, преодолеть, побить рекорды", таким образом доказав, что они равны.
    А на самом деле цель — просто затеряться в толпе. И я знаю, где это возможно. Сейчас, а не через 50 лет. Пусть на несколько дней. Просто для того, чтобы остаться с миром лицом к лицу, наедине, на равных.

    Екатерина, я прошу Вашего разрешения, использовать эту фразу как мотто. иногда . может быть…)))


Post a new comment


*