«Дух в движении» — интервью с капитаном сборной России по disability-кикеру

B8CIZ6IIgAEhicd.png large

Перед вами очередная вдохновляющая история. На этот раз — история Александра Громова. Он выучился на врача, но неудачное падение с мотоцикла заставило искать другие пути самореализации. Саша нашёл. Он стал капитаном сборной России по настольному футболу.

Пофигизм 80 lvl

— Привет, Саша! Добро пожаловать на Лайфхакер!

— Привет, Настя!

— Расскажи о своём детстве.

— Родился, вырос и до сих пор живу в Москве. Один ребёнок в семье. Семья довольно интеллигентная: мама — врач-акушер, папа — астрофизик.

— Ты был прилежным мальчиком с отличными оценками?

— Не совсем. Хорошие оценки были по предметам, которые интересовали и легко давались. Например, по иностранному языку. Также одно время преуспевал в химии. Но когда ушёл хороший преподаватель, интерес исчез.

Вообще в детстве и юности я был во многом пофигистом: делал то, что нравилось.

— Какие у тебя были внешкольные увлечения?

— Компьютер. У отца в НИИ они появились довольно рано. Чтобы работать дома, он притащил один. Я заболел компьютером, особенно играми.

Поэтому как активный игроман в прошлом могу сказать, что не стоит запрещать детям компьютерные игры. Во-первых, запреты — дело бесполезное. Ограничивать можно, но не запрещать. Во-вторых, игры — это способ разрядки эмоций и возможность найти общение по интересам. В-третьих, они неплохо подтягивают английский. Лично я поднаторел в языке именно в играх и только потом пошёл на курсы.

Саша с детства любит технику

Саша с детства любит технику

— А спортом не увлекался?

— Парадоксально, но нет. Физкультуру не любил и в футбол во дворе не гонял. На тот момент со спортом не сложилось, и я не думал, что буду к нему причастен.

Надежда

— Какую профессию ты выбрал?

— После школы пошёл учиться в медицинский институт на педиатрический факультет. Родители не ограничивали меня в выборе, но, так как у меня не было серьёзных предпочтений, я решил заниматься тем, чем занимаются родители. Остановился на медицине. Это работа с людьми, а значит, интереснее.

Я стал детским отоларингологом. Прошёл ординатуру и год отучился в аспирантуре.

— Пока не случилась авария?

— Да, в 2007 году я попал в ДТП — неудачно упал с мотоцикла. Год по больницам: спину немного «починили». Потом реабилитация в центре «Преодоление».

Саша получил травму, неудачно упав с мотоцикла

Саша получил травму, неудачно упав с мотоцикла

— Как врач ты понимал серьёзность своего положения?

— Я не только врач, но ещё и человек. Да, образование позволяло объективно оценивать ситуацию. Но чисто психологически я проходил те же ступени, что и все.

Первый год я был абсолютно уверен: ещё немножко, и я пойду.

Это неплохо — помогает работать.

Но постепенно пришло осознание: я не пойду.

Александр Громов: «Постепенно пришло осознание: я не пойду»

Александр Громов: «Постепенно пришло осознание: я не пойду»

— Ты потерял надежду?

— Это звучит как-то совсем грустно. 🙂 Я просто понял и принял этот факт. Это позволило перейти к следующему этапу — адаптации, переключиться на другие интересы.

Есть такой американский сериал Push Girls. Он о четырёх девушках, получивших различные травмы спины и оказавшихся в инвалидных креслах. В нём есть отличная фраза:

Ценность прямохождения сильно преувеличена.

По большому счёту так и есть. Ко всему можно адаптироваться. При наличии нужных технических средств можно заниматься почти чем угодно.

Кикер

Он же фусбол, он же настольный футбол — игра, придуманная в 20-х годах ХХ века.

— Саша, что такое кикер?

— Это игра, где на небольшом столе расставлены нанизанные на штанги фигурки футболистов. Нужно поворачивать штанги и забивать мячи в ворота соперника.

На первый взгляд — проще некуда. Но когда играешь по правилам, а главное — с людьми, которые серьёзно занимаются этим видом спорта, понимаешь, что всё далеко не так просто. Впервые садясь за стол, можно ощутить даже лёгкий когнитивный диссонанс: вроде бы вот фигурки, вот ворота, вот шарики, но НИЧЕГО не получается. Тебя обводят, как ребёнка.

Александр Громов: «Кикер — это далеко не так просто»

Александр Громов: «Кикер — это далеко не так просто»

— Как ты познакомился с этим спортом?

— Когда первый раз попал в «Преодоление», мне повезло с соседом по палате. У него на тот момент была точно такая же ситуация: тоже травма, тот же срок. Процедуры процедурами, но нужно и развлекаться. В центре тогда уже был стол для настольного футбола, и мой сосед то и дело меня таскал играть: «Шурик, пойдём, Шурик, пойдём». Так и втянулся.

Потом собралась команда. Стали проводить внешние и внутренние чемпионаты.

Увлечение Александра кикером началось с реабилитации в центре «Преодоление»

Увлечение Александра кикером началось с реабилитации в центре «Преодоление»

— Эти турниры привели вас на мировое первенство во Францию?

— Да.

Сначала был чемпионат Москвы. Там мы с напарником с трудом выиграли. Проиграли первую же партию. К счастью, схема была до двух поражений. Собрались, обыграли всех и дошли до финала. В финале встретились с теми же соперниками, кому слили первую игру. Шли мяч в мяч и буквально чудом вырвали победу. Она позволила нам получить путёвку во Францию.

Там мы узнали, что такое серьёзный кикер. Мы познакомились с людьми, которые реально болеют им. До этого я относился к нему как к хобби: ну человечки, ну шарики, ну прикольно.

Но когда увидел взрослых бородатых дядек, плачущих от поражений и побед, увидел эмоции зрителей, стоящих рядом, кричащих и болеющих, я понял, что это настоящий спорт.

Меня это сильно зацепило.

— Привезли награду из Франции?

— Мы заняли второе место. Но здесь сработал принцип «новичкам везёт». На тот момент наш уровень игры сильно уступал европейским командам.

— Чем отличается кикер для людей с инвалидностью от обычного?

— Почти ничем. Технически мы можем играть с людьми без инвалидности. Но есть два больших но — это столы и регламент. У нас столы адаптированные. Обычные выше, сидя за ними ничего не видно и неудобно крутить ручки. Человек без инвалидности может играть за нашим столом, но не в рамках соревнований. Ведь по регламенту спортсмены должны быть в равных условиях. Мы можем играть за обычными столами (например, с помощью вертикализатора), но это хлопотно и опять же вряд ли возможно по существующим правилам.

z-TV-TA-dTA-TZH-TP-E-TV-2010-630x473

— Человек с любым видом инвалидности может играть в кикер?

— Всерьёз, к сожалению, нет. Зависит от степени нарушения функции рук. Например, вряд ли получится заниматься профессионально у человека с тяжёлой формой ДЦП или шейника. Но как хобби настольный футбол доступен каждому. Это отличное времяпрепровождение!

— Сейчас ты возглавляешь сборную России по кикеру среди людей с инвалидностью. Чего вам не хватает на сегодняшний день?

— Двух вещей.

Во-первых, массовости. Есть команды, где очень много игроков. Например, итальянская сборная. А количество, как известно, обязательно переходит в качество. У нас, к сожалению, до сих пор довольно скромная по размеру команда. Хотя кикер-сообщество невероятно позитивное. Но малочисленность напрямую связана со второй проблемой.

Во-вторых, не хватает мест для встреч и тренировок, а также точек, где человек смог бы просто попробовать. Например, люди без инвалидности часто знакомятся с кикером в барах. Приходит компания в кафе, там стоит стол: «О! А что это? А давайте попробуем?». Многие серьёзные спортсмены начинали именно так.

Для людей с инвалидностью таких мест нет. Фактически единственное место, где человек может попробовать себя в настольном футболе, — это реабилитационный центр. Но туда не все возвращаются. Нужны клубы, где люди бы смогли весело неформально провести время и заодно посоревноваться.

— В регионах играют в кикер?

— Disability-кикер сосредоточен в Москве. Дело в том, что в провинции проблемы, о которых я сказал (отсутствие или труднодоступность площадок для игры и малочисленность игроков), ещё острее.

Новый стол для игры стоит порядка 40–50 тысяч рублей. Учитывая, что ничего, кроме помещения, больше не надо, это недорого. Грубо говоря, любой реабилитационный центр или социальная организация может позволить себе организовать кикер-клуб. Но с ними нужно проводить серьёзную разъяснительную работу. Потому что руководство может посчитать это баловством: «Лучше мы потратим деньги на что-нибудь более серьёзное, например на тренажёр». В будущем я планирую заняться этим направлением, так как межрегиональные турниры — это круто!

— Как часто проходят тренировки сборной?

— Раз в неделю. Большинство игроков работают. Мы не можем заниматься только настольным футболом: не проживёшь. Как правило, мы встречаемся в выходной, когда есть свободное время и нет пробок.

Spirit in motion

— Кем ты работаешь?

— Спортивным организатором в центре «Преодоление».

До этого работал в оргкомитете «Сочи-2014».

GFP_Day3_Web-0017-630x420

— Как ты туда попал?

— Была открыта вакансия. Мне предложили пойти туда работать. Я подумал, почему бы и нет? Поехал, посмотрел, там оказалось более чем оборудованное место, красивый кабинет. Мы ударили по рукам. Я прошёл собеседование, и меня приняли.

Проработал там год. Кстати, именно там узнал о движении факелоносцев Паралимпиады. Подал туда заявку и стал одним из них.

20140301-120630-630x419

— Понравилась Паралимпиада?

Сочи — это непередаваемые ощущения!

Не ожидал, что будет настолько круто. Мы шли из олимпийской деревни на «Фишт» на церемонию открытия плотной толпой. Но местные говорили, что на Олимпиаде людей было ещё больше. «Куда больше?» — думал я. На стадионе я увидел все эти 40 тысяч человек сверху (мы сидели на самых верхних трибунах), и все они были счастливы! Они смеялись, пускали волны. Ничего подобного я в жизни не видел!

Вопреки всем скептикам скажу, что Олимпиада и Паралимпиада — это круто! Это то, что объединяет людей.

— То есть деньги потрачены не зря?

— Работая в оргкомитете, я понял, что Олимпийские игры — это большой коллективный труд. Есть куча стандартов, которые необходимо выполнять. Они накоплены годами, это реально работа всего мира. Я рад, что мы смогли поучаствовать в этом целой страной, что смогли, что вытянули.

А что касается денег, как и со столами для кикера, всегда найдутся люди, которые считают, что есть более важные цели.

Но спорт — цель более чем стоящая.

На мой взгляд, она выстрелила на 110%. Взгляните хотя бы, как преобразился Сочи.

— Да, там многое сделано с точки зрения безбарьерной среды. А как с этим дела обстоят в Москве?

— Весьма неплохо. Конечно, нет смысла сравнивать с той же Францией — это небо и земля. Но если посмотреть на то, что было лет пять назад и что есть сейчас, то Москва стала намного дружелюбнее к людям на колясках. Ещё много работы впереди, но прогресс радует.

IMG_3173-630x473

— Героиня предыдущего интервью, умница и красавица Дарья Кузнецова, рассказывала мне, что ты ездишь на коляске в метро… Это правда?

— Езжу! Но другим не советую! 🙂

— Почему?

— В столице подземка существует с 1930-х. Проблема та же, что со всеми старыми объектами, — метро необорудовано. Есть новые станции с лифтами, но их единицы. Я же езжу там, где есть эскалаторы и нет лестниц — хватает сил и сноровки. Но рекомендовать кому-то перемещаться на метро без сопровождающего я не могу.

— Саша, о чём ты мечтаешь?

— Чтобы я и моя команда стали лучшими в мире! Футбол — важная и любимая часть моей жизни.

Стать № 1 — это то, ради чего стоит поработать. Это интересно и чертовски круто.

Всё остальное у меня есть. Я счастливый человек. 🙂

GFP_Day2_Web-1052-630x945

— А девиз у тебя есть?

— Spirit in motion — дух в движении. Это девиз паралимпийского сообщества.

— Пожелаешь что-нибудь читателям Лайфхакера?

Сидеть на диване — это скучно! Уже через пару дней выносит мозг — становишься овощем. Не надо так делать. Двигайтесь — в этом жизнь! Занимайтесь чем угодно, но двигайтесь вперёд!

— Спасибо, Саша! Было очень интересно!

— Пожалуйста! Взаимно! 🙂



There are no comments

Add yours


*