Западная модель интеграции инвалидов: берлинское кафе «Mauer»

главн.jpg

О том, что в России трудно найти работу инвалиду, не знает разве только ленивый. И даже имеющиеся варианты, как правило, являются работой на дому. Фактически человек с ограниченными возможностями оказывается просто в изоляции от внешнего мира. С такой проблемой в разное время сталкивались практически все развитые страны. Именно поэтому хотелось бы обратить свое внимание на Германию, которая делает успешные попытки интеграции людей с ограниченными возможностями. Нет, мы сейчас не говорим о размерах пенсии и страховых выплатах. Для многих инвалидов важнее суметь социализироваться и быть в равных правах наравне со здоровыми людьми. Так, в Берлине существует кафе «Mauer», где работают люди с психическими и физическими отклонениями. Мы поговорили с руководителем заведения Лореной Шлихт о ее сотрудниках.

Западная модель интеграции инвалидов: берлинское кафе «Mauer»

«Мауэр» значит «стена»

Лорена, сразу бы хотела спросить, существуют все-таки какие-то ограничения по приему на работу?
— При очень серьезных ограничениях только медицинское учреждение дает разрешение, в каких областях человек может работать. Могу сказать, что в нашем кафе не принимают на работу инвалидов-колясочников. Также при приеме на работу каждая семья сотрудника может высказать свои пожелания по сфере его деятельности.

Западная модель интеграции инвалидов: берлинское кафе «Mauer»

Возле кафе

Кто в основном приходит к вам?
— Среди сотрудников у нас сейчас три человека без ограничений и пять человек с ограничениями, еще семь мест сейчас вакантны. Люди с ограниченными возможностями параллельно проходят курсы повышения квалификации или подготовительные курсы по своей основной специальности, а это два года. После обучения у каждого есть выбор: уйти или остаться на прежнем месте работы. За время учебы они адаптируются в обществе, становятся самостоятельными и помогают другим. По специальности работают около двух процентов людей с ограниченными возможностями. Однако не все хотят работать, многим достаточно того, что у них есть.

Западная модель интеграции инвалидов: берлинское кафе «Mauer»

Сотрудник кафе Тобиас Шмит, 20 лет

— Вы сказали, что у вас работают три человека без ограничений. Для чего?
— Мы должны понимать, что часто люди с ограничениями не могут читать, писать, считать, поэтому обычные люди нужны для их контроля. Среди работающего персонала можно встретить людей с психическими и физическими ограничениями, например, людей с легкой формой ДЦП, аутистов и других.

— Кафе находится в очень популярном туристическом месте (напротив западного отрезка берлинской стены – прим.автора). Есть указания на то, что у вас работают люди с ограничениями?

— Как такового указания, что в кафе работают люди с ограниченными возможностями, нет. В интернете есть сайт, где указано, что оно не совсем обычное и предлагаются места для людей с ограниченными возможностями. Вообще гостей кафе можно разделить на три группы: постоянные гости (постояльцы дома престарелых, находятся на верхних этажах здания, где располагается кафе – прим. автора); туристы; школьники.

— Какая ценовая политика кафе?
Кафе работает уже 2,5 года, и подобных сооружений сейчас становится все больше. Цены в этом кафе дешевле, чем в большинстве мест в центре Берлина. Да и еда самая что ни на есть домашняя, хотя в меню встречаются и полуфабрикаты, например, сосиски.

— Есть ли зарплата у ваших сотрудников?

Кафе существует на государственную поддержку, его финансирует благотворительный фонд «Hoffnungstaler». Целью фонда является адаптация людей с различными отклонениями. Сами сотрудники не получают зарплату, так как для них не деньги играют роль, а собственная социализация. Государство предоставляет людям с ограниченными возможностями социальную пенсию (в Германии минимальная пенсия составляет 1200 евро – прим. Автора), квартиру и медицинскую страховку. Также работникам предоставляется бесплатная еда и проездной на транспорт.

— Как вы распределяете чаевые?
— Чаевые собираются в общую кассу, и несколько раз в год все сотрудники выходят в свет: в театр, кино, на выставки.

— Как вы пытаетесь интегрировать своих сотрудников в общество?

Западная модель интеграции инвалидов: берлинское кафе «Mauer»

Тобиас за работой

— Мы во всем соблюдаем равноправие между инвалидами и здоровым человеком. Надо учитывать что те, кто работают у нас, живут одни в квартирах без посторонней помощи. И в стрессовой ситуации они находятся гораздо чаще по сравнению со здоровыми людьми. К примеру, у нас работает Тобиас Шмит. Ему 20 лет, и он страдает синдромом Дауна. Его главной задачей было научиться работать в команде. В самом начале работы у нас ему нужно было научиться находить дорогу от дома до кафе и обратно. Поэтому он мог опоздать. Такое бывает и сейчас, но теперь это, скорее, исключение. Благодаря приобретенным навыкам в нашем кафе он может жить самостоятельно, без какого-либо присмотра. Именно эту цель и преследует наше кафе.



There are 6 comments

Add yours
  1. Наталья

    В Берлине первые шаги делает туристический проект "Русскоговорящие инва-берлинцы принимают инва-туристов из России и СНГ".
    Приезжайте и вы увидите, что социализация инвалидов в Берлине — это не отдельные проекты, а повседневность!
    Неделя в Берлине — опыт самодостаточности.
    Покинь страну Гулливеров!
    Наша страница в Контакте http://vk.com/idisomnoi

  2. Елена

    Добрый день! Небольшой комментарий, адресованый к автору статьи, а может быть и для всех нас. Пока мы будем использовать в нашем богатом русском языке такие слова, как "инвалид", а не человек с инвалидностью (первое слово "человек"!), "аутисты" — А не человек с аутизмом, "страдающий синдромом Дауна" — да не страдает он, а это просто Тобиус и у него синдром Дауна, у нас очень не скоро появятся такие кафе. Прежде всего мы сами должны научиться с уважением относиться к людям с инвалидностью, тогда и общество и наниматели изменят отношение к ним… В Беларуси мы уже 2 года реализуем проект "Первые шаги к работе" и за это время смогли трудоустроить на свободном рынке более 20 человек, в том числе и молодого человека с аутизмом. См. http://belapdi.org/proekty/2012-god/pervye-shagi-

    • Ирина

      Полностью согласна, Елена. И не "инвалид-колясочник", а ЧЕЛОВЕК, который передвигается при помощи коляски. Вроде смысл один, а какая большая разница))

      • Евгений

        А зачем вообще указывать с помощью чего и как передвигается человек или чем он болен? Следуя вашей логике тогда должны быть и люди передвигающиеся при помощи ног? Зачем вообще озвучивать диагнозы человека? Человек всегда должен быть человеком…

  3. Светлана

    А можете подсказать, кем мог бы работать тотально слепой человек? Если у него светлая голова и он не может целый день собирать одинаковые механизмы на ощупь…

    • Вячеслав

      Ну смотря от того с рождения он больной или уже во взрослом возрасте ослеп. В любом случае он может обладать какими-то полезными навыками. Например (если ослеп во взрослом возрасте и есть образование) возможно, он мог бы работать аналитиком ли переводчиком (вслух естественно) или кем-то из смежных областей если у него есть знания в сфере математики, финансов, бухгалтерий, программирования, переводов (это мое мнение). Если слепой с рождения но обученный то может работать в местах где нужен хороший слух. Трудно объяснить, где и какую работу нужно это индивидуально (кто-то может вычисляет сложные уравнения в уме, а кто-то вырезает из дерева) главное чтоб у такого человека была поддержка. Извините если, что сумбурно или не правильно написал написал, такие сейчас у меня мысли в голове. Спаси и помоги Господи.


Post a new comment


*