Зачем Беларуси Конвенция о правах инвалидов и как заставить ее заработать

3rkddqjm2

Беларусь подписала Конвенцию о правах инвалидов. Представители различных общественных организаций этот факт приветствуют, но опасаются: как бы дальнейшие шаги по важному документу не отложили в долгий ящик. Для того, чтобы конвенция «заработала» в Беларуси, мы должны ее ратифицировать. Напомним: Беларусь раздумывала над подписанием этого документа долгие восемь лет.

Что может означать конвенция для белорусов? Представители Офиса по правам людей с инвалидностью и других общественных организаций рассказали журналистам, что к чему.

На снимке: воспитанники Богушевского интерната для детей с особенностями психофизического развития. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На снимке: воспитанники Богушевского интерната для детей с особенностями психофизического развития. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Момент первый. Для кого конкретно актуальны проблемы инвалидности в нашей стране?

Сегодня в Беларуси около 540 тысяч человек считаются инвалидами. Имеются в виду взрослые, которые имеют 1, 2 и 3 группу инвалидности, и дети с разным степенями потери здоровья. Такие официальные цифры напоминает координатор просветительского правозащитного учреждения «Офис по правам людей с инвалидностью» Сергей Дроздовский. Однако специалист говорит, что эту цифру вряд ли можно считать объективной.

— Факты говорят о том, что административная процедура установления инвалидности не только несовершенна, но и достаточно произвольна. Люди при равных или похожих ситуациях либо получают инвалидность, либо нет. Сегодня совершенно обычна и такая практика, когда пожилым людям говорят: зачем вам оформлять инвалидность, у вас же и так пенсия есть? И они отказываются от инвалидности. Это все, конечно, влияет на статистику.

Эксперты советуют ориентироваться на то, что в мире сегодня насчитывается около 10% людей с инвалидностью.

— Белорусская нация никак не здоровее, чем все остальные нации, никак не более благополучна, чем все остальные, а потому как минимум 10% у нас в стране вынуждены решать каким-то образом проблему инвалидности, — говорит Сергей Дроздовский.

Затрагивает эта тема и семьи людей с инвалидностью, и, по большому счету, все белорусское общество.

Момент второй. Зачем нужна конвенция и с какими проблемами придется справиться

Беларусь стала 160-й страной, которая подписала Конвенцию о правах инвалидов. В этом документе представлено общее распределение инвалидов по категориям и указано: лица с любыми формами инвалидности должны пользоваться всеми правами и свободами человека, что и люди без инвалидности. Там же прописано, как внедрить изменения, которые позволят инвалидам эффективно реализовывать и осуществлять свои права.

Конвенция о правах людей с инвалидностью не допускает дискриминацию и подразумевает создание отдельной структуры, которая должна контролировать, чтобы национальные законы соответствовали конвенции. Факты дискриминации по признаку инвалидности должны устанавливаться, предаваться гласности, расследоваться и исправляться.

Пока же фактов дискриминации людей с инвалидностью в Беларуси предостаточно. Причем абсолютно по разным аспектам. Например, на слуху то, что людям с инвалидностью часто отказывается в архитектурной доступности.

— Реальные цифры архитектурной доступности по Минску — 5−7%, и то с большой натяжкой, — говорит Сергей Дроздовский. — Недавно мы проводили в Минске конкурс на самые доступные здания. На этот конкурс городские власти подали те объекты, которые они считают наиболее доступными в каждом районе. Так вот, оказалось, что ни одно здание из «самых» в полной мере не соответствует нормам белорусского законодательства. Да, что-то чуть более доступно, что-то чуть менее, но даже белорусским строительным нормам ни одно «лучшее» здание не соответствует.

Еще хуже, говорят специалисты, обстоит дело с информационной доступностью.

— На белорусских государственных каналах менее одного процента передач, которые имеют субтитры. В то время как у британцев госканалы больше чем на 60% имеют субтитры. Разница, — подчеркивает Дроздовский, — даже не в шесть, а в шестьдесят раз!

Не меньше печалят административные барьеры, сквозь которые приходится порой пробиваться человеку с инвалидностью, чтобы получать высшее образование, профессию, иметь свою семью. Эксперты напоминают о недавней истории, когда у родителя с инвалидностью сначала собирались отобрать ребенка, а потом, после серьезной общественной огласки, нашли возможность оставить.

Председатель «Белорусского общества инвалидов» Владимир Потапенко говорит о еще одной проблеме — барьере при трудоустройстве:

— По нашим исследованиям, из числа людей с инвалидностью сегодня могут успешно конкурировать на общем рынке труда 14−18%. Все остальные могут работать при специально созданных условиях: специальных цехах, надомном труде. Последнее требует дополнительного решения каких-то проблем и вопросов. 30% фактически не может работать.

По мнению Потапенко, подписание конвенции и ее реализация могут привести к тому, что большее число людей с инвалидностью сможет работать.

Момент третий. С факта подписания конвенции в стране нельзя принимать законы и нормы, которые ей противоречат

Эксперты отмечают еще одну важную вещь: с момента подписания конвенции страна берет на себя обязательство не принимать законы и нормы, которые противоречат этому крупному документу. А еще недавно такие законодательные акты в стране принимались.

В качестве примера Сергей Дроздовский приводит норму, ограничивающую право человека на получение государственных льгот и гарантий по причине инвалидности, если она получена в результате совершения противоправных действий.

— Подпиши мы конвенцию в 2006 году, такая норма вступала бы с международным документом в большое противоречие.

Представительница «Белорусской ассоциации помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам» (БелАПДИиМИ) Елена Бойко напоминает и постановление, ограничившее круг детей с нарушениями здоровья, которые могут пользоваться услугами отделения дневного пребывания.

— Это касается перехода молодых людей с особенностями из системы образования (коррекционного центра) в систему соцзащиты (отделения дневного пребывания). Если изначально эти отделения были лобби нашей организации и создавались как раз для тех ребят, которые не могут быть трудоустроены и не могут дальше учиться, то новая норма лишила их возможности посещать отделения дневного пребывания. Они остались дома, и их родители больше не могли работать. В результате определенное число ребят ушли просто в психоневрологические интернаты, потому что их родители не получили той поддержки, на которую рассчитывали, и альтернатив не было.

Сейчас, к счастью, спорный документ немного изменили и планируют открывать отделения дневного пребывания для ребят более тяжелой категории, но на борьбу за это право ушло два года.

Действовать как закон конвенция по правам людей с инвалидностью сможет только после того, как ее ратифицирует белорусский парламент. Эксперты надеются, что парламент сможет рассмотреть этот вопрос уже на следующей сессии. Беларусь готовилась к подписанию конвенции восемь лет, все это время проводились исследования, анализировались противоречия между национальным законодательством и конвенцией. А значит, ратификацию можно провести, не откладывая в долгий ящик, считают правозащитники и представители общественных организаций.

TUT.BY



There are no comments

Add yours


*