Йоно Ланкастер: Бог создал меня таким

4

У 26-летнего Йоно Ланкастера редкое генетическое заболевание – синдром Тричера Коллинза. У него нет скул и «нормальных» ушей, и он пережил годы издевательств и больничных стационаров. Такое заболевание встречается у одного из 50 000 людей, но ребенок Йоно унаследует его с вероятностью 50%.

Как у большинства сверстников, у Йоно есть любимая работа и прекрасная девушка. Несмотря на то, что сейчас Йоно вполне доволен своей внешностью, он признается, что в подростковом возрасте сильно страдал из-за нее.

«Я безумно хотел иметь друзей. Я делал для этого все. Я покупал сладости для других детей, чтобы они только общались со мной. Я делал глупые вещи для того, чтобы люди, наконец, обратили на меня внимание не только из-за странной внешности. Я запускал в классе фейерверки… В общем, ничего хорошего. Часто это было связано с алкоголем, и я заработал плохую репутацию среди родителей одноклассников и учителей. В то же время я чувствовал себя все более и более одиноким».

Йоно работает фитнесс-инструктором

Йоно работает фитнесс-инструктором

«Я привык скрывать от мамы, насколько несчастным я был, ведь она столько делала для меня, и старался поменьше выходить из дома…»

Йоно говорит, что поворотный момент настал, когда его друг стал управляющим в баре и предложил ему работу.

«Это было то, что я хотел — в 19 или 20 работать в баре нормально, почему бы и мне не попробовать? Я обливался холодным потом перед каждой сменой, так меня пугала реакция людей. А пьяные, естественно, могли быть совершенно ужасными! «Было нелегко, но в то же время я познакомился с огромным количеством хороших людей, которые интересовались мной и моим лицом».

Опыт работы в баре дал Йоно достаточно уверенности в себе, чтобы начать приглашать девушек на свидания («Я понял, что лучше проводить вечера в клубах, чем прятаться в туалете») и даже получить работу в спортзале.

Йоно часто встречается с детьми, которые имеют такой же диагноз

Йоно часто встречается с детьми, которые имеют такой же диагноз

«Я защитил диплом по физической культуре в колледже и прошел курс подготовки инструкторов по фитнессу. Но это такая зацикленная на внешнем виде индустрия! В спортзалах полно зеркал! Я писал электронные письма с просьбой принять меня на работу, вместо того, чтобы просто рассылать резюме, как другие».

«Однажды я пошел в спортзал, принадлежащий сети Fitness First и встретил там своего босса, Шона. Поболтали, я дал ему урок – тренировка завела нас обоих!»

Йоно говорит, что тот факт, что он оказался «выброшенным из лодки» помог ему поднять уровень доверия к себе. А еще в спортзале он встретил свою давнюю подругу, 20-летнюю Лору Ричардсон.

«Я замерял ее пульс в покое — он был больше ста! Я подумал: «Должно быть, я ей нравлюсь!»»

«Она говорит, когда впервые меня встретила, то обратила внимание на мое лицо, но теперь больше его не замечает. Это был первый раз, когда я мог быть самим собой с девушкой. И посмотрите на нас четыре года спустя — мы только что приобрели дом в Норматоне, в Западном Йоркшире. Мы действительно любим друг в друга».

Но в прошлом году Йоно столкнулся лицом к лицу с самым суровым испытанием. Он решил попытаться разыскать своих биологических родителей.

«Это было именно то, чего мне всегда хотелось. Подростком я был зол и подавлен, хотел найти их по ложной причине — спросить, почему они от меня отказались. Но по мере взросления я начал понимать: они боялись не справиться. Я решил, что теперь все изменилось. Что они захотят узнать о том, что я счастлив».

Но… родители не захотели встречаться.

«Это было ужасно. Ужасно. Я плакал и плакал, но должен был согласиться с ними. Наверно это было одно из самых сложных решений, которые им доводилось принимать… Я узнал, что у них родилось еще двое детей. Я рад, что у них появилась семья. Я счастлив, и надеюсь, что и они тоже».

Йоно и Лора. Их дети унаследую синдром Тричера Коллинза с 50%-вероятностью

Йоно и Лора. Их дети унаследую синдром Тричера Коллинза с 50%-вероятностью

Йоно, который теперь работает со взрослыми аутистами, говорит, что твердо верит в то, что для всего, что происходит с нами есть свои причины. Но он хотел бы, чтобы люди были более осведомлены о синдроме Тричера Коллинза.

«Что на самом деле выводит меня из равновесия и угнетает, так это то, что когда дети в супермаркете  не отрываясь смотрят на меня, матери заставляют их отвернуться. Я бы хотел, чтобы они могли подойти и поговорить со мной, чтобы я мог рассказать им, так мне кажется было бы более естественно».

Он говорит также, что хотел бы помогать семьям, попавшим в подобную ситуацию.

«Если бы кто-то сказал мне, когда я был моложе: «Это — я, а вот это моя жена, моя работа», это бы мне очень помогло».

Но Йоно говорит, что есть еще один вопрос, с которым он рано или поздно должен столкнуться лицом к лицу: хотя синдром Тричера Коллинза считается редким генетическим заболеванием, шансы, что его унаследуют дети, — 50 на 50.

«Я встречал семьи с малышами, у которых были различные отклонения, и видел, как здорово они со всем этим справлялись».

«Я правда очень хочу отправиться на школьные соревнования, отдать моего ребенка на танцы, гимнастику или футбол, но как могу я сознательно подвергнуть его операциям, лежанию в больнице и травле? «Я проигрываю все это в голове, и это сводит меня с ума. Мы еще молоды, полно времени, но в конце концов нам с Лорой придется над этим когда-то задуматься».

Но Йоно говорит, что не хотел бы менять тот факт, что он родился с синдромом Тричера Коллинза.

«Врачи всегда спрашивали меня как я отношусь к пластической хирургии… Выправить кости щек, выровнять зубы или сломать челюсть, чтобы заново ее отреставрировать. Но как бы подавлен я ни был, я отвечал: «Бог создал меня таким». Я рад, что ничего этого не выбрал. Я горжусь собой. А синдром Тричера Коллинза сделал меня таким, какой я сейчас есть».

Источник: http://www.bbc.co.uk/news/magazine-12987504

Перевод: Наталья Бархатова, Мария Хорькова



There are no comments

Add yours


*