Владимир КРУПЕННИКОВ: Экстремальщик в инвалидной коляске

9113

Среди множества премий в нашей стране есть одна очень престижная и почетная, учрежденная в 1997 году Благотворительным Фондом Владимира Высоцкого, Министерством Культуры РФ и Комитетом по культуре г. Москвы “Своя колея”. За эти годы лауреатами становились Галина Волчек, Алексей Геман, Борис Стругацкий. В 2003 году она была присуждена детскому врачу Леониду Рошалю. Но первым ее обладателем стал Владимир КРУПЕННИКОВ — инвалид I группы, покоривший Эльбрус на коляске. Собственно говоря, коляской Владимир Крупенников пользуется только для восхождений в горы.

Он до сих пор не рассказывает журналистам о том случае, который круто изменил всю его жизнь. Как только речь заходит о причинах инцидента, он моментально переходит на общие фразы: “стечение обстоятельств”, “несчастный случай при выполнении задания”… В 1989 году Володя, в ту пору военнослужащий сил охраны и обслуживания космических объектов СССР, упал с высоты 12 метров и сломал позвоночник. Он давно уже не был на службе новичком — дембельского приказа осталось ждать всего две недели. Не был и разгильдяем — в таких войсках кого попало не назначали заместителем старшины роты. Да и служба честолюбивому Крупенникову нравилась. Как хотел, попал в серьезные, “интеллектуальные” войска, сразу после учебки получил лычки сержанта и должность командира отделения. Сержант Крупенников мог не только головой работать, но и за себя постоять — как-никак кандидат в мастера спорта по дзюдо, бронзовый призер Кубка СССР… Но — “так получилось”.

ВСТАТЬ НА НОГИ

Выпускника французской спецшколы ждали дома родители, друзья, второй курс престижного химико-технологического института, спортивные школы и секции дзюдо, у-шу, каратэ. Вместо дома он на полгода попал в госпиталь.
За месяц Крупенникову сделали две операции. Тогда он относился к своей травме, как к обычному перелому. Первое время, когда даже врачам не совсем было понятно, каким будет исход болезни, Володю держали на инъекциях промедола. “Две недели я пребывал в состоянии наркотического опьянения. Дикая боль пришла, когда меня привезли в Москву. До сих пор не знаю, что это было — послеоперационная боль в позвоночнике или ломка?” Степень повреждения спинного мозга выяснилась только в столице. Приговор врачей гласил: первая группа инвалидности. Единственная перспектива — пожизненно быть прикованным к кровати и коляске.

— Я был в полном отчаянии, — вспоминает Володя. — Не сломаться окончательно мне помогла только поддержка родителей и друзей. Когда немного отлегло, я стал думать, как жить дальше. Раньше я слышал о Валентине Дикуле, восхищался его мужеством и любовью к жизни, но даже в страшном сне не снилось, что я окажусь на месте таких людей, как он. В общем, 4 года ежедневно я занимался по методике Дикуля в его Центре и в результате встал на костыли. На то, чтобы научиться вот так ходить, я потратил гораздо больше сил, чем на то, что сделал к сегодняшнему дню. Но это того стоило — если сейчас я могу дойти из кухни до комнаты за минуту, раньше у меня на это уходило 7-10 минут. Мои лечащие врачи не сразу поверили, что я смог выбраться из коляски. А Дикуль сразу предупредил: “Если будешь пытаться сочетать костыли и коляску, никогда ходить не научишься”.

Чтобы ходить на костылях, ему и сегодня приходится балансировать между двумя опорами на ровной земле, словно канатоходцу. Поэтому когда Крупенников идет по улице, в желающих помочь и поддержать “неустойчивого” молодого человека нет недостатка. “Приходится объяснять, что мне такая помощь не нужна”.

Володя перевелся в специальный институт для инвалидов-опорников на факультет прикладной математики и вычислительной техники, стал учиться на специалиста в области информационных технологий. Перевелся, как сам говорит, потому, что “химик на костылях не очень хорош, может ведь случайно и кислотой облиться. А компьютер — это такая штука, с которой можно работать дома”. Несколько лет он поднимался на четвертый этаж института на костылях. “Дорога от дома до гаража по льду, подъем и спуск по лестницам давались мне тяжелее спорта и экстремальных походов”.

ДОКАЗАТЬ СЕБЕ

Но существование в рамках “дом — институт” Крупенникова не устраивало. Потихоньку он начал заниматься спортом. Перепробовал все, что ему доступно, и остановился сначала на штанге.

— До армии я никогда “железом” не увлекался, — говорит Владимир. — У меня всегда были только турник и брусья, упражнения на ловкость, на резкость. Я ведь в дзюдо легковесом был. Но “железо” мне понравилось, особенно жим штанги лежа, “пауэрлифтинг”.

Тогда же Володя стал пробовать себя в армрестлинге — борьбе на руках. Армрестлинг давался намного тяжелее “железа”. Слабые от природы связки предплечий, локтей и кистей рук постоянно болели и “отказывались работать”. Однако Крупенников продолжал упорные тренировки и скоро уже начал побеждать на соревнованиях среди инвалидов.

— Армрестлинг, который давался труднее, мне и нравился больше, — рассказывает Владимир. — Он очень близок к любимым мною единоборствам, которыми я занимался с детства. Тут не с железом соревнуешься, а с человеком. Ради армрестлинга я отказался от перспектив в пауэрлифтинге. Но сначала стал чемпионом мира по штанге среди инвалидов.

После мирового “золота” в штанге Владимиру предложили участвовать в соревнованиях по армспорту среди здоровых людей. Правда, поначалу соперники его недооценили — стоило ли обращать внимание на калеку.
Главное и очень серьезное отличие обычных состязаний от соревнований среди инвалидов в том, что здоровые армрестлингисты борются стоя. Борцы обычно упираются ногами в стойки стола, что позволяет им совершать на старте неслабые рывки. От стартового напора в армрестлинге зачастую зависит результат всей схватки. Крупенникову же при этом еще нужно было не только упираться, но и держать равновесие без помощи костылей! Для этого он пересмотрел собственную технику борьбы, приспособился к позиции стоя и, как утверждает — “довольно легко”, выиграл первенство Москвы.

— Чтобы победить, приходилось отражать противника уже при первой атаке, — раскрывает секреты мастерства Владимир. — Проиграть и выиграть здесь можно на одном настрое — психология такая же, как в любой борьбе. Можно сломить соперника психологически еще до старта. Я боролся в армспорте с людьми, вес которых был вдвое больше моего (не на соревнованиях, конечно). И побеждал в течение нескольких секунд. Соперника надо чувствовать рукой еще до старта.

После того как он выиграл на чемпионате России у двукратного чемпиона мира, с Крупенниковым стали считаться. Теперь, после золота на трех европейских и одном мировом чемпионате, Владимира воспринимают как самого неудобного соперника.

Но и этого было мало для того, чтобы доказать всем, а в первую очередь себе, что ни инвалидная коляска, ни костыли не помешают жить такой жизнью, которой могут позавидовать большинство здоровых людей. И Володя первый среди российских инвалидов прыгнул с парашютом, в группе альпинистов поднялся на самые высокие вершины Кавказа.

— Первую мою горную экспедицию на Казбек организовал Дмитрий Шпаро, — вспоминает Крупенников. — Там все были инвалидами-колясочниками, а я был единственным российским участником восхождения. 5042 метра, гора довольно сложная. Три недели тренировок на высоте четырех тысяч метров, на леднике. Жили на заброшенной метеобазе. Даже с помощью печки-”буржуйки” не удавалось поднять температуру в помещении выше +5 градусов. Однако еще тяжелее было переносить разреженный воздух высокогорья. У меня были постоянные головные боли. Все спрашивают: “Что чувствовал на вершине?” А я там уже ничего не чувствовал. Голова от боли раскалывалась. Было очень красиво, да, но оценить эту красоту там я уже не мог. Только внизу.

Однако когда в 1997 году к Крупенникову обратились с просьбой организовать восхождение инвалидов на Эльбрус, Владимир снова пошел в горы. Сам подбирал участников экспедиции, проводил тренировки. Технология подъема была отработана еще при восхождении на Казбек. Впереди идут здоровые альпинисты, спускают по склону горы (наклон меняется от десяти до сорока пяти градусов) две веревки длиной триста метров каждая. Страховочные фалы пропускают через так называемые “жумары” — стальные зажимы, которые цепляются за канат, не позволяют соскользнуть по нему вниз, а сами скользят только вперед. С помощью системы блоков и страховочных обвязок на веревку “нанизывают” все инвалидные коляски (вместо колес к которым прикреплены горные лыжи). Для большего удобства инвалиды быстро придумали нехитрое приспособление, — приварили к зажимам куски арматуры, и стали двигаться по леднику вперед, толкая “жумары” перед собой.

А потом был переход по следам армии Суворова через Швейцарские Альпы.
Организовали переход через четыре перевала. Однако “разведка” доложила: четвертый перевал для колясок непроходим. От самого трудного и интересного участка пути отказываться не хотелось. Поэтому пришлось пересадить всех участников похода на мулов. Проехали перевал за двое суток, с ночевкой. “Страшновато было. Узкая тропа, с одной стороны скала, с другой — обрыв, глубина метров пятьсот или шестьсот, а ты держишься за мула только руками, ноги-то не работают. А если мул споткнется, спрыгнуть не сможешь, полетишь в пропасть вместе с ним”.

Закончился переход благополучно. Швейцарцы встречали участников как настоящих героев, даже показали их по национальному телевидению.
Последней по времени была международная экспедиция на плато Путорана, в Заполярье. Вместе с инвалидами из разных стран мира Владимир прошел 300-километровый маршрут по северным рекам. Официально целью этой акции была раскрутка организации инвалидов “Стратегия”, созданной Крупенниковым.
— Но не только это, — поправляет Володя. — Было необходимо показать попавшим в беду ребятам, что с приходом инвалидности жизнь не заканчивается. И что мы можем сделать даже то, на что способен далеко не всякий здоровый человек.

ПРОТЯНУТЬ РУКУ ДРУГИМ

Из спорта он ушел три года назад.

— Во-первых, я добился всего, чего хотел в армрестлинге, — объясняет причины ухода Владимир. — К победе на чемпионате мира я шел пять лет. Несколько раз просто не смог поехать, несколько раз проиграл — для меня второе-третье место уже проигрыш. И дал себе зарок: если выиграю чемпионат мира — уйду из спорта. Во-вторых, возраст — сейчас мне 34 года. Все тяжелее бороться с молодыми ребятами. Сказываются и тяжелейшие травмы, полученные во время соревнований. После каждого состязания я месяц не мог тренироваться в полную силу. Ну и, наконец, мне просто надоело жить и работать только для себя, для личного успеха и гордыни. Хочу помочь людям, которые, как и я, попали в беду.

Многие люди, став инвалидами, ломаются, озлобляются на все вокруг. Володя их не осуждает.

— Я иногда думаю о том, что в любой момент могу оказаться на месте попрошайки в инвалидной коляске в переходе или на перекрестке, поэтому по возможности всегда подаю им. Что касается озлобленности… По-другому взглянуть на себя, свою жизнь, окружающих мне помогла вера в Бога. Я крестился сознательно, уже после травмы, но никогда не связывал свой приход к вере именно с этим трагическим обстоятельством. И героем я себя не считаю. Конечно, стараюсь вести полноценный образ жизни. Но все равно я остался в цепких лапах болезни и никуда от нее не вырвался. Самое важное, чего лишен инвалид, — это возможности быть независимым, самостоятельным. И каким бы сильным я ни казался, есть такие будничные ситуации, где мало что зависит только от меня.

Четыре года назад Крупенников создал организацию инвалидов “Стратегия”.

— Причиной ее появления как раз и стала жажда независимости, — сознается Владимир. — Хотелось освобождения от опеки разных дядь и теть, от тех, которым плевать на наши проблемы и которых интересуют только деньги. В “Стратегии” могут найти работу инвалиды всех категорий. Наша организация открыта для всех, кто хочет и умеет работать. Было бы желание.
Первой “стратегической” стала идея компьютерного центра, где бы инвалиды могли бы учиться и работать. Идею горячо поддержал вице-мэр Москвы Валерий Шанцев. Однако пробивать инициативу все равно пришлось. Три года ушло только на поиски помещения. Наконец инвалидам выделили здание на Автозаводской улице, которое требует реконструкции с учетом свободного доступа в него инвалидов-колясочников. Реконструкция будет стоить не менее 700 тыс. долларов.

Однако организация работает уже сейчас. В компьютерном центре, который специализируется на веб-дизайне и сборке компьютеров, создано 15 рабочих мест. Пока, в связи с грядущим ремонтом помещения, части сотрудников придется работать на дому. Для этого есть все условия — выделенный радиоканал Интернета, модемный пул, 11 телефонных номеров. Программа трудоустройства инвалидов финансируется из бюджета Москвы.
“Стратегия” помогает инвалидам и в бытовых нуждах. Здесь они получают путевки в санаторий, для желающих организуют паломничества по святым местам России.

Кроме того, каждый год организация совместно с Московским центром непрерывного математического образования проводит среди инвалидов олимпиады по компьютерным технологиям. Люди из регионов и даже из других стран присылают ответы на задания, размещенные на сайте организации. Из ответов выбирают от 10 до 15 лучших и приглашают их авторов на очный тур, который проходит в столице. На последней олимпиаде девять участников последнего тура получили шесть компьютеров и три принтера. Все победители олимпиады, которые проживают в Москве, теперь работают в компьютерном центре “Стратегии”.

— Когда сделаем ремонт, обязательно откроем компьютерные курсы для инвалидов, — мечтает Владимир. — А потом совместно с вузами начнем создавать центр дистанционного образования. Наша цель — помочь каждому инвалиду раскрыть свои способности, направить его энергию на созидание. Только так можно преодолеть психологию иждивенца, которая, к сожалению, мешает многим нашим ребятам. Нужно работать — только так можно победить болезнь и стать полноценным человеком.

Источник



There are 3 comments

Add yours
  1. tarik

    наслышен об истории Владимира…нужен совет…моей дочери необходимо лечение после аварии.подскажите, в каком центре Дикуля проходило лечение? как специалисты? хотим попасть на личный прием к нему, поэтому все больше склоняемся к центру в Кунцево.

  2. ЛLll

    Это наверное потомок кого-то из непобедимой Суворовской Армии! Такое мужество и сила Духа сами по себе украшение мужчины и человека.


Добавить комментарий для ЛLll Отменить ответ

*