В «Теплом доме» инвалид детства нашел призвание и любовь

49a416e16cb7c42ad7e38fac56566a6b

Вы идете по улице и вдруг осознаете, что не помните – куда и зачем, и вообще – кто вы такой. Страшно? Захар Белик живет с этим больше шести лет.

За минувший год юноша потерял дом, Родину, отца и надежду на скорое выздоровление. Но в Волгограде у семьи, бежавшей из охваченного войной Славянска, началась новая жизнь.

Проблема – в голове

Рыжий парень рассказывает о своей болезни с воодушевлением и лишь иногда с грустью опускает глаза.

Беда пришла, когда Захару было 15 лет. Он ни минуты не сидел на месте: занимался футболом, вольной борьбой. Потом вдруг резко ухудшилось зрение, нарушилась координация движений. Мама отвела сына в больницу.

– Там заявили, что Захар наркоман, так как у него были расширены зрачки, – вспоминает Татьяна Владимировна. Мальчишку уже хотели поставить на учет в наркодиспансере, но мать настояла на обследовании. Тогда они и представить не могли, насколько страшным окажется диагноз.

– В Донецке врач-нейрохирург только взглянул в глаза Захару и сразу понял – проблема в голове. Сделали МРТ, на снимке темным пятном отразилась опухоль головного мозга. Ему сделали трепанацию черепа и шунтирование. По окончании операции врачи сказали – опухоль настолько большая, что они даже не знают, как Захар до сих пор жив. Сразу дали вторую группу инвалидности.

Удалить опухоль полностью так и не удалось. Она была врожденной и медленно росла вместе с мальчишкой.

– Бомба замедленного действия, – говорит 21-летний Захар. – Человек может прожить всю жизнь и узнать о ней только в самый пик ее развития. Она оплетена нервными окончаниями и изъять ее без вреда для здоровья очень сложно. На Украине таких операций тогда не проводили, а сейчас и подавно. Но и жить с такой опухолью нельзя, она может в любой момент «выстрелить». Нам сказали, что в Донецк должны в сентябре приехать врачи из Швейцарии, в рамках всемирной благотворительной акции, проводящие высококлассные операции, о которых здесь не могли и мечтать. Я был в очереди одним из первых. Но началась война…

 

Приступы под звуки рвущихся снарядов

– Наш дом стоял у самого блокпоста. Свистели снаряды, в ужасной близости разрывались бомбы. Стрельба не прекращалась ни днем, ни ночью, – вспоминает Захар. – Мы спали одетыми на полу в подъезде вместе с ополченцами, так как бежать до бомбоубежища было опасно, да и куда я мог бежать. Утром 9 июня в спешке покидали в сумку все, что попалось под руку, и отправились на площадь. Оттуда уходили автобусы с беженцами в Крым.

Тогда жители Славянска думали, что уезжают всего на несколько месяцев – переждать военный конфликт. Но оказалось, что вернуться на Родину они так и не смогут.

Как только Татьяна и Захар уехали, их дом разбомбили. Возвращаться им некуда, да и не к кому. Оставшийся в Славянске со своей второй семьей отец Захара умер от сердечного приступа в январе этого года.

– Нас приютил волгоградский волонтер Андрей Почевалов, бывший военный, – рассказывает Татьяна Владимировна. – Он предоставил нам и еще одной семье из Славянска двухкомнатную квартиру, еще кому-то помог устроиться в Астраханской области. Если бы не он – страшно даже представить, что бы с нами было…

В Волгограде неожиданные приступы у Захара стали регулярными.

– Однажды на даче Андрея Федоровича я зашел с улицы в дом, поднялся на второй этаж, сел почитать газету и все, провал. Меня нашли лежащим на полу первого этажа без сознания. Помню только, как потом меня несли на носилках, – вспоминает Захар.

 

Новая надежда

Восемь последних месяцев из-за своего недуга юноша просидел в четырех стенах, общаясь только с мамой. Настоящим чудом стало открытие в Волгограде первого Центра трудовой и социальной реабилитации для молодых инвалидов «Теплый дом». Здесь Захар обрел возможность общения с другими ребятами, почувствовал себя здоровым и нужным и даже встретил девушку.

– Как приходим в Центр, сразу спрашиваем: «А Катя пришла?», «А Захар пришел?» – улыбается юноша. Пока это просто взаимная симпатия, но как говорит сам Захар, возможно, уже скоро она перерастет в нечто большее. Сейчас он боится загадывать и мечтает только об одном – выздороветь и стать настоящим профессионалом любимого дела.

– В Славянске в авиационном колледже я получил специализацию «техник-электрик по ремонту и обслуживанию электрооборудования аэропорта». А здесь в Центре уже открыли компьютерный класс, планируется слесарная и ремонтная мастерская. Нам будут привозить игрушки, которые повредили при перевозке, а мы будем их чинить. Я смогу зарабатывать на жизнь своими руками. А болезнь… Мы отправили документы в Санкт-Петербург, и в Центре нам пообещали всеми силами ускорить процесс их рассмотрения и если что – помочь финансово осилить операцию, – неожиданно повеселевшим голосом замечает Захар.

Беженцы уже получили российское гражданство, а вместе с ним – надежду.

 

Теплый и просторный

– Центр «Теплый дом» ждали в Волгограде несколько лет. И для родителей, и для самих, как мы их называем, «вечных детей» – инвалидов детства старше 18 лет, это стало «глотком воздуха», – говорит Галина Морозова, исполнительный директор Волгоградского областного общественного благотворительного фонда «Дети в беде». – Идея возникла давно – все упиралось в отсутствие подходящего помещения. Но случилось чудо – благодаря поддержке областных властей и бизнес-сообщества такое помещение общей площадью 600 метров было найдено и передано нам на 15 лет на правах безвозмездной аренды.

Открытие Центра, в котором ежедневно занимаются 30 воспитанников с задержкой в развитии и с нарушениями опорно-двигательной системы, стало возможно благодаря грантовой поддержке Президента РФ, администрации Волгоградской области, представителей социально-ответственного бизнеса Волгограда, а также личному участию губернатора.

– Мы искренне благодарны главе региона Андрею Ивановичу Бочарову, а также клубу «Ротари», который помог нам провести ремонт и закупить все необходимое оборудование. Опыт открытия этого центра показал, что в нашем городе очень много благотворителей и неравнодушных людей, которые хотят и готовы помогать. Только благодаря им удалось открыть центр всего за два месяца, – замечает Галина Морозова.

Ребят привозят на специализированном транспорте. После утренней зарядки, которую проводят волонтеры, они расходятся по многочисленным мастерским. Работает компьютерный зал, швейная и художественная мастерские, на кухне ребята учатся готовить, стирать, гладить, убирать. Занимаются музыкой и спортом.

– Самое главное – мы готовим их к поддерживающему трудоустройству, которое стало реальностью, – говорит Галина Морозова. – Здесь будет открыт кафетерий, где ребята смогут работать. Скоро появятся и другие мастерские. Кроме того, уже выделилась группа ребят, которые смогут жить самостоятельно в сельской местности. Сейчас мы подыскиваем участок земли, где они смогут выращивать продукцию на продажу, в том числе птицу и коз. Они смогут начать самостоятельную жизнь. И это наша главная задача. Этот дом действительно «теплый» – мы одна большая семья.

daada3d6d9013eea2486bb88cf284d05

Из школы в дом престарелых

– Открытие в Волгограде Центра трудовой и социальной реабилитации для молодых инвалидов – это замечательное событие, – говорит Зина Мержоева, председатель комитета соцзащиты населения администрации Волгоградской области . – Удивительно и то, что открывает его некоммерческая общественная организация. В рамках нового федерального закона об основах социального обслуживания они могут рассчитывать на получение заказа государственных услуг.

По словам Мержоевой, в регионе уже действует несколько подобных учреждений. Реацентр в Краснооктябрьском районе Волгограда предоставляет серьезнейший в ЮФО набор медицинских, социальных и педагогических услуг. Большой центр открыт в Волжском. Кроме того в каждом районе есть отделения по работе с детьми-инвалидами. «Но этого все равно крайне мало: такие центры должны быть в шаговой доступности». Ведь ежегодно в регионе выпускниками коррекционных школ и интернатов становятся до 40 молодых людей со сложными дефектами здоровья – инвалиды I и II групп. Часть из них оказываются в домашнем заточении, а другие навсегда отправляются в дома престарелых.

– Оканчивая спецучреждения ребята оставались один на один со своим недугом, без возможности дальнейшей реабилитации. При этом ее прекращение для многих – это практически остановка пути, так как моментально теряются все полученные навыки, – говорит Галина Морозова.

– Раньше по достижении 18 лет такие ребята вынуждены были перечеркнуть свою прошлую жизнь, у них не было возможности продолжить общение со сверстниками и нормально развиваться, – отмечает Сергей Федосеев, директор детско-юношеского центра Ворошиловского района. – Такие учреждения как «Теплый дом» должны быть в каждом районе нашего города, и тогда ребята-инвалиды смогут получать беспрерывное внимание и заботу, почувствовать себя полноценными гражданами нашего общества.

Источник http://vv-34.ru/



There are no comments

Add yours


*