В США история 29-летней Бриттани вновь столкнула противников и сторонников эвтаназии

PR20141103212453

Прошлой ночью неизлечимо больная женщина воспользовалась своим правом на добровольный уход из жизни. В этом решении её поддержала семья. Однако многие врачи и общественные деятели вспоминают случаи — когда вопреки всем диагнозам и прогнозам происходило чудо, и болезни отступали.

Бриттани Мэйнард точно знала место и время своей смерти. Она сама их выбрала.

«Я умру в своей спальне на втором этаже, в своей постели. Рядом будет моя мама и мой муж. Я уйду без мучений, фоном будет играть моя любимая музыка», — говорила она.

Был Новый Год. 29-летняя Бриттани только что вышла замуж. Жизнь казалось прекрасной. Все рухнуло в один миг. Звонок от врача. «У вас рак мозга. Самая агрессивная форма»…

Начинается интенсивное лечение, но боли усиливаются, состояние ухудшается. И Бриттани принимает самое сложное решение в жизни — решение о смерти.

«Я даже не могу описать, какое это облегчение знать, что я уйду не так страшно, как предрекают мне врачи», — сказала она.

И муж Бриттани, и мама ее поддержали. Семья переезжает из родной Калифорнии в соседний Орегон, один из 5 штатов, где разрешена эвтаназия.

«Смерть с достоинством позволяет людям, которым предстоит пройти через большие страдания, самим решить, когда поставить точку», — считает её муж Дэн Диаз.

«Смерть с достоинством» — так называется закон об эвтаназии. Он предъявляет жесткие условия: болезнь должна быть неизлечимой, как минимум двое врачей прогнозируют летальный исход в течение полугода, пациент находится в здравом уме и обязан самостоятельно принять смертельный препарат.

История Бриттани в очередной раз столкнула противников и сторонников эвтаназии. У последних, судя по соцопросам, сейчас значительный перевес. 70% считают ее приемлемой.

«Она распоряжается своей жизнью в соответствии со своими ценностями и приоритетами. Имеет право. Но не в Калифорнии», — говорит профессор Университета Калифорнии Дэн Рис.

«Если бы я был ее доктором, я бы попробовал ее отговорить. Я бы объяснил, что как насыщенно можно жить, даже умирая», — говорит доктор госпиталя Университета Чикаго Дэниэл Сулмаси.

«Помощь в самоубийстве — это неправильный выход. Больному нужно помогать в лечении, ухаживать за ним. Нужно бороться за него», — считает представитель общественной организации «Калифорнийцы против помощи в самоубийстве» Тим Росалес.

«Не сдавайся никогда» советовала Бриттани 26-летняя Стефани. И имела на это полное право.

Она была на 7-м месяце беременности, когда ей поставили диагноз «Рак мозга». Срочно кесарево сечения и сразу же операция по удалению опухоли размером с грейпфрут. Недоношенный мальчик весил полтора килограмма, а маме врачи отвели не больше 6 месяцев жизни.

«В больнице у меня перед глазами всегда была фотография сына. И когда я чувствовала, что больше не могу, я смотрела на него и говорила себе: «Я могу это сделать, и я сделаю это», — рассказывает Стефани Тигпен.

И ей удалось, казалось, уже невозможное. Она победила рак. Сыну Трипу сейчас 4 года, а дочке Брайнли — 5 месяцев.

Но Бриттани Мейнард бороться дальше отказалась.

В последнее время она старалась делать то, что раньше всегда оставляла «на потом», — путешествовать. Аляска, Гранд-Каньон, Йэлоустоунский заповедник. Мечтала о Перу.

«Есть такое место в Перу — Мачу-Пикчу. Город высоко в горах. Боюсь туда ехать, но она сказала, что мы там встретимся. Поэтому, черт возьми, я туда поеду», — говорит мама Бриттани Дэбби Зиглер .

«Час иск» наступил для Бриттани тогда, когда она и хотела.

А тем временем вся Америка уже следит за 19-летней Лорен Хилл из штата Огайо. История похожая: неизлечимая форма рака мозга. Врачи считают, что счет идет не на недели, на дни. Но Лорен, спортсменка, страстная поклонница баскетбола, продолжает ходить на тренировки, хотя с каждым разом отработанные годами движения даются все сложнее. Она говорит, что «смерть с достоинством» — это не для нее. Она еще поборется за жизнь.

Источник http://www.1tv.ru/news/world/271093



There are no comments

Add yours


*