Телемедицина в РФ, или Как помочь детям с сахарным диабетом первого типа

telemedicine-doc

Современные технологии очень востребованы в медицине. Что не удивительно: благодаря им у многих людей существенно улучшается качество жизни, а кому-то они попросту спасают жизнь.

Одно из самых активно развивающихся в последнее время направлений – телемедицина — использование компьютерных и телекоммуникационных технологий для обмена медицинской информацией. Появившись в конце XX века в качестве экспериментальных проектов, в 2000-е годы они прочно вошли в повседневную практику многих врачей во всем мире.

В России телемедицина также появилась довольно давно. Еще 15 лет назад российские телемедицинские сети были интегрированы с мировым информационным пространством. А в 2010 году Дмитрий Медведев, бывший на тот момент президентом РФ, выразил надежду, что в конечном счете страна выйдет на такую ситуацию, когда «реализация телемедицинских услуг даст возможность даже в самой отдаленной российской больнице или в фельдшерско-акушерском пункте получать консультацию крупного специалиста, специалиста высокого уровня, потому что это как раз то, чем мы начали заниматься уже лет пять назад».

Внедрение телемедицинских технологий происходит постепенно: развиваются медицинские информационные системы (МИС), популяризируются дистанционные консилиумы. Общее количество медицинских организаций, подключенных к интегрированной электронной медицинской карте (ИЭМК), по состоянию на конец 2015 года, уже приближается к 6 тысячам из 20 тысяч медицинских организаций.

По официальным данным, со слов директора департамента информационных технологий и связи Минздрава РФ Елена Бойко, в нашей стране дистанционные медуслуги уже оказываются в 68 регионах из 85. Сейчас в России более 80 тысяч сел с населением менее 100 человек. В большинстве нет даже фельдшеров. А до ближайшей больницы — сотни километров и телевизионная консультация специалиста порой единственный шанс спасти жизнь человеку.

В настоящее время телемедицина уже широко распространена, например, в кардиологии. Технические устройства способны накапливать и передавать врачу информацию о том, как работает сердце, но и ликвидировать сбои в случае их возникновения.

Широкое распространение получили подобные технологии и в эндокринологии, в частности, при лечении диабета первого типа, заболевания, которое требует постоянного контроля со стороны не только врача, но и пациента. В особенности это актуально для детей и подростков – от того, насколько правильно проводится лечение в детстве и юности, зависит будущее.

Один из главных показателей, позволяющих отслеживать состояние больного, — уровень гликированного гемоглобина. Если он постоянно находится в пределах нормы, то это существенно снижает вероятность тяжелых осложнений. Длительность и качество жизни значительно увеличиваются. Именно для этого во всем мире широко используется инсулиновая помпа – современное устройство для введения инсулина. Она избавляет от необходимости делать болезненные инъекции и дает возможность постоянно находиться на связи с лечащим врачом. Для дистанционного наблюдения пациенту необходим только компьютер с доступом в интернет.

«В настоящее время есть компьютерные программы, позволяющие скачивать данные с помпы, сохранять их и передавать врачу, — поясняет Дмитрий Лаптев, заведующий отделением сахарного диабета Института детской эндокринологии ЭНЦ. — Детям с сахарным диабетом первого типа требуются постоянное наблюдение и помощь специалистов. К сожалению, профессиональная помощь не всегда доступна. Телемедицина решает этот вопрос».

В последние годы инсулиновые помпы получают все большее распространение и в России.

«На данный момент у нас 30 тысяч детей и подростков с диабетом первого типа, — рассказывает Валентина Петеркова, главный детский эндокринолог Минздрава России. — Почти треть из них получают помповую инсулиновую терапию».

Сахарный диабет

Сахарный диабет

Однако эффект от применения помпы пока гораздо ниже, чем мог бы быть. По данным исследования, проведенного в рамках благотворительной программы «Альфа-Эндо», желаемый уровень гликированного гемоглобина (8% и меньше) удается достигать у 40% детей. В то время как в наиболее успешных в этом плане странах результаты намного лучше. Например, в Великобритании такой показатель у 77% детей. Причем в России показатель контроля диабета практически не отличается у детей, в лечении которых используют инсулиновую помпу, и у тех, кому вводят инсулин шприц-ручками.

Почему же использование современных устройств само по себе не приводит к улучшению ситуации с контролем диабета? Тадэй Баттелино, профессор с мировой известностью, заведующий кафедрой педиатрии, руководитель отделения детской эндокринологии клинического Университета Любляны (Словения), считает, что многие пациенты и врачи просто не используют те возможности, которые дают высокотехнологические устройства. Он сравнивает инсулиновую помпу с современным мобильным телефоном, обладающим огромным количеством разнообразных функций.

«Нет смысла покупать дорогой телефон, чтобы пользоваться им только для звонков. Если не используются все возможности помпы, никакого специального эффекта не будет», — подчеркивает профессор.

По его словам, в Словении удалось достичь очень хороших результатов – средний уровень гликированного гемоглобина среди всех больных диабетом первого типа составляет 7,7%, что значительно ниже, чем в других странах Европы и США.

«Секрет в правильной работе врача с пациентом, — объясняет Баттелино. – Врач и пациент вместе должны поставить цель: добиться того, чтобы уровень гликированного гемоглобина был менее 8%. И четко сформулировать, как именно можно это сделать».

Стоит отметить, что помпа – дорогостоящее устройство. В России люди с диабетом первого типа имеют возможность получить его бесплатно, за государственный счет. В Германии, например, пациент тоже может получить помпу бесплатно, но, если за три месяца он не достигает снижения гликированного гемоглобина, этот современный аппарат у него забирают. Значит, мало просто выдать технически совершенный прибор, но нужно еще и научить людей, как правильно им пользоваться, мотивировать их выполнять все рекомендации.

Для того чтобы технологии заработали на полную мощность, у врачей должен быть определенный уровень технической грамотности, а также они должны уметь правильно взаимодействовать с пациентами. Обучение врачей тому, как консультировать детей и их родителей, чтобы достигать хороших результатов в контроле диабета, одна из задач благотворительной программы «Альфа-Эндо», реализуемой Фондом «КАФ» совместно с Эндокринологическим научным центром. Кроме того, программа занимается оснащением медицинских учреждений оборудованием, необходимым для работы телемедицины (приборы, считывающие информацию с инсулиновых помп).

«Опыт программы свидетельствует, что после интерактивных тренингов, проводимых с врачами и медсестрами, у них в два раза и более увеличивается объем знаний, что не может не сказываться на их взаимодействии с пациентами», — рассказывает Анна Карпушкина, руководитель программы «Альфа-Эндо».

Еще одной проблемой, влияющей на распространение телемедицины, Карпушкина называет отсутствие законодательного статуса этой практики.

«Мы консультировались с юристами — прямого запрета на оказание дистанционных медицинских услуг, чем, по сути, является телемедицина, нет. Но, чтобы она была встроена в систему здравоохранения, она должна быть прописана в соответствующих нормативных документах, — отмечает она. — Уже есть прецеденты – кардиологи определили практику дистанционного наблюдения и консультирования пациентов с помощью скайп и других интернет-технологий в «Порядках оказания медицинской помощи».

По ее словам, исследование показало, что у 70% родителей детей с сахарным диабетом первого типа есть мобильные телефоны врачей, которым они могут звонить круглосуточно. То есть фактически дистанционное консультирование уже проводится по мобильному телефону. Необходимы институализация и дополнительное финансирование этой деятельности врача.

«Важно, что телемедицина дает возможность врачу не просто поговорить с пациентом, но и загрузить данные с какого-то прибора, проследить динамику, проанализировать и дать конкретные рекомендации», — подчеркивает Карпушкина.

Первое чтение «Закона о телемедицине» должно состояться в октябре. До тех пор, пока он не принят, тормозится развитие многих инициатив, ограничиваются области использования высокотехнологичных приборов, а врачи попросту не решаются заниматься телемедициной вне пилотных исследовательских проектов. Так что пока де-факто телемедицина в нашей стране есть, а де-юре ее нет.

РИА Новости http://ria.ru/disabled_deti/20160729/1473152831.html#ixzz4HmZsvAND



There are no comments

Add yours


*