С 1 сентября дети-инвалиды России начнут учиться в обычных школах

1b070582-5994-4aee-bc17-0148b4e8ea2c

Согласно новому образовательному стандарту с 1 сентября 2016 года обычные школы должны принимать детей с ограниченными возможностями.

Ранее существующая практика предполагала, что дети инвалиды должны учиться в коррекционных школах. Новый закон об образовании отменяет понятие «специальная (коррекционная) общеобразовательная школа». Особый  статус сохраняют только школы  для детей с девиантным поведением, а у родителей детей-инвалидов теперь есть три возможности  –оставить ребенка на домашнем обучении, отправить его в специализированный интернат Минздрава РФ или отдать в обычную общеобразовательную школу.  Коррекционные школы постепенно ликвидируются, уже закрыта примерно четверная часть из них.

Совместное обучение детей принято  в Европе, дети инвалиды могут поступить в любую школу. Считается, что таким образом дети с ограниченными возможностями не становятся изгоями и естественным образом интегрируются в общество. Все дети включены в единую систему образования, взаимодействовать другом учатся как дети- инвалиды, так и их здоровые сверстники.

Внедрение такого подхода в России имеет как сторонников, так и противников. Основные аргументы противников: большинство российских  школ пока как финансово, так и организационно не готовы принимать инвалидов,  кроме того на Западе успешная интеграция людей с ограниченными возможностями в общество потребовала не одного десятилетия.

По закону принимать детей инвалидов сейчас должны любые российские школы. По мнению специалистов, вероятно, это когда-нибудь произойдет, но, скорее всего, закон будет откорректирован, и не все коррекционные школы будут закрыты. Сейчас на защиту  коррекционных школ встали многие родители детей – инвалидов, педагоги, медики, общественные деятели. В коррекционных школах  затраты на одного ребенка в разы превышают затраты на ученика в обычной школе, там должны работать  медицинские сотрудники, психологи,  дефектологи, педагоги, прошедшие специальную подготовку.  Правда, в реальности далеко не все коррекционные школы реально укомплектованы необходимым штатом. По новым правилам финансирование будут распределяться не по школам, а по детям — то есть, обычная школа, в которой учится ребенок с ограниченными возможностями, будет получать на него средства с коэффициентом, повышенным в зависимости от диагноза.

Детям инвалидам нужны специально оборудованные помещения, пандусы, технические средства обучения, особые наглядные пособия. Выделяемого даже на нескольких детей дополнительного финансирования в обычной школе не хватит на все это. В специализированных школах расходы на дорогостоящее оборудование складываются из дополнительных коэффициентов всех детей, и даже при этом подобные учреждения не все себе могли позволить. В апреле 2016 года, премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что на создание в субъектах Федерации сети общеобразовательных школ с условиями для обучения детей-инвалидов будет направлено 3,762 млрд рублей. На данный момент такие  условия (доступная среда с пандусами и другими приспособлениями, транспорт для перевозки, адаптированные образовательные программы, оборудование для обучения, прошедшие специальную подготовку педагоги), есть только в 3345 учебных заведениях страны, то есть примерно в каждой 13-ой из  существующих общеобразовательных школ.

Второй вопрос, который беспокоит противников закрытия коррекционных школ — не принесет ли неготовность российского общества к толерантности  и милосердию травмы детям-инвалидам, обучающимся в обычных школах. Чтобы к новой форме обучения могли адаптироваться все – и дети-инвалиды и их обычные сверстники и педагоги, нужна большая психологическая работа. Ведь цель, которую предусматривает совместное обучение, не только в том, чтобы одноклассники научились помогать и жалеть своих ровесников с ограниченными возможностями, но в том, чтобы они начали их воспринимать как равных.  Для этого необходимо, чтобы в школах работали психологи.

Сейчас по закону в школе к  ребенку-инвалиду  должен быть прикреплен тьютор (наставник), помогающий своему подопечному в процессе обучения и общения со сверстниками и учителями. Этот человек должен знать особенности развития ребенка, поддерживать контакт с  родителями.  Специальность введена в нормативные акты Министерства образования и науки РФ в 2010 году, один тьютор должен курировать до шести детей. Но подобной штатной единицы во многих школах нет, деньги на зарплаты тьюторов не выделены.

На западе система работает, начиная с рождения ребенка. Дети, как инвалиды, так и здоровые, приходят в школу уже подготовленными, в том числе благодаря совместному пребыванию в детских садах. Кроме того существуют особенности в совместном обучении детей инвалидов с разными нарушениями. Как показывает европейская практика, в одних случаях, например,  при физических нарушениях, адаптация проходит успешно, в случае ментальных нарушений, специалисты считают  оптимальными другие формы обучения.

Так или иначе, родители детей-инвалидов в России могут выбирать. Например, в школах Екатеринбурга 1 сентября начнут восемь детей-инвалидов. Основная проблема, видимо, кроется в слишком поспешном внедрении новой системы без должной подготовки. К тому же, как считают специалисты, Минобрнауки слишком резко начал закрывать коррекционные школы. Возможно, они должны остаться, в качестве дополнительной возможности выбора родителей детей-инвалидов.

По официальным данным Минобрнауки, из 30 млн детей, проживающих в России, около 1 млн детей требуют специальных условий обучения. По оценкам ЮНЕСКО, таких детей больше —  от 2,5 до 3,5 млн. В коррекционных школах обучается около  500 тысяч человек детей.

Источник РИА АМИ



There are no comments

Add yours


*