Пьян или болен? Об одном вопросе Владимиру Путину

3

«Вопрос о квасе» вятского журналиста Владимира Маматова стал одним из самых ярких моментов пресс-конференции Владимира Путина, прошедшей 18 декабря. Большинство собравшихся, да и сам президент сочли нечеткую речь журналиста следствием опьянения, но оказалось, что это – результат инсульта.

Как сообщила Утро.RU  коллега Маматова, директор областной информационно-аналитическая газеты «Репортеръ» Ирина Александрова, «если он задал этот вопрос, то он согласован с редакцией. Он на самом деле не пьяный, он пережил два инсульта и одну черепно-мозговую травму. У него немного заторможенная речь», — пояснила она.

Но, например, Ксения Собчак, находившаяся в зале, в своем блоге в Twitter оперативно прокомментировала вятского коллегу:

«Реально бухой в ж… чувак!:) аааааа вот так вот приходить на прессуху новый тренд!!!»

Заданную волну подхватили многие, и Интернет наполнился роликами с выступлением «пьяного» журналиста и дискуссиями вокруг этого «события».

Впрочем, сам Маматов на подтрунивавшего над ним президента и бурные обсуждения не обиделся: «Я смотрю эти пресс-конференции с 1999 года и прекрасно понимаю манеру общения Путина, его юмор. Так что для меня его реакция, его замечания не были неожиданностью», — рассказал он корреспонденту МК  В то же время от отметил, что его выступление не было намеренно провокационным.

Как бы то ни было, проблема действительно есть. Большинство из нас трактуют «непонятные» особенности в негативном ключе – нетвердую походку и невнятную речь скорее соотнесут с опьянением, чем с болезнью, а это может стоить человеку жизни. Реплики в духе «неужели нельзя было послать к Путину журналиста без инсульта» тоже кажутся достаточно циничными.

То, что у большинства зрителей даже не возникло мысли о том, что человек может быть болен, а не пьян, показывает, что наше общество – пока – не готово принимать ничего, что выбивается из «нормы». И причина этого не только в глупости, поверхностности, нетерпимости. Еще одна, неявная причина — страх. Люди подавили в себе мысль о том, что он может быть болен, им страшно допустить, что кто-то с такой выраженной инвалидностью может пытаться задать вопрос президенту (встать наравне с человеком условно «нормальным» и, хуже того, свидетельствует о том, что все мы можем заболеть и вообще — смертны. Именно из-за животного страха смерти каждого «ненормального» считают опасным чужаком, подлежащим изгнанию. Но это закон стаи, а мы ведь – люди?