Пациенты с привилегиями и без

article61190

Почему президентский указ №136, всего-навсего упорядочивающий использование бюджетных средств для контингента, обслуживаемого в медицинских учреждениях Управления делами президента РФ, довел пенсионеров, инвалидов и других малоимущих граждан до слез?

МЫ И ЖИВЕМ, И БОЛЕЕМ ПО-РАЗНОМУ

Напрасно чиновники обвиняют в зловредности журналистов: дескать, откопали обычный технический циркуляр, неправильно его поняли и дезинформировали страну. Указ №136 «О некоторых вопросах Управления делами президента РФ», подписанный 16 марта 2015 года, но почему-то вступивший в силу 1 января 2015-го, сначала опубликовали правовые сайты.

«В документе говорится об оказании ряду госслужащих бесплатной медицинской помощи, о предоставлении им санаторно-курортного лечения, а также об обеспечении бесплатными (или со скидкой в 50%) медицинскими препаратами и изделиями, — написал информационно-правовой портал «Гарант.Ру», считающийся в юридической среде вполне надежным и уважаемым. — Среди льготников члены Совета Федерации, депутаты Госдумы, главы силовых ведомств, высшие должностные лица субъектов Федерации, другие высокопоставленные чиновники, а также члены их семей».

А еще юристы уточнили, что до настоящего времени получать бесплатные и льготные лекарства в России могли только инвалиды и участники Великой Отечественной войны, ветераны боевых действий, жители блокадного Ленинграда, узники концлагерей, участники ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС, дети-инвалиды, жители Крайнего Севера, Герои СССР и России и люди, страдающие тяжелыми заболеваниями, например муковисцидозом или раком.

Естественно, народ в шоке — в России кризис, в 57 регионах пациенты-льготники с декабря не могут получить необходимые лекарства. Объем нереализованных рецептов в одной лишь Калмыкии вырос в 548 раз, а в Ханты-Мансийском автономном округе — в 121. По словам врачей, больные умирают, потому что в аптеках нет льготных противоопухолевых препаратов и антибиотиков, а у семей нет денег на самостоятельную покупку.

Пытаясь успокоить россиян и опровергнуть слухи, пресс-секретарь Управления делами президента РФ Виктор Хреков дал развернутый комментарий о том, что следует считать правдой: «Указ упорядочивает использование бюджетных средств и средств, поступающих по каналам обязательного медицинского страхования (ОМС), для контингента, обслуживаемого в поликлиниках и медучреждениях Управления делами президента РФ. Он приводит действующие положения о работе управделами в соответствие с новым федеральным законом, вступившим в силу с 1 января 2015 года. Поэтому указ и вступает в силу с 1 января. Речь идет о том, что льготы будут получать те, кто и сейчас по федеральному законодательству имеет на них право».

«О новых льготах в указе №136 действительно не говорится. По своей сути это отсылочная (бланкетная) норма к другим документам: Положению об Управлении делами президента РФ, Положению об особенностях организации оказания медицинской помощи лицам, замещающим государственные должности, — изучает указ опытный юрист Аркадий Анишин. — Указ от 16 марта связывает все постановления воедино, описывает механизм их выполнения».

На что это похоже, чтобы попроще описать? На матрешку. Открываешь (читаешь) одну, а в ней — вторая, третья, четвертая, искомое находишь в последней.

«Конечно, указ — часть нормативной документации, регулирующей работу Управления делами президента РФ. Указ предельно ясно показывает, что госслужащие, которых много в списке, и их близкие будут получать все виды медицинской помощи и обеспечиваться лекарственными препаратами согласно перечням групп и заболеваний по двум каналам: за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС) и за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета. У неноменклатурщиков — простых россиян — есть лишь ОМС, — сравнивает ситуации известный адвокат, специализирующийся на вопросах медицинского права, Дмитрий Айвазян. — Тема двойного финансового обеспечения пациентов-чиновников и их семей не новость. В ноябре 2014 года в Федеральном законе «Об охране здоровья граждан» в статье 42, пункт 3 появились строчки об «особенностях организации оказания медицинской помощи лицам, занимающим государственные должности». Там прописаны и бюджетные ассигнования, и средства ОМС. Президентский указ легитимизирует ту же схему в системе управления делами. Объем бюджетных ассигнований скорее всего останется загадкой, но по объему оборудования в учреждениях управделами, количеству персонала и качеству обслуживания мы можем судить, что финансовое обеспечение лечения чиновников и лечения рядовых пациентов — это разные вещи».

По мнению кандидата медицинских наук Семена Гальперина, люди недовольны указом не только из-за его несвоевременности, но и потому, что документ ставит под сомнение два важных принципа. Первый декларируется Всемирной организацией здравоохранения. «Это качество, доступность и справедливое распределение медицинской помощи, — замечает Гальперин. — Другой принцип сформулирован в статье 41 Конституции РФ — государство гарантирует гражданам равные права на охрану здоровья и медицинскую помощь. Права чиновников и нечиновников не равны. Чиновники продолжат лечиться за счет федерального бюджета, а нам останется ОМС с сокращающимися и закрывающимися проектами».

ÔåëüäøåðИСПЫТАНИЕ ЛЕЧЕНИЕМ

Людмила Абрамова из города Бердска Новосибирской области никогда не была госслужащей. Лечится пенсионерка не в клинике Управления делами президента РФ, а в старенькой новосибирской больнице. Вернее так: наблюдается в бердской поликлинике, там ей выписывают рецепты на дорогущие препараты, но инъекции бабушка едет делать в Новосибирск. Записывается в очередь, ждет несколько месяцев вызова и едет за свой счет, если в аптеке находится лекарство и его перенаправляют в больницу. На руки женщина ничего не получает — не положено.

Абрамова перенесла два инфаркта. Препарат, который она регулярно разыскивает по аптекам, нужен для того, чтобы снимать спазмы глазных мышц. Стоит он 20 тысяч руб­лей. Пенсия Людмилы Александровны — 6 тысяч рублей в месяц.

«Без льгот я препарат не куплю. Хотя и с ними не лучше. Лекарств то в аптеке нет, то на складе какая-то неразбериха. Бегаю туда-сюда как чокнутая, — плачет пенсионерка. — Разве это жизнь? Жалуюсь знакомым, а они шикают: «Что ты! А представь, каково раковым больным».

Жительнице Вологды Елене Беляковой не надо ничего представлять. Ежемесячно она должна принимать препарат «Герцептин» для пациентов с онкологическими заболеваниями. Его стоимость — 89 тысяч рублей.

«Еще весной прошлого года начались проблемы. В выдаче препарата мне отказывали. За год вместо 12 положенных ежемесячных доз выдали 5», — рассказывает вологжанка, инвалид I группы.

«Герцептин» сложно достать: его привозят в аптеку на заказ, причем после предоплаты. За год Белякова прошла все круги чиновничьего ада. В попытках выбить льготный препарат она побывала везде — от департамента здравоохранения Вологодской области до приемной губернатора. «Когда была на приеме в прокуратуре, мне сказали, что у них таких дел целая стопка», — вспоминает женщина.

Елена Белякова дошла до суда. «Всех моих докторов перетряхнули. Некоторые из них признались, что из вышестоящих инстанций им звонили с угрозами: по какому праву вы выписываете пациентке такой ценный препарат? А в моем случае аналога быть не может. В итоге прокурорские проверки все же дали результат, и суд я выиграла», — говорит Елена.

После очередного курса лечения женщина копит силы для следующей юридической битвы. Оказывается, за бесплатный препарат, купленный на свои деньги, в органах соцзащиты можно получить компенсацию. С каждых 89 тысяч рублей должны вернуть около 25 тысяч. Однако обращаться за возмещением необходимо в течение трех месяцев после покупки. Никто из чиновников не удосужился предупредить об этом онкобольного инвалида. Чеки скопились за год, срок был упущен, и теперь, чтобы получить компенсацию, Елене предстоит вновь обращаться в суд.

Большую стойкость в общении с чиновниками проявила и пенсионерка Тамара Борисовна Хомутова, инвалид I группы по онкологическому заболеванию. Ее лекарства «Ластет» и «Резорба» стоят в пределах 5-6 тысяч рублей на курс, всего около 12 тысяч в месяц. По закону эти препараты ей должны выдавать бесплатно.

«В прошлом году начались заморочки. Лекарств не найти. Ответ у чиновников один: «Денег нет» или «Поступлений нет», — возмущается пенсионерка и перечисляет свои доходы и расходы: — Пенсия — 18 тысяч рублей, из которых 5 тысяч уходит на квартплату. При такой бюджетной ведомости где взять деньги на лечение?»

Материал подготовили Наталья Михайлова, Анна Бессарабова

Карикатура А. Хорошевский. Фото PHOTOXPRESS

Как показал недавний социологический опрос ВЦИОМа, 36% россиян в 46 регионах страны не могут купить необходимые лекарства, потому что они «слишком дорогие», 28% не находят выписанные препараты в аптеках, 27% вынуждены платить за то, что по закону должно выдаваться бесплатно. Фонд «Здоровье» в конце февраля зафиксировал рост доли отсроченных рецептов в Мурманской, Калининградской, Ленинградской, Кировской, Псковской, Вологодской и других областях. Льготники ждут с декабря. Инвалиды, включенные в индивидуальную программу реабилитации, не получают помощи не месяц и не два, а три года.

Источник http://mirnov.ru/



There are no comments

Add yours


*