Обезболивание по телефону

3928509_500x375

После очередного скандала, связанного с самоубийством неизлечимого больного, Минздрав анонсировал создание круглосуточной оперативной службы оказания помощи при острых болях и новые поправки в законодательство.

Дополнительные меры от Минздрава

Как заявила министр Вероника Скворцована пресс-брифинге в связи с гибелью профессора Эдмунда-Михаила Люде, сейчас ничто не препятствует выписке обезболивающих препаратов, в том числе наркотических. Тем не менее, Минздрав примет дополнительные меры по обеспечению «каждого нуждающегося в обезболивании». В частности, в течение года будет создана круглосуточная оперативная служба, по телефону «горячей линии» и на сайт которой можно будет обратиться, если «есть какой-то сбой или потребность в препарате». Кроме того, сообщила Скворцова, Минздрав разрабатывает законопроект, согласно которому больной, который повторно обращается за обезболиванием, должен получить помощь в течение не более часа с момента обращения. Минздрав обещает следить за ситуацией, составляя ежемесячный рейтинг регионов.

По данным СМИ, с начала года только в Москве произошло более десяти самоубийств онкобольных. В ряде случаев причиной суицидов стали невыносимые боли.

В конце 2014 года был принят закон, который несколько упрощает получение наркотических обезболивающих. В частности, срок действия рецептов на такие препараты увеличится до 15 дней, а родственникам пациентов не нужно будет сдавать использованные обезболивающие пластыри и ампулы из-под морфина. Однако, вступит в силу этот закон только в июле 2015 года, после принятия подзаконных актов на уровне регионов.

В ручном режиме

В общественных организациях, занимающихся помощью тяжелобольным людям, приветствуют инициативы Минздрава, однако сомневаются в том, что они будут реализованы.

По словам директорапсихологической службы помощи больным раком «Со-действие» Ольги Гольдман, анализ поступающих в службу обращений говорит о том, что горячая линия по обезболиванию очень нужна. «Вопрос в том, как это будет реализовано, –  подчеркивает Гольдман. – Одно дело позвонить на горячую линию, и совсем другое дело получить реальную помощь. В стране совершенно не налажена логистика таких препаратов, особенно в глубинке. Для того, чтобы закупать наркотические анальгетики, надо показать спрос. Но, во-первых, доктора часто не хотят регистрировать нуждающихся – это куча бумаг. А, во-вторых, больные плохо информированы о своем состоянии и обращаются за помощью уже тогда, когда боль становится нестерпимой. В итоге, проблему приходится решать «в ручном режиме». Но не будут же каждый раз везти больному наркотик на самолете из Москвы».

Она напомнила случай, который произошел в Красноярском крае в декабре прошлого года. Тогда к пятилетней девочке несколько раз приезжали «скорая помощь» и разные специалисты, которые так и не смогли предоставить ей обезболивающий препарат. После вмешательства фонда «Подари жизнь» Минздрав направил к ребенку специалистов по паллиативной помощи из Москвы.

Призрак ФСКН

Не так просто будет реализовать и обещание обеспечить обезболивающим в течение часа. «Это означает, что человек должен получить препарат за один визит к врачу и в той же поликлинике, – говорит Гольдман. – Но для этого предстоит разбить много стереотипов. Сейчас процедура очень заформализована, врачи боятся поставить одну свою подпись и гоняют больных к заведующему, а немногочисленные аптеки, которые решаются работать с такими препаратами, хранят за семью замками пластыри, которые наркоманам совершенно не интересны. Эта формализация очень выгодна ФСКН, готовой обвинить медиков на основании ошибки в бумагах».

Ничего не изменится до тех пор, пока в уголовном кодексе будут оставаться статьи, позволяющие преследовать врачей за неправильное оформление рецепта на наркотические обезболивающие, считает и президент фонда «Вера» Нюта Федермессер. Хотя логичней было бы установление административной ответственности для врачей, которые оставляют пациента страдать от болевого синдрома. Кроме того, считает Федермессер, надо менять ситуацию, при которой решение вопроса с обезболиванием зависит от 12 разных инстанций (среди которых Минздрав, Минюст, Минтруда, ФСКН, МВД, региональные власти).

Она напомнила также, что приказ Минздрава, позволяющий при выписке из стационара давать пациенту с собой обезболивающие препараты на пять дней, пока он не получит рецепт по месту жительства, действует уже два года. Однако мало кто его выполняет. В том числе и потому, что запаса наркотиков не хватает самим больницам.

Законы у нас хорошие

В действующем законодательстве предусмотрено практически все необходимое для того, чтобы российские паллиативные больные не испытывали страданий, добавляет председатель Исполнительного комитета МОД «Движение против рака», член Общественного совета при Минздраве России Николай Дронов. Проблема в том, что это не исполняется на практике. «Паллиативной помощи посвящена 36 статья Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» № 323-ФЗ, –  говорит эксперт. – По используемой в законе терминологии, это комплекс медицинских вмешательств, направленных на избавление от боли и облегчение других тяжелых проявлений заболевания в целях улучшения качества жизни неизлечимых больных».

По словам эксперта, среди всех нуждающихся в паллиативной помощи, онкологические больные составляют не более 20%. И при этом, паллиатив не является видом скорой медицинской помощи, срочным медицинским вмешательством. В паллиативной помощи нуждаются неизлечимые пациенты, которые, как правило, уже давно хронически больны. Поэтому здесь должна быть создана система плановой работы с инкурабельными пациентами, отмечает эксперт.

Источник MedPortal.ru



There are no comments

Add yours


*