Насколько комфортно чувствуют себя в городе инвалиды по слуху

IMG_1009_1

Корреспонденты агентства «Минск-Новости» пообщались с минчанином, который является инвалидом по слуху, и выяснили, насколько комфортно чувствуют себя в городе такие люди.

IMG_1007_1

Утро 78-летнего Эдвина Журавского обычно начинается с похода в универсам. В магазине – самообслуживание, поэтому инвалид справляется сам. На случай, если требуется что-то уточнить у продавца, имеет при себе блокнот с ручкой.

– Забавляет, когда покупатели или продавцы обращаются к тебе, ты показываешь им на уши, мол, не слышу, а они не понимают. Начинают кричать еще громче или проговаривают по слогам, – замечает Эдвин Наполеонович.

Минчанин рассказывает нам о том, как его неправильно понял сотрудник правоохранительных органов.

– Однажды решил перекусить во время прогулки и подавился. Косточка застряла в горле, дышать было тяжело. Мимо проходил милиционер, я в панике бросился к нему. Поднес ладонь к горлу, а он подумал, что я нетрезв и хочу еще выпить, под руки меня – и в участок. Там со мной пообщался сотрудник, знающий язык жестов, и отпустил, – говорит собеседник.

Живет Эдвин Наполеонович один. Детей у него нет. Женат был, но неудачно.

– С будущей супругой познакомился в Геленджике на отдыхе, – вспоминает пенсионер. – Новая знакомая, как и я, оказалась глухой. Поначалу жили мирно, а потом начали ругаться. Во время одной из ссор супруга вызвала медиков, сказав, что я сумасшедший. Так я оказался в Республиканском научно-практическом центре психического здоровья в Новинках. В это время жена завела любовника, с которым стала жить в нашей квартире. Не знаю, что было бы, если бы меня не стали искать дальние родственники, – рассказывает минчанин.

Дома инвалид включает телевизор. Читая новостную бегущую строку, часто морщится: не понимает некоторых современных слов.

– Когда о новостях рассказывал переводчик жестового языка, было лучше: он текст упрощал, делал более понятным, – признается Эдвин Наполеонович.

Несколько лет назад минчанин получил еще и инвалидность по зрению. По его словам, в результате производственной травмы.

– Я работал на заводе, перевозил детали на специальной тележке, – вспоминает собеседник. – Так случилось, что в цеху меня задело дверью: она с силой захлопнулась от сквозняка. Упал лицом вниз. Врачи диагностировали черепно-мозговую травму, я ослеп на один глаз. Когда вернулся из больницы, узнал, что предприятие не хочет признавать травму производственной. Говорили, что я упал на улице и даже есть свидетели. Переводчик, работавший на заводе, мои интересы защищать отказался. На тот момент мое здоровье было так подорвано, что махнул на все рукой. Компенсацию мне не выплатили.

Несмотря на нелегкую судьбу, Эдвин Наполеонович держится молодцом. У него есть хобби – фотосъемка городских пейзажей. Этому делу он посвящает все свое послеобеденное время.

– Мои работы участвовали в конкурсах БелТИЗ. Сегодня в отделении дневного пребывания для инвалидов ТЦСОН Заводского района организована персональная выставка, – отмечает минчанин.

Сидеть дома Журавский не любит. Ближе к вечеру гуляет по городу или заглядывает в отделение дневного пребывания для инвалидов. К сожалению, работники центра не знают жестовый язык, зато все – хорошие люди, поэтому с ними у старика завязалась дружба.

– Очень хочется, чтобы в отделении появился переводчик жестового языка, который смог бы меня и других рядом проживающих глухих учить искусству, а также сопровождать в различные учреждения, – мечтает Эдвин Наполеонович.

Комментарий специалиста

Законом о социальной защите инвалидов в Республике Беларусь предусмотрено изучение жестового языка пожарными и милиционерами. Конечно, уровень их знаний невысок. Но учеба и не проводится с целью сделать из них переводчиков. Сотрудники должны знать набор определенных фраз, чтобы помочь пострадавшим.

Как рассказали в Центральном правлении ОО «Белорусское общество глухих», изучают жестовый язык и социальные работники – в Республиканском институте повышения квалификации и переподготовки работников Министерства труда и социальной защиты. Правда, в комитете по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома отметили, что в этом году на курсах не было ни одного специалиста из ТЦСОН. Причина –инвалиды не обращались массово в территориальные центры с просьбой о переводчике.

– В этом нет ничего удивительного, ведь большинство инвалидов, когда у них случаются проблемы, идут в общество глухих, – отметили специалисты.

Социальные работники могут проходить обучение по личной инициативе, однако оно платное. При этом нужно понимать, что продолжительность курсов небольшая. Такие специалисты будут знать набор определенных фраз, но сопровождать инвалидов в организации и участвовать в разбирательствах не смогут, рассказали в обществе глухих.

Представлять интересы людей с ограниченными возможностями в юридических, медицинских и других учреждениях под силу только переводчикам жестового языка. Но таких специалистов в Минске сегодня 20, в то время как в городе проживают около 3.000 неслышащих.

– Хотелось бы, чтобы переводчиков стало больше, – отметили специалисты. – На сегодняшний день квалифицированных кадров не хватает. Педагогический университет, если говорить о первом образовании, выпускает сурдопедагогов для работы с детьми. Получить специальность переводчика жестового языка в университете можно, но только уже имея одно высшее образование. Говоря откровенно, зарплата переводчика сильно не отличается от сурдопедагога, поэтому люди не хотят идти на такие вакансии.

Пройти платные курсы желающие минчане могут в Республиканском институте повышения квалификации и переподготовки работников Министерства труда и социальной защиты.

– Однако, как показала практика, для многих это просто хобби. Оставаться в профессии переводчика мало кто хочет по причине низкой зарплаты, –рассказали в обществе глухих.

IMG_0968_1

Фото Сергея ПОЖОГИ

Источник http://minsknews.by/



There are no comments

Add yours


*