«На тебя сразу ставят клеймо». Истории белорусов, которые заболели душой

centr_reabilitacii_vas_tutby_phsl_06102015_img_8321

Обычная жизнь. Врачи, таблетки, уколы. Полная социальная изоляция. У тех, кто однажды заболел душой, похожий жизненный сценарий. И общая на всех проблема — одиночество. «У нас были случаи, когда люди не выходили из дому по 4−7 лет. Вообще», — рассказывают в центре «Открытый дом», созданном Белорусским обществом Красного Креста для поддержки людей с психическими заболеваниями.

Ко Дню психического здоровья 10 октября самые активные гости (именно так их называют в центре) согласились поделиться своими историями. Слушая их, становится понятно: проблемы с психикой — это не где-то там, в параллельной вселенной, за воротами психиатрической больницы. В эту ловушку попадают обычные люди рядом с нами. И им очень тяжело ощущать на себе клеймо психически больного.

Подчеркнем, что не все собеседники были полностью откровенны с журналистами. Они старались избегать разговоров о диагнозе, расплывчато говорили о причинах, которые привели к болезни, зато с удовольствием рассказывали о своей жизни сегодня — на этапе лечения. Все имена героев по этическим соображениям изменены.

Центр «Открытый дом» был создан в рамках комплексного проекта по поддержке людей с психическими заболеваниями. Начиная с 2013 года специалисты и волонтеры Белорусского общества Красного Креста работали по двум направлениям: предоставление таким людям адвокатских услуг и открытие центра, который помогает пациентам психиатров выйти из социальной изоляции. В «Открытом доме» уже прошли реабилитацию около 50 человек

История Екатерины, 37 лет

Рассказ Екатерины звучит очень живо, а главное — трезво. Сейчас она получает подходящее лечение и чувствует себя хорошо. А вообще уже больше 10 лет женщина c переменным успехом борется со своей болезнью. Четыре раза лежала в больнице в Новинках, еще столько же — в психиатрическом диспансере на Бехтерева. В это сложно поверить даже ей самой.

centr_reabilitacii_vas_tutby_phsl_06102015_img_8309_1

Серебряная медаль в школе, красный диплом в институте, хорошая работа, семья, ребенок — до определенного момента все шло замечательно. А потом в жизни случился развод. «Я была к этому не готова. Мне было очень тяжело, не хотелось никого слышать и видеть, хотелось просто спрятаться в угол — и всё», — рассказывает о своих переживаниях собеседница.

Боролась с ними она своеобразно. Общаясь с окружающими, Екатерина начала прокручивать в голове уже законченную беседу, додумывать разговор, мысленно продолжать истории своих знакомых. Так, незаметно для себя она попала «в сказку».

«Какие-то голоса внутри появились, как будто разговариваешь с человеком, но его нет. При этом вслух ты ничего не говоришь, а просто прокручиваешь сюжетную линию в голове. Потом добавились детские воспоминания, все было вперемешку. Мне казалось, что все замечательно, я бегала по делам, думала, что я принцесса, а вокруг — принцы».

Екатерина не осознавала, что с ней происходит что-то странное. Однажды вечером она пришла в детский сад, чтобы забрать дочку, но уходить не хотела. Воспитатели вызвали скорую. Так первый раз женщина попала в психиатрическую больницу. Врачи объяснили ей, что это приобретенная болезнь на фоне стресса.

«Сейчас я понимаю, что всего этого можно было избежать, если бы я вовремя нашла грамотного психолога. Вот ты живешь в семье, у тебя ребенок, все нормально. А потом в одночасье это все рушится, и ты не знаешь, к чему стремиться, куда дальше двигаться. Это сильно подкосило меня».

Врачам далеко не сразу удалось подобрать таблетки, рассказывает собеседница. Вот почему так часто приходилось ложиться в больницу: новые лекарства давали в условиях стационара, потом на время выписывали, если лечение не подходило, предлагали лечь в больницу снова.

Поначалу Екатерина очень боялась учета в психиатрическом диспансере — она думала, что на этом ее жизнь закончится. Оказалось, что эти страхи бессмысленны. В перерывах между лечением в больнице какое-то время она даже продолжала работать, причем в должности экономиста.

«И никто о том, что я состою на учете, не догадывался. Наоборот, я считаю, что у каждого человека должен быть свой психолог/психотерапевт, который в разных ситуациях может подсказать, что делать и как. А тем, у кого уже появились проблемы, советую не затягивать и сразу бежать к врачу».

Лечение психического расстройства — длительный процесс, подчеркивает собеседница. Даже сейчас, когда состояние Екатерины в разы лучше, иногда в душе появляется сильная тревога, и с этим приходится мириться. С момента последней госпитализации прошло уже полтора года.

centr_reabilitacii_vas_tutby_phsl_06102015_img_8269

Поделки, которые смастерили гости центра

С болезнью женщина потеряла контакт с ребенком — бывший муж добился передачи прав на его воспитание через суд. На заседания вместо Екатерины ходила ее мать — самой собеседнице было плохо. «Дочка сейчас со мной не хочет общаться. Не знаю, что там (в семье бывшего мужа. — TUT.BY) ей говорят, но она даже к телефону не подходит, бросает трубку. Я пыталась встречаться, но не получается».

Сейчас Екатерине удается постепенно возвращаться к нормальной жизни. В центре от Красного Креста ей помогли снова почувствовать себя женщиной: накрасили, сделали фото и зарегистрировали «Вконтакте», где собеседница познакомилась со своим нынешним мужем. «Он не расспрашивает про болезнь, а ведет себя так, как будто ничего не было. Говорит, что ему просто хорошо со мной сейчас, воспринимает меня в настоящем времени». По мнению Екатерины, именно так следует вести себя всем родственникам людей с психическими расстройствами.

История Марины, 27 лет

Марина ощутимо волнуется перед разговором с журналистом и в середине беседы резко, но вежливо обрывает разговор, считая, что рассказала достаточно.

Ее история тоже начинается с достижений: после окончания школы она поступила в лингвистический университет, стала старостой группы, записалась на курсы моделей, занималась в студии вокала и выступала на студенческих вечерах. А потом… появились галлюцинации и пугающее «чувство одиночества среди людей».

centr_reabilitacii_vas_tutby_phsl_06102015_img_8254

В начале разговора Марина объяснила свою болезнь обычным перенапряжением и отсутствием близкого контакта в семье, потом обмолвилась про насилие, но не захотела об этом рассказывать подробно. События тех дней очень сильно отразились на изначально чувствительной психике девушки.

«Я полностью ушла в себя. Искала, конечно, помощи какой-то, к психологам пыталась ходить, но они как-то не прониклись тогда моей проблемой. И мое состояние усугубилось. Мне начало казаться, что какие-то люди против меня, запустился болезненный процесс».

Марина начала заедать свои проблемы и распрощалась с модельной внешностью. Участившиеся панические атаки заставили искать серьезное лечение — так девушка попала в отделение пограничных состояний на Бехтерева. Как и в предыдущем случае, таблетки ей подобрали не сразу. Галлюцинации ушли, но вернуть спокойствие оказалось гораздо сложнее. Настоящее облегчение Марина почувствовала только в последний год, когда нашла личного психотерапевта.

«Я поняла, что не такой уж больной человек. Просто очень долго боялась кому-либо открыть душу. Хорошо жить, когда у тебя есть поддержка. В моем случае я не все могла сказать родителям. У подруг — своя личная жизнь, кому-то я показалась слишком пессимистичной, они старались по минимуму со мной общаться. А я всегда искала поддержку — надежное плечо».

Пройдя курс лечения, Марина смогла восстановиться на заочном отделении в университете, окончить его и благополучно найти работу. Сегодня она работает преподавателем на курсах английского языка. С личным общением все оказалось сложнее. В центр Марина пришла, как она говорит, «угнетенная, вся в себе, в своих проблемах».

«Вообще человек, переживший психическое заболевание, чувствует изоляцию, чувство неуверенности. Мы считаем себя изгоями среди окружающих. И главное, что для людей с такими проблемами можно сделать, — это протянуть руку помощи, окружить вниманием, заботой, терпением».

centr_reabilitacii_vas_tutby_phsl_06102015_img_8203

В центре, рассказывает собеседница, она все это получила: нашла новые знакомства и душевных друзей, раскрылась, стала петь. «Единственное, хотелось бы, конечно, снизить лишний вес», — делится планами Марина.

История Галины, 31 год

Спусковым крючком к началу болезни у Галины также стал сильный стресс. Проблемы начались после смерти матери, когда собеседнице было 18 лет. Появились страхи, сильная тоска по матери, скука. «Хотелось дома ласки, тепла, чтобы была мать, как у всех». Общение с отцом и братом, с которыми девушка жила на тот момент, такого чувства не давали. «Была боязнь, что я не социализируюсь в обществе, я впала в глубокую депрессию».

centr_reabilitacii_vas_tutby_phsl_06102015_img_8291

Галина обратилась за помощью сама — сначала к психологу, потом по его направлению — к психиатру. Но никому из специалистов девушка подробно не рассказывала о своих переживаниях, говорила только о симптомах.

Врачи диагностировали сначала невроз, потом депрессию, потом шизофрению. Собеседница объясняет, что голосов она при этом не слышала и видений не видела. Внутри просто поселился глубочайший страх, который полностью парализовал ее жизнь. «Я лежала дома и не могла никуда пойти, мне было страшно даже выйти из квартиры. Я все время думала, что останусь одна, не выйду замуж и семьи у меня не будет».

От родственников психологической поддержки не было. Отца и брата больше заботили бытовые вопросы, они зарабатывали деньги. Саму Галину отчислили из университета, и она все время проводила дома, иногда не выходила из квартиры неделями. Подруг у нее не было никогда, лишь случайные знакомые.

Сегодня Галина признает, что потеряла много лет своей жизни из-за того, что не хотела пить таблетки. Девушка боялась учета и связанных с ним мифических последствий. «Я думала, что я никуда на работу не устроюсь, так и останусь на всю жизнь сумасшедшей. Где-то узнала, что если не обращаться за лечением 5 лет, то тебя снимают с учета. И я стремилась к этому, за таблетками не обращалась. Из-за этого меня несколько раз принудительно отвозили в Новинки».

centr_reabilitacii_vas_tutby_phsl_06102015_img_8309

В итоге Галина все же признала, что ей нужно лечиться и начала выполнять рекомендации врачей. Уже полгода она регулярно принимает таблетки, и почувствовала огромное облегчение. «Они помогают мне взять себя в руки, управлять страхами. Как только страх ко мне начинает приходить, я иду в общество, сюда, например, общаюсь, получаю поддержку, и страх уходит. Раньше в этот момент я просто лежала в постели целый день и обливалась потом. И все время в голове крутились страшные мысли».

Даже выздоравливающему человеку, рассказывает Галина, тяжело вести прежнюю социальную жизнь. По ее словам, отношение окружающих очень сильно меняется, после того как попадаешь в Новинки.

«Чувствуется, что родственники сразу ставят на тебя клеймо. Вот, больная пришла. Они не понимают этой болезни и не хотят понять. Зачастую люди не чувствуют разницы между недееспособными больными, у которых есть опекуны, и теми, кто пережил болезнь, но получает лечение и ведет себя адекватно. Хотя и тем, и другим, конечно, нужна поддержка. Мы все под Богом ходим. До 18 лет я за собой никогда ничего такого не замечала за собой. Оказалось, что у меня просто психика менее устойчива к стрессу, чем у других людей».

В центр «Открытый дом» Галина сейчас ходит как на работу. Здесь ей удалось найти друзей, на что она уже и не смела надеяться. Следующая цель — устроиться на работу. Сейчас у Галины нерабочая группа инвалидности, но в ближайшее время пройдет комиссия по ее пересмотру.

История Гарика. 32 года

Гарик охотно рассказывает о себе только «до болезни» и «после прихода в центр». У него особый взгляд на мир, при этом интерес к жизни бьет ключом.

Мужчина с гордостью показывает нам свою анкету, в которой описано все, чем он занимается в «Открытом доме». Здесь у него даже есть должность — староста. Этот факт его очень воодушевляет — заметно, что в жизни Гарика центр играет большую роль. По словам собеседника, родители сейчас очень рады за него, ведь благодаря реабилитации в центре он вышел из изоляции и стал больше общаться с другими людьми.

centr_reabilitacii_vas_tutby_phsl_06102015_img_8264

Гарик рассказал, что первые проблемы со здоровьем обнаружились у него еще 15 лет назад. В Новинках с тех пор он побывал 6 раз. Несмотря на лечение, успел окончить вуз и получить опыт работы по инженерной специальности. Сегодня таких профессиональных претензий у него уже нет: несколько раз он находил временную работу разнорабочего, а сейчас полностью занят активностью в центре.

Мечта Гарика на сегодняшний момент — сняться с учета в психдиспансере. Последний раз он лежал в больнице около года назад. Собеседник заверил нас, что по рекомендации врача сейчас он уже не пьет таблетки. Есть у Гарика и немало других, более привычных большинству людей планов, например, пройти курсы пчеловодства, чтобы со знанием дела помогать отцу на семейной пасеке. Еще ему хотелось бы жить отдельно от родителей, но пенсия по инвалидности не позволяет снимать квартиру.

На вопрос о семье и личной жизни Гарик стал загадочно улыбаться, но пояснил, что пока не женат и не планирует.

Такие же, как все

Такой энтузиазм и интерес к жизни не ожидаешь увидеть у людей, которые страдают психическими заболеваниями. Большинство гостей центра приходят сюда изначально подавленными, рассказывает руководитель Ирина Мялик. Чаще всего, после выписки из больницы они продолжают жить со своей семьей, но в душе остаются одинокими. Не всегда есть контакт с родственниками, не всегда окружающие принимают болезнь, поэтому в центре сделали акцент на тесное дружеское общение.

«Мы начинали вообще с того, что отмечали все праздники — Новый год, 8 Марта, 23 Февраля, приносили торты, куличи на Пасху. Мы понимали, что в эти дни они чувствуют себя еще более одинокими, поэтому им важна поддержка. Очень популярны в центре группы самопомощи, где мы мало говорим о болезни. Наоборот, вспоминаем счастливое детство — стараемся достать то доброе, хорошее, за что они могут сейчас держаться».

Гости центра сами организовали психологический кружок, на котором поднимают темы любви, ревности, дружбы, взаимоотношений родителей и детей — в общем-то обычных проблем, которые волнуют многих. Также здесь большие возможности для рукоделия, рассказывает Ирина, начиная от швейной машинки, заканчивая батиком, декупажем и вязанием. В ближайшее время в центре планируют издать мини-сборник стихов, которые написаны гостями центра.

«Мы стараемся снять с них эту стигму, что они не такие, как все. Неверие в себя им не позволяло смотреть дальше в будущее. Элементарно — мы даже шли на то, что фотографировали их, потом брали фотографии других людей из интернета, и спрашивали, чем вы отличаетесь? Мы убеждали, что когда они идут по улице, другие люди не видят, что у них есть какие-то проблемы».

В центре подчеркивают, что не имеют никакого отношения к медицинской поддержке психически больных людей. Здесь не занимаются лечением, а всего лишь помогают гостям выйти из социального заточения, в которое их погрузило общество.

Светлана Белоус / Фото: Александр Васюкович / TUT.BY



There are no comments

Add yours


*