Когда жалость развращает

1

Жалость – сложное чувство. Часто мы испытываем жалость по отношению к инвалидам. Но иногда жалость развращает и их, и нас.

Например, женщина с сохранным интеллектом, но с последствиями ДЦП — ходит с большим трудом. Верхняя часть её тела функционирует практически нормально — нормальная речь, нормальные движения рук. Но этой женщине то и дело требуется помощь, порой ей приходится обращаться к малознакомым людям. Люди отзываются. Она привыкает к помощи и сочувствию и начинает «садиться на шею», то есть просить других делать то, что она может сделать сама (например, вызвать такси), выполнять ко всему прочему функцию друга или психолога… Помогающий человек из жалости соглашается. Жалость к слабому сподвигает его на безграничное терпение. А терпение в этой ситуации можно употребить с куда большей пользой. Например, объяснить, чрезмерная для недавнего знакомства откровенность отталкивает; что если умеешь что-то сам, не перекладывай это на кого-то ещё. Таким образом, инвалид получит не только посильную помощь, но и нечто более важное – социальные навыки.

Женщина из моего примера, на самом деле, нормально воспринимает и советы, и критику. Но иной раз немощные люди бывают настоящими тиранами и паразитируют именно на чувстве жалости к ним.

Или вот другая история. Некоторое время назад СМИ облетела новость, что на грядущий конкурс «Евровидение» от Финляндии заявку подала панк-группа «Pertti Kurikan Nimipдivдt» (сокращенно «PKN»). Интрига состоит даже не в том, что играет группа не попсовую разновидность этого жанра (типа американских «Green Day» или российских «Тараканов»), а вполне себе такой тру панк, грязный и жёсткий, а в том, что все участники коллектива — люди с синдромом Дауна (что отражается и на их внешности). Особенно восторгами по этому поводу зашлись издания, специализирующиеся на социальной тематике — как же, какой прорыв! Лидер группы Пери Курик тоже заявляет, что их цель — заявить что-то там о правах… Получается, он тоже мыслит стереотипами. Ну, какие его права нарушаются? Человек живёт не менее полноценной жизнью, чем большинство финских обывателей, к тому же получает пособие (не сравнимое с аналогичным пособием в России) и ещё в своё удовольствие играет в рок-группе. Вот я что-то сильно сомневаюсь, что этим парням чего-то так уж не хватает. Ладно бы они выступили в поддержку российских инвалидов, приехали к нам и выступили бы у стен какого-нибудь нашего психоневрологического интерната. А то «Евровидение»! Даже не смешно… И уж для панк-команды участие в подобном балагане — просто позор. Но это-то не главное. Главное: СМИ трубят о генетических отклонениях в развитии участников группы, но что-то я не видел, чтобы кто-то высказался об их музыке. А музыка-то средненькая — даже по меркам панка. Ну, то есть, команд, играющих подобное, пруд пруди, и получается, что «PKN» выделяются только синдромом Дауна. И если мы их жалеем и обращаем внимание на их творчество только потому, что это люди с синдромом Дауна, то мы, как минимум, путаем искусство с арт-терапией, как максимум — уподобляемся средневековой ярмарочной толпе, пришедшей поглазеть на несчастных, которые в те времена в силу своих физических недостатков могли заработать на жизнь, только показывая самих себя за деньги.

При соприкосновении с произведением искусства диагноз художника — информация не первостепенной важности. Картины Винсента Ван Гога замечательны — и можно вообще ничего не знать об их авторе, даже его имени. Когда я смотрю на единственный сохранившийся в видеозаписи отрывок из спектакля «Сны о Японии», все актёры в котором — обители одного из ПНИ под Санкт-Петербургом, то понимаю, что имел в виду режиссёр спектакля Александр Колесин, когда говорил о превращении стигмы в энигму, то есть о превращении недостатков в достоинства. Это сценическое действие вообще не вызывает ассоциаций с той жизнью, которой жили и продолжают жить люди, задействованные в нём. И да, это ни в коем случае не попытка вызвать у зрителей жалость. Кстати, перестал спектакль существовать потому, что директор ПНИ однажды его запретила. Но это другая история, которая к нашему нынешнему разговору имеет лишь то отношение, что является реальным поводом побороться за чьи-то права. В том числе и за право не быть объектами жалости.

 

 

 

 

 

 

 



There are 5 comments

Add yours
  1. Наталья

    Не поленюсь в очередной раз выразить уважение редакции за публикацию в том числе и спорных материалов.))
    Автору — Игорю Луневу — отдельный респект. Я уже слышала нелицеприятные отзывы инвалидов о нем. И понимаю — почему то происходит…
    Тема, которую Игорь поднял в этой статье волнует меня лично давно и горячо. Я пыталась несколько раз в Контакте высказать свое мнение (именно в таком же ключе, как и Игорь). Закончилось это травмой лица)))
    Вот только недавно мы беседовали с мужем о "фрик-эффекте". Он — коренной немец, гуманист, либерал и проч)) Он, как продукт общества, где равноправие всех и во всем — фикс-идея, тоже находится в плену псевдо-гуманизма. И я пыталась добиться от него: что так трогает тебя, когда ты смотришь спектакль театра, где все актеры имеют Даун-синдром? И мне удалось его вывести на финишную прямую, он признался, что его завораживает именно то, что актеры — "не как все".

  2. Наталья

    В дикой средневековой Европе фрик-шоу были развиты куда как больше, чем на Руси, и носили брутальный характер. Пришло и наше время. Меня ужасает тот восторг, с которым приняли наши инвалиды клип посредственной "певицы" с протезом ноги. Бездарный с музыкальной точки зрения, агрессивный, самый настоящий фрик-эксплуатирующий. И тут же продюсер Тату ищет девочку-ампутанта…Я очень надеюсь, что не найдет…
    Меня потряс случай на программе Голос. Дети. Слепая девочка с невыдающимися способностями к пению. Как все растерялись! Дима Билан — редкой трепетной структуры человек (именно после Голоса я просто влюбилась в его душу). Он повел себя просто неприлично. И в этом не его вина — просто он вырос в нашем обществе. Еще неприличнее повел себя Фадеев. Нельзя никого обижать снисхождением. Это анти-прививка, которая ломает им жизнь.
    Думаю, что еще несколько поколений инвалидов вынуждены будут отыграть свои фрик-роли для того, что бы когда-то мы пошли просто на спектакль "Сны о Японии"… Как много поколений — зависит и от нас с вами…Будьте честными!

  3. Наталья

    В дикой средневековой Европе фрик-шоу были развиты куда как больше, чем на Руси, и носили брутальный характер. Пришло и наше время. Меня ужасает тот восторг, с которым приняли наши инвалиды клип посредственной "певицы" с протезом ноги. Бездарный с музыкальной точки зрения, агрессивный, самый настоящий фрик-эксплуатирующий. И тут же продюсер Тату ищет девочку-ампутанта…Я очень надеюсь, что не найдет…

  4. Вячеслав Озеров

    Игорь, Наталья, Вы правы. Сегодня, когда социальная помощь действительно стала ощутимее, все больше и больше инвалидов (и их родственников) начинают давить на жалость. Простые примеры.
    Социальное такси нужный вид социальной помощи, оказываемый городом инвалидам, но для многие инвалиды оно превратилось в «камень» на пути социальной реабилитации. Так многие инвалиды, принципиально способные ездить в общественном транспорте на занятия: в школу, колледж, институт … сегодня ездят каждый день на социальном такси туда и обратно. Вроде бы, что в этом плохого: комфортно, удобно, быстро, дешево? В общем то ничего, кроме того, что эти инвалиды (способные ездить в общественном транспорте) не только не получают социальных навыков поведения и общения с окружающими в общественных местах (транспорте, остановках, станциях), а главное, полностью становятся зависимыми от других, а не от СЕБЯ.

  5. Вячеслав Озеров

    Примеры:
    1. В колледже из-за болезни преподавателей отменили две пары — можно отправляться домой (на свидание…), но нет, заказавший соцтакси будет сидеть, ожидая машину, впустую проведя 4 часа, до её прихода.
    2. Сегодня в коррекционных школах интернаты практически сошли на нет, детей на занятия и обратно родители возят на машинах. «Спасая» детей от «своего невнимания» (сегрегации, одиночества…), родители, успокоив свою жалость, добились, что многие дети не только не умеют ездить в общественном транспорте, но и не знают, что такое коллектив, у них ухудшились навыки общения со сверстниками и чужими людьми и др. социальные навыки, которые ранее приобретались во время внеклассных занятий, тусовок и др. времяпровождения, находясь после занятий на интернате.


Post a new comment


*