Катись на все четыре

0000023784-540×450

К 2015 году число инвалидов в России превысит 15 миллионов человек

Минздрав бьёт тревогу: пенсию по инвалидности получает сегодня почти каждый 10-й россиянин. К 2015 году число инвалидов превысит 15 млн человек – и профильное ведомство считает такую ситуацию недопустимой: в терминах Минздрава речь идёт уже о «вопросе национальной безопасности». Для ограничения числа инвалидов в России задействовано множество административных рычагов. Конечно, тот факт, что количество инвалидов в нашей стране резко возросло после монетизации льгот в 2005 году, говорит о многом. Но от борьбы с мнимыми инвалидами страдают в первую очередь именно те, кому на самом деле нужны помощь и внимание государства.

Официальное число инвалидов в России – одно из самых низких в Европе. Но причина этого вовсе не в богатырском здоровье наших сограждан. Просто у нас для получения или подтверждения своего статуса любому инвалиду приходится регулярно вступать в неравный бой с системой. А социально-медицинская экспертиза (СМЭ) часто оборачивается либо отказом в подтверждении инвалидности, либо изменением группы. «Медико-социальная экспертиза за закрытыми дверями решает вопрос и просто ставит человека в известность, – рассказывает эксперт по социальным вопросам центрального управления Общероссийского общества инвалидов Виталий Король. – На сегодняшний день нет ни одного независимого органа, который контролировал бы эту систему. Есть только один выход – суд. Но СМЭ может принять решение суда во внимание, не более того. Кроме того, льготы, которые должны предоставляться инвалидам, в последнее время были либо сокращены, либо заменены на денежные компенсации. Причём каждый регион России самостоятельно решает, какие именно льготы он может предоставить инвалидам. На деле многие из этих льгот просто не работают».

Внештатные обстоятельства

В большинстве российских регионов действует закон о квотировании процента инвалидов при приёме на работу. Согласно трудовому законодательству любое крупное предприятие в России, если численность его работников больше 100, обязано иметь места для инвалидов и принимать их на работу. Но инвалидам-колясочникам во многих случаях отказывают. Труд инвалидов, состоящих в штате, не пользуется спросом у отечественных работодателей. В чём причина? Для такого сотрудника необходимо оборудовать специально оформленное рабочее место, и стоимость его может доходить до 600 тыс. рублей. Это рабочее место должно соответствовать особым санитарным правилам, находиться не в цокольном или подвальном этаже, иметь хорошую вентиляцию, быть просторным. Такие условия работы инвалидам могут обеспечить только крупные предприятия.

Кроме того, такой работник часто пользуется больничными листами, он имеет право уходить раньше, приходить позже, к тому же уволить инвалида очень непросто. Он либо должен уйти по собственному желанию, либо надо проводить ежегодную аттестацию с целью подтвердить его профнепригодность.

Чтобы выяснить, насколько велики у инвалидов шансы устроиться на подходящую для них работу, я связалась с известным кадровым агентством в Москве. Оказалось, что у них для инвалидов, увы, пока ничего не предусмотрено. Услышав мои каверзные вопросы, девушка на другом конце провода как-то сразу растерялась и свернула разговор: «Для инвалидов, наверное, есть специализированные агентства. Посмотрите, пожалуйста, в Интернете!» Затем я позвонила на биржу труда в подмосковном Солнечногорске.

Там мне ответили: «Теоретически места для инвалидов предусмотрены, но в данный момент, в условиях кризиса, и здоровому человеку устроиться сложно. Так что единственный выход – ждать…»

Лишние люди?

Трудоустройство – всего лишь одна из проблем, с которыми сталкиваются инвалиды. Сергею Новикову из Орла Сбербанк отказал в получении кредита, узнав, что тот является инвалидом. Туристические компании часто отказывают инвалидам в медицинской страховке. А льготные путёвки в санатории людям с ограниченными возможностями приходится ждать по нескольку лет, в очередь на социальное жильё некоторые инвалиды стоят ещё аж с советских времён…

«Сегодня для инвалидов отменены льготы на проезд по железной дороге, которые действовали раньше с 1 октября по 15 мая каждого года. В Госдуме до сих пор лежит законопроект о возмещении инвалидам стоимости путёвок. Условия содержания в интернатах инвалидов, от которых отказались родственники, порой сродни тюремным. В Минздраве говорят, что в 2006–2010 годах уже было потрачено около 4 млрд рублей на федеральную целевую программу по социальной поддержке инвалидов, и сейчас ведомство подготовило новую концепцию системы по реабилитации лиц с ограниченными возможностями. Что это за система, нам пока неизвестно», – рассказывает Виталий Король.

Целевые программы по поддержке лиц с ограниченными возможностями пока не дали видимых результатов. В деле социализации инвалидов помогла только одна государственная мера: компаниям, где работали инвалиды, полагались налоговые льготы. Но предприниматели часто злоупотребляли этим для «оптимизации налогообложения». В результате в последнее время часть подобных льгот фактически исчезла, а после 2015 года они будут упразднены полностью. Это значит, что находить работу инвалидам будет ещё сложнее.

Недетские проблемы

Недавно я снимала телепрограмму в ожоговом центре детской городской больницы № 9 им. Г.Н. Сперанского в Москве. Руководитель этого центра профессор Людмила Будкевич поделилась со мной невесёлыми мыслями по поводу будущего своих пациентов. Дело в том, что большинство перенёсших ожоги становятся инвалидами на всю оставшуюся жизнь. Крупные рубцы, меняющие внешность, ограничение в движении суставов в результате ожогов – всё это делает маленьких членов общества не такими, как все. В детском ожоговом центре следят за их судьбой. К сожалению, она редко складывается гармонично. «Такие дети могут занять своё место в обществе. Но наше общество, к сожалению, не всегда готово к правильному, адекватному восприятию подобных людей, – рассказывает Людмила Будкевич. – Первое время наши психологи помогают пациентам адаптироваться – в детском саду или в школе, помогают и их родителям, потому что это искусство – помочь такому ребёнку найти себя в нашем обществе».

Однако за стенами больницы, в жестоком мире всё оказывается иначе. Вражда, непонимание со стороны одноклассников, а порой и учителей оборачиваются тяжёлой психологической травмой. Дело в том, что у нас практически отсутствует система инклюзивного образования, отлаженная в других странах мира.

Проблемы детей-инвалидов не ограничиваются психологическими. «Часто бывает так: инвалиду детства при переходе во взрослую поликлинику просто-напросто снимают инвалидность. Никого не интересует, что человек не может каждый день ходить на работу, пользоваться общественным транспортом», – говорит Виталий Король.

Справка

В советское время инвалидность определялась как частичная или полная утрата трудоспособности, так что получить её могли только лица трудоспособного возраста. При этом инвалиды практически не имели особенных льгот – таких, ради которых имело смысл проходить тягомотную медкомиссию. Инвалидов было немного.
Изменения пришлись на юбилеи Победы в Великой Отечественной войне. Как подсчитал старший научный сотрудник Института демографии Высшей школы экономики Сергей Васин, в 1975, 1985 и 1995 годах был зафиксирован резкий скачок в численности инвалидов в нашей стране. Дело в том, что к «круглым» датам празднования Победы в войне руководство страны дарило ветеранам новые льготы. В 1995 году ветераны войны получили право сразу на две пенсии: по старости и инвалидности.

Это привело к мгновенному росту зарегистрированных инвалидов: если в 1970 году пенсии по инвалидности получили 346 тыс. человек, то в 1995 году на учёт поставили 1,3 млн новых инвалидов. Ну а монетизация льгот в 2005 году, по данным Росстата, привела к тому, что в России было зарегистрировано 1,8 млн лиц с ограниченными возможностями. Тогда же власти предложили ветеранам монетизацию льгот. С тех пор число лиц, претендующих на получение инвалидности, с каждым годом растёт.

КАК У НИХ

Образовательная модель «Инклюжен», используемая в обучении детей-инвалидов в США, включает в себя тренинги по конфликтным ситуациям, по гармоничному вхождению в коллектив людей с ограниченными возможностями. «Насколько я знаю по опыту других стран, в частности США, там психологи работают в коллективах, где учатся или работают дети-инвалиды, – рассказывает Людмила Будкевич. – Они учат не только самого ребёнка с ограниченными возможностями, но и его окружающих относиться с любовью и пониманием к такому человеку, воспринимать его как полноправного члена общества. У нас же зачастую ребёнок-инвалид предоставлен самому себе. В результате мы получаем массу комплексов и ещё одну социально не реализованную личность».

Источник http://versia.ru/



There are no comments

Add yours


*