История Лейлы Вепхвадзе: петь ради свободы и благополучия

0,,18104395_403,00

Эту слабовидящую женщину, певицу, в Грузии знают многие, ее называют символом борьбы за независимость страны.

С 1992 года по инициативе ООН 3 декабря отмечается Международный день людей с ограниченными возможностями. В Грузии таких людей, по официальным данным, около 123 тысяч — почти 3 процента населения страны. Одна из них — слабовидящая Лейла Вепхвадзе. Более двадцати лет 53-летняя женщина зарабатывает на жизнь пением в тбилисском метро.

Символ независимости

Ее называют символом борьбы за независимость Грузии. Вместе с четырьмя коллегами, также слабовидящими, Лейла поддерживала демонстрантов, которые выступали за независимость Грузии 9 апреля 1989 года в Тбилиси у здания парламента. Он не прекратила петь, даже когда на центральном проспекте Руставели появились войска и разогнали акцию оппозиции (тогда погибли 20 человек). Из той четверки лишь Лейла дожила до сегодняшнего дня, остальные умерли вскоре после трагедии 89-го года.

О Лейле вспоминают каждый год 9 апреля, но все остальное время она живет, позабытая всеми. Власти обещают помочь — квартирой и деньгами. А журналисты из года в год задают один и тот же надоевший вопрос: «Расскажите, что произошло 9 апреля». «Что я еще могу добавить к тому, что сотню раз уже повторила? — говорит с горечью Лейла. — Почему никто не интересуется, как я прошла все эти годы, как мне сегодня живется?»

Лейла Вепхадзе (слева)

Лейла Вепхадзе (слева)

Лейла говорит, что никакого геройства она с друзьями тогда не совершила, а лишь мечтала о независимости страны. «Жаль, однако, что о нас вспоминают лишь один день в году, — вздыхает Лейла. — Речь не обо мне, речь о молодом поколении, которое, наблюдая за таким отношением, не захочет ничего сделать для своей страны». Ей до сих пор сложно рассказывать о том дне и исполнять песню, которая звучала 9 апреля на Руставели. «Не потому, что не люблю ее, а потому, что на меня находят те же ощущения, та же боль, как в тот день, когда погибло столько молодых людей, когда погибли мои друзья», — объясняет она.

Страх оказаться на улице

Лейла родилась и выросла в поселке для слабовидящих Поничала, отдаленном районе Тбилиси. Поселок построили в 30-х годах прошлого века, причем когда-то в нем были созданы хоть какие-то условия для слабовидящих. Сейчас их нет и в помине, а на улицах нередко можно встретить открытые канализационные люки.

В начале 90-х в Грузии царила гражданская война и разруха. Безденежье вынудило Лейлу переступить через гордость и выйти на рынок петь, чтобы прокормить себя и свою 6-летнюю дочь Наталию. Это был единственный случай в жизни, делится Лейла, когда она была рада, что дочь не могла ее видеть. Видеть, как мать плачет, аккомпанируя на пандури (грузинском народном музыкальном инструменте. — Ред.) ее пению, как корит себя за то, что взяла дочь петь с собой и не смогла защитить ее от улицы. Первый месяц прошел в слезах, в постоянном пересиливании себя и в борьбе за свое место на улице. Затем Лейла перешла петь в метро. И там ей пришлось постоянно отстаивать — в том числе голодовкой — право на заработок.

Лейла Вепхадзе поет в в вагоне метро

Лейла Вепхадзе поет в в вагоне метро

Ныне Лейла снимает с семьей двухкомнатную квартиру в том же поселке Поничала. Живет в постоянном страхе, что может оказаться с семьей на улице, если не сумеет вовремя заплатить за жилье. Из четырех членов семьи лишь младшая дочь студентка Анано не имеет проблем со зрением. От государства Лейла получает пособие по инвалидности и социальную помощь — вместе 210 лари (96 евро).

Сегодня пение в метро для Лейлы — это работа, которая приносит ей от 10 до 20 лари в день (4-9 евро). Она поет грузинские песни по 4-5 часов в день в вагонах метро между двумя станциями, тем самым успевая исполнить одну композицию и дать возможность слушателям полноценно оценить ее. Лейла безмерно благодарна своим подземным слушателям за многолетнюю поддержку, которая выражается и аплодисментами. Для нее важно не разочаровать свою публику. И если она чувствует, что не в настроении, что голос слаб, — прекращает петь, даже если недостаточно заработала за день.

«Не мы ограниченные, а окружение»

Лейла говорит, что сегодня в Грузии к людям с ограниченными возможностями относятся по-другому. Она вспоминает начало 90-х годов, когда при ее выходе на сцену зал шиканьем выказывал пренебрежение к слабовидящей исполнительнице. Тогда Лейлу даже не хотели допускать к приемному экзамену в институт культуры на вокальное отделение, полагая, что из-за проблем со зрением она не сможет учиться.

Но Лейла добилась своего, поступила в вуз и даже стала одной из лучших студенток. А спустя десять лет те же проблемы возникли при поступлении у ее старшей дочери Наталии. Наталия, кстати, тоже стала певицей, участвует во многих грузинских и европейских музыкальных конкурсах и даже вошла в пятерку финалистов телевизионного конкурса «Талант» (по аналогии «Минуты славы»).

Лейла никогда не могла понять, отчего такое отношение к слабовидящим, ведь она ни у кого никогда не просила поблажек. «Чем я хуже других? Почему они думают, что я неполноценная? — спрашивает Лейла. — Это так оскорбительно. Неужели люди с хорошим зрением со всем справляются? Ведь что-то им легче дается, а что-то я умею лучше них».

Самой большой проблемой для людей с ограниченными возможностями Лейла называет отсутствие возможности самореализации. «Да, это проблема для всех людей. Но у других есть альтернативы, а у нас, если мы не сможем реализовать свой талант, их нет», — отмечает она. Лейла не согласна с тем, что ее называют человеком с ограниченными возможностями. «Не мы ограниченные, а окружение, — уверена она, добавляя. — Я делаю доброе дело, не порчу песню и стараюсь нести положительный импульс молодым».

Источник http://dw.de/p/1Dy5v



There are no comments

Add yours


*