Инвалид-колясочник: «В нашем обществе жив стереотип: «инвалид – это проблемы».

Инвалид-колясочник: «В нашем обществе жив стереотип: «инвалид – это проблемы». Инвалид-колясочник: «В нашем обществе жив стереотип: «инвалид – это проблемы». Тема трудоустройства инвалидов неоднократно поднималась на страницах «АиФ». И это не случайно – к  нам часто приходят письма от людей с ограниченными возможностями с просьбой помочь им устроиться на работу.

Увы, но факт — многие работодатели предпочитают не связываться  с инвалидами, даже несмотря на значительные преференции со стороны государства (льготы и др.). А вот Директор центра бытовых услуг №124 Игорь СТРИГА, наоборот, нуждается в толковых и ответственных работниках из числа людей с ограниченными возможностями.

Дело в том, что Центр, которым он руководит, был специально создан для того, чтобы в нем работали инвалиды. Идея создания подобного центра была «подсмотрена» в Москве и Санкт-Петербурге. Там есть похожие службы, представители которых, опираясь на собственный опыт, говорили: в ряде случаев лучше брать на работу инвалидов – ведь они дорожат своим  местом,  да и трудятся гораздо лучше и ответственнее, чем многие вполне здоровые люди.  Жизнь показала, что они были правы…

— К сожалению, в нашем обществе жив стереотип: «инвалид – это проблемы». Для него установлен короткий рабочий день, ограничения по здоровью, необходимо оборудовать рабочие места, туалет, стоянку для инвалида, пандус, — рассказывает директор Центра. – Именно в таком отношении — корень большинства проблем. У нас много говорят о безбарьерной среде, но будем  откровенны — ее практически нет! Если в центре города закатали все красивыми пандусами, то это не означает, что проблема решена…

Именно поэтому Игорь Петрович  настроен решительно. У него грандиозные планы.

— Хочу взять на работу всех желающих  инвалидов-колясочников столицы, а потом сделать этот проект республиканским, — рассказывает собеседник.

Сейчас около 65% работников предприятия —  инвалиды I и II группы. В офисе работают те, кто может приехать на работу на общественном транспорте. Основная масса инвалидов-колясочников работает удаленно —  на дому.

— Все должности, которые можно закрыть инвалидами, я закрываю именно ими. Вот такая у нас «дискриминация» по отношению к здоровым людям, — смеется Игорь.

Прежде чем взять инвалида на работу, его бесплатно обучают. Основные критерии отбора – это знание компьютера, быстрый набор текста, чёткая, грамотная речь. Бывает так, что некоторые люди вообще раньше не видели компьютера.

— Пройдя обучение и поработав у нас, инвалиды уже много что могут делать  и как специалисты на рынке труда ценятся гораздо выше, — говорит Игорь Стрига.

Откуда кадры?

— С кадрами нам помогает Комитет труда, социальной защиты и занятости населения Минтруда и социальной защиты. Сейчас работает программа по адаптации инвалидов к трудовой деятельности. Все районные Центры занятости знают, что мы работаем с инвалидами I, II группы. Поэтому при наличии у них соискателя всегда связываются со мной, — говорит Игорь Петрович.

Вообще, по словам Игоря Стриги, работу, а тем более достойную, инвалиду найти сложно. Не каждый человек, если у него есть высшее образование, захочет, скажем, плести веночки, сидя дома, или клеить коробки… К тому же такая работа, как правило, — временная.

Вместо психолога — труд

— Когда человек становится инвалидом – это всегда тяжелый удар по психике.  Эта беда, как правило, сваливается всегда неожиданно, как снежный ком… С этим трудно смириться. Больницы, обследования, интенсивное лечение, прислушиваешься ко всем рекомендациям врачей. Живешь надеждой. Потом — комиссия МРЭК, где оформляют инвалидность. И даже после этого человек не считает – не хочет и не может считать! – себя инвалидом… Потом — санатории, опять больницы, операции… Получается —  лечат всю оставшуюся жизнь. Но это неправильно! —  считает Игорь Стрига. – Пример: в Швеции человек сломал позвоночник. После необходимого  медицинского курса наступает не менее важный период —  реабилитация. Человека учат передвигаться на коляске, объясняют, как теперь он будет жить. Проводят обязательную трудовую реабилитацию — через нее человек возвращается в социум.

Ведь самое сложное – «достать» инвалида из его скорлупы. Человек, который сидит дома 5-10 лет, уже не видит себя за порогом своей квартиры, дома. Он выбирается раз в год на пару недель в больницу. Весь его круг общения — это соседи по палате в больнице. В итоге люди замыкаются и до них тяжело достучаться. Некоторые не то что работать не хотят — они не хотят даже из дому выходить. И здесь начинаются  настоящие проблемы – апатия, алкоголизм, наркотики, суициды…

Конечно, среди людей с ограниченными возможностями встречаются и такие, кто думает: если он инвалид, значит, ему можно не работать, а государство или кто-то еще должны его содержать. Но, поверьте, таких единицы. 

— Людей, которые работают в нашем центре, я не стал бы называть инвалидами, — уверенно говорит мой собеседник.  — Они ведут нормальный образ жизни. Кто-то занимается фехтованием, танцами, кто-то  путешествует, растит детей, внуков, водит автомобили. У многих жизнь гораздо интереснее, чем у здоровых людей. Они открыты, не боятся ничего – потому что на жизнь смотрят трезво и без иллюзий.

— Часто бывает: разговариваешь с инвалидом, задаешь вопрос — а он даже в глаза мне не смотрит, взгляд опущен в землю, — говорит Игорь. — Но если их удается «вытащить», помочь им поверить в себя – не представляете, как эти люди меняются! Здесь и психолог не нужен. Нагрузи человека работой — вот и вся психология!

Источник aif.by



There are no comments

Add yours


*