Инвалид — это тот, кто не работает

Инвалид — это тот, кто не работает

Александру Ивину 43 года. Он – массажист, принимает в елгавской Земгальской поликлинике. Так сложилось, что Александр потерял зрение. Но это не помешало ему остаться открытым, юморным и сильным. В беседе с TVNET Александр рассказал о том, ему живется в нашем с вами обществе.

Александр в 1989 году поступил в Кисловодское медицинское училище №2. На тот момент это было единственное место в Советском союзе, где готовили мануальных-терапевтов, профессиональных массажистов, инструкторов по лечебной гимнастике, которых сейчас называют реабилитологами. Учился он хорошо, окончил с красным дипломом. «Моя зачетка четверок не видела», — рассказывает Александр.

Сегодня Александр незрячий. Но это не мешает ему быть независимым. Приводим некоторые его тезисы.

Я вообще всегда хотел быть самостоятельным. И когда окончил 8-й класс, пошел работать на завод, параллельно учась в вечерней школе. На заводе понял, что у меня есть мозги и всю жизнь крутить гайки — негоже. У меня было два желания — быть адвокатом или врачом. Но мне уже тогда поставили диагноз, что я буду слепнуть, и довольно скоро, я решил остановится на медицине. Но слепой врач или слепой адвокат — это никуда не годится, и я выбрал массаж.

Если Бог что-то отнимает, Он обязательно что-то дает взамен. Когда я нашел училище в Кисловодске, понял, что руками работать смогу всегда. Сначала пошел учится потому что это было нужно, а потом произошло вот что. Я пришел на третью процедуру к четырехмесячному ребенку, а его мама встретила меня со слезами на глазах, и сказала: «спасибо вам большое, первую ночь мой ребенок нормально спал».

И тогда я прослезился от счастья и влюбился в свою работу. Это было на третьем курсе. А сначала  руководствовался чисто холодным расчетом — мне была нужна профессия, которая потом будет кормить. Сегодня я наверное один из самых счастливых людей, потому что мое хобби приносит мне деньги.

Когда я начал терять зрение, то ничего не почувствовал. Был морально к этому готов. Что делать, такая жизнь. Если я буду расстраиваться, ничего же не изменится.

Я никогда не обращал внимания на злость и глупость. И на реплики: «ты что, не видишь?». Вот за маму бывало было обидно. Ей говорили – твой Сашка ходит по городу пьяный. А когда плохо видишь, и трость брать не хочется, походка, ясное дело, неуверенная. А народ думает, что если ты лежишь, значит пьяный. Если шатаешься — тоже. А если шатаешься, но не пахнешь – значит укололся.

Мама — это святое. У меня мама золото. Она умница. Очень активная в свои 76 лет.

Инвалид – это тот, кто имеет руки, ноги, голову, а стоит с протянутой рукой, просит 20 сантимов. Или по мусорникам ползает. Все остальные – просто люди с ограниченными возможностями. Кто-то не видит, кто-то не слышит.

Я не боюсь одиночества. Абсолютно. У меня есть друг Толик, мы с ним с пяти лет. У нас было по-разному – дрались даже. Но дружим все равно. Могу позвонить ему в любое время дня и ночи.. Просто так, да и попросить что-нибудь. У меня только два настоящих друга. Они во многом мне помогают – бескорыстно. А знакомых — очень много.

Живу сейчас один. Нормально. У меня же есть руки, у меня нет двух глаз, есть десять – пальцы. Да, все занимает больше времени, но спокойно все делаю на ощупь. И приготовить, и прибрать могу.

Первую группу инвалидности мне дали в феврале этого года. Зрение ухудшилось лет пять назад, но я не хотел переходить на первую группу. Чисто психологически.

Пособие я получаю нормальное – 164 лата, у меня большой стаж работы. А те, кто никогда не работал, даже незрячие с рождения, получают 75 латов – это, конечно, страшно.

Когда я был зрячим и понимал, что теряю зрение, думал о том, чем буду зарабатывать на жизнь. Я знал, что у меня будут только руки и голова. Я не мог быть шофером, пилотом, полицейским. Почему наши власть имеющие, не имея нефти, золота и всего остального, но имея железную дорогу и порты, не могут заработать на транзите? Почему я, слепой и глупый, понимал, что делать, а они – с высшим образованием, нет?

Мои клиенты — хорошие. Вот однажды один позвонил из Канады и предложил мне приехать – спину зажало, а найти никого не мог. Оплатили мне перелет, проживание, да еще и знакомых своих полечить привели. Так вот я прожил в Торонто 21 день.

Каждый ноябрь я летаю отдыхать. Мой любимый курорт – Хургада. Вообще-то, долго не работать я не могу. Для меня работа – радость. Люблю путешествовать. Когда видел, любил летать в Прагу или Будапешт — там есть на что посмотреть. А сейчас люблю море, солнце, песок, еду, сон, плавать.

Я счастлив.

Интернетом я стал пользоваться два года назад. Я раньше и не знал, что есть специальная программа, которая может читать вслух. В общество слепых я не ходил – времени не было, работал. А когда стал пользоваться интернетом, стал чувствовать себя не таким оторванным от мира. Газеты уже не почитать, а по радио одни и те же новости.

На выборах в десятый Сейм голосовал за «Центр согласия». Не вижу альтернативы. Мне импонирует Лембергс, но Союз «зеленых» и крестьян, боюсь, после очередных выборов станет радикально настроенным. Я гражданин, на выборы хожу.

Уважаю Рубикса – он был красным, и таким остался. Уважаю Шлесерса – он пришел в политику уже миллионером.

Читал статью на TVNET про нуждающихся, которые не хотят работать за 200 латов. Мне это напоминает политиков, которые не хотят дружить с Россией.

Я мечтаю… Это скорее надежда и цель. Мой окулист говорит, что лет через пять-семь в Латвии начнут вживлять имплантанты сетчатки. Надо успеть накопить на новые глаза.

Люблю помогать людям.

Давайте будем добрее, заботливее. Более внимательными. И давайте думать друг о друге хорошо. Помогайте друг другу.

Мария Кобызева

Источник: http://rus.tvnet.lv



There are no comments

Add yours


*