Элисон Лаппер: Тело без рук сделало меня знаменитой

4

Седьмого апреля отметит 50-летие известная художница из  Великобритании Элисон Лаппер, которая  родилась с врожденной аномалией — у нее нет рук и практически нет ног. Это произошло в результате действия препарата от токсикоза, который в 60-е годы прошлого века  прописывали беременным.

Элисон начала рисовать еще в три года. Сначала она рисовала ногами, а когда пальцы утратили чувствительность, то брала кисточку в зубы и рисовала. Её приняли в художественный колледж, затем  она окончила университет и стала известной художницей.

7

 

Работы Элисон отмечены призами на многих выставках. Эта художница покорила мир умением видеть красоту во всем. Больше всего на свете она ненавидит слово «инвалид». Элисон научилась не стесняться своего тела и однажды сделала выставку с фотографиями своего тела.

«Я всегда была очень решительной, — говорит Элисон Лаппер. — Каждый шаг моей жизни, который кому-то покажется маленьким достижением, для меня удивителен». Художница признается, что для нее было целым искусством научиться жить самостоятельно или, например, научиться водить машину.

Своей музой Элисон считает Венеру Милосскую, миниатюрная копия которой  стоит у художницы дома.

Несколько лет назад Лаппер было присвоено звание почетного доктора Университета Брайтона, которую в вузе короновали титулом «Титан человеческого духа».

«Сын – лучший кусок моего творчества»

2

Элисон была замужем, но брак распался.  Она мечтала быть матерью, но ей постоянно твердили, что этого никогда не случится. Когда она забеременела в результате непродолжительного романа «по очень счастливой случайности», окружающие убеждали ее, что она сделала нечто ужасное.

02_02_15

Отец ребенка убеждал ее сделать аборт, ее мать также считала, что от ребенка надо избавиться. Однажды в аптеке она услышала разговор двух женщин, которые рассуждали о том, что ее ребенок «будет тяжелым бременем для общества».

«Я понимаю, что они не видели во мне «нормального человека». Но это удивительно, почему некоторые люди думают, что из-за отсутствия конечностей я не могу быть «нормальной», — не перестает удивляться Лаппер.

На ранних срока беременности врачи предупредили Элис, что из-за ее размеров ей  будет тяжело выносить малыша. На восьмом месяце ей прописали постельный режим, через месяц в результате кесарева сечения она родила сына весом в два килограмма.

«У меня была фантастическая беременность, — широко улыбаясь говорит   Элисон.  – И выглядела я фантастически  и чувствовала себя просто богиней».

Родители-инвалиды под особым контролем

Работники социальной службы предупредили художницу, что берут ее под особое наблюдение, чтобы от ошибок  воспитания не пострадал ребёнок.

«Таким образом, мне дали понять, что от нетрудоспособного родителя изначально ждут неудачи, — возмущенно резюмирует Элисон. – Но ведь большинство инвалидов- родителей, которых я знаю, хорошо воспитывают детей». Лаппер поняла, что ей надо быть на 150% лучше, чем остальные,  чтобы доказать свое успешное материнство.

 

Когда родился Парис, она наняла личных помощников, которых называла «мои руки».  Пока сын не родился, она испытывала беспокойство – будет ли малыш понимать, кто его мама, если рядом так много чужих людей.

Но во время кормления грудью она поняла, что беспокойство было напрасным.  Младенец сразу же стал приспосабливаться к ее особенностям, будто «инстинктивно знал, что делать».

Единственная сложность возникла у Элисон при усаживании сына в автокресло. Друзья подарили ей слинг и все легко разрешилось – до двух лет Парис ездил с матерью в ее специальном автокресле.

«У нас свой вариант объятий»

5

Директор школы  однажды сказал Элисон  о дискомфорте  учеников, которые видят Париса,  идущего в школу держась за инвалидное кресло матери.

Решительная мать парировала претензию тем, что это вопрос адаптации других людей: «Да, я не могу обнять своего сына руками, но объятия в инвалидном кресле или на диване – это наш вариант объятий».

«На самом деле  существует не так много вещей, которые мы действительно не смогли бы сделать. Мы много гуляем, ездим в отпуск, — рассказывает она.  Когда Парис захотел стать аквалангистом, она стала совершать с ним совместные погружения. «Вода была нашей территорией свободы, — смеется Элисон. – Когда он был маленьким, у меня получалось поднимать его в воде и держать. Сын был счастлив»».

Однако когда сыну исполнилось восемь лет, Элисон впала в сильную депрессию. Она посещала психоаналитика и пила антидепрессанты. Друзья  и мамы школьных друзей помогали ей ухаживать за сыном.

Элисон считает, что люди недооценивают, насколько депрессия тяжелая болезнь.  «В какой-то момент я поняла, что подошла к самому краю, что больше не хочу жить», — вспоминает она один из самых тяжелых периодов своей жизни.   Однажды она сказала приятельнице, что хотела бы с разгону врезаться на машине в стену. Подруга спросила: «Хорошо, а что будет с Парисом после этого?».   Сейчас Лаппер рассказывает с улыбкой о том, что это мгновенно ее отрезвило: «Да, жизнь научила меня смотреть только вперед. Где моя следующая задача?».

«Мы действительно великолепны»

4D7FBD0D-D05B-43ED-BA11-64000031E53B

По мере взросления мальчика Лаппер немного волновалась, как  он будет реагировать на ее серьезные отличия от матерей его друзей.

«Да, люди всегда смотрят  на меня. Я знаю, что  получу каждый раз, покидая свой дом», — говорит Элисон.  В целом ей удается справляться с повышенным вниманием к своей персоне, но иногда она теряется от бесцеремонности.

В таких случаях она взяла за правило говорить сыну: «Они так смотрят на нас, потому что мы действительно великолепны»

Когда Парису было около десяти лет, он стал испытывать  затруднение от пристальных взглядов и комментариев людей.  Однажды в аэропорту  мальчик сидел у матери на коленях и поймал пристальный взгляд проходящего мужчины, который смотрел в лицо Элис и улыбался.  Ребенок  нахмурился, а прохожий сказал ему: «Скажи своей маме, что  она привлекательная  и может нравиться!». Этот эпизод стал поворотным моментом в стеснении ребенка.

В целом эта маленькая семья сталкивается с теми же проблемами, что и другие семьи. Как и многие подростки во время школьных каникул, Парис долго спит по утрам, чем вызывает раздражение матери. Ее радует, что сын  ведет себя как обычный ребенок. «Меня бы огорчило, если бы он постоянно нервничал из-за меня, — говорит Элис. — Он не относится ко мне как к лайковой перчатке. Он очень зрелый во многих отношениях».

Лаппер зарабатывает на жизнь как художник. С самого начала Элисон не хотела, чтобы сын стал ее опекуном. Работу домашних помощников и социальных работников ей помогает оплачивать фонд Independent Living.

8

9

«Парис получил полноценное детство. Я бы не хотела, чтобы он обслуживал мои физические повседневные потребности, а  затем отправлялся на занятия». Женщина со стальным характером  Элисон Лаппер говорит совершено убежденно: «Я  его мать и я за ним ухаживаю, а не наоборот».

«Воспитатель устраивал мне полеты без парашюта»

Решимость Лоппер обеспечить счастливое детство сыну основана на драматичных событиях первых лет ее жизни.

Она родилась  1965 году и  врачи были уверены, что ребенок с такой патологией не выживет. Ее матери  сказали забыть о больном ребенке и поместили девочку в приют для детей-инвалидов.

В своей книге Элисон  описала физическое насилие, которому подвергались дети в приюте: «Мы находились на попечении ужасных людей, которые не видели в нас человеческих существ». Один из воспитателей много лет спустя признался ей, что «видел в них обрубки, а  не детей».

3

Одним из самых страшных эпизодов жизни в приюте Элисон считает «полеты без парашюта». Воспитатель  швырял ее через всю комнату от входной двери на кровать, чтобы не идти несколько шагов к ее спальному месту.

Мать Элисон появилась в жизни девочки, когда ей исполнилось четыре года.  Они встречались в приюте несколько раз в год, но построить доверительных отношений так и не удалось. Их связь окончательно оборвалась в 2005 году, когда в свет вышла автобиография Лаппер.

Элисон говорит, что скучает по матери, но не может жить прошлым:  «Я должна идти вперед, я обещала себе не быть ничьей жертвой и никогда не останавливаться на достигнутом».

Трафальгарская Венера

6

Знаменитый скульптор и дизайнер Марк Куинн был покорен смелостью и женственностью Элисон.  Ее история  вдохновила всемирно известного скульптора на создание  скульптуры «Беременная Элисон Лаппер», которая в течение двух лет стояла  на Трафальгарской площади в центре Лондона.

Обнаженная и умиротворенная мраморная статуя беременной Элисон в три метра высотой  стала  одним из самых узнаваемых и влиятельных произведений искусства новейшего времени.

12,5-метровая надувная версия скульптуры стала символом  церемонии открытия Паралимпийских игр в Лондоне в 2012 году, другая копия появилась на Венецианском биеннале в прошлом году.

«Я люблю свое тело, ведь именно оно меня сделало знаменитой на весь мир», — говорит художница, которая смело появляется на приемах в декольтированных платьях без рукавов.

Элисон Лаппер живет и радуется всему, что есть в жизни. Она не чувствует себя инвалидом, у нее есть любимый и любящий сын, любимая работа и жизнь, вдохновляющая миллионы людей во всем мире.

 



There are no comments

Add yours


*