Экзоскелет, катушки Тесла и общежитие ИАТЭ, или Почему обнинский Кулибин Леонид Питык прогуливал уроки в школе.

63720_23701

Его пневматический «экзочеловек» стал бестселлером калужской экспозиции на прошедшей на днях в Москве «OpenInnovationExpo-2014». Без характерно пшикающего сжатым воздухом изобретения наша презентация оставалась немного пресноватой: ну, технопарки всякие там, кластеры да центры разнообразные — все как у всех, а вот перчинки не хватает. Студент 5 курса Обнинского ИАТЭ Леонид Питык ее добавил, вытащив в решающий момент из-за кулис калужской экспозиции человекообразный аппарат, предназначенный для возвращения людям способности к движению.

Сконструированная Леонидом штуковина называлась «экзоскелет». Некое подобие опорно-двигательной системы человека, точнее — ее дублер, позволяющий обездвиженному инвалиду вспомнить о том, как ходят ноги, двигаются руки и держится спина. Никакой суперэлектроники, никакой гидравлики или модных нынче сервоприводов — только пара атмосфер сжатого воздуха, шланги, профили, ремешки… И ты, будучи облаченным в это одеяние, шагаешь себе, даже если годами был такой возможности лишен.

Первый вопрос обнинскому Кулибину: с чего все началось?

Силой мысли осветить и сдвинуть

— Я еще в школе, в классе третьем-четвертом, ходил в кружок технического моделирования. Было это в Мурманске. Я ведь сам оттуда. Родители — строители. Поэтому инструмента не шугаюсь. Работаю с любым. Когда отец научил меня паять, уже и не помню. Совсем маленьким, наверное…

— Получается, все изобретательство — из семьи?

— Скажем так, практическая часть — да. А вот теоретическую составляющую я закрепил сам. Записался в радиоклуб, опять же в Мурманске, где меня обучили электронике. Правда, туда брали только с восьмого класса, но я как-то умудрился попасть в четвертом. В итоге очень много времени выиграл. Затем с родителями переехали в Тверь — в Мурманске, должен вам сказать, климат непригоден для жизни. Потом — в Обнинск.

f_c2RlbGFub3VuYXMucnUvdXBsb2Fkcy8yLzAvMjA0MTQxMzgwNDA5OF9vcmlnLmpwZWc_X19pZD01Mzk2Ng==— Вы своей машиной хотите заставить неподвижного человека ходить. Это в принципе возможно?

— Если нервная система не повреждена, то да. Мы хотим полностью перейти на управление экзоскелетом из мозга. Как раз сейчас находимся в процессе разработки шлема. С помощью него считывается импульс, информация о том, что человек, допустим, хочет пошевелить ногой или рукой…

— Вы надеетесь однозначно идентифицировать эти сигналы? Угадать их реально?

— В данном случае наш человек, который этим занимается, способен с помощью силы мысли зажечь светодиод. То есть захотел включить лампочку — и она тут же загорится. Короче, у нас есть с чем работать.

— А почему вообще этой темой занялись — инвалидной, скажем так? Автомобили или самолеты, например, конструировать — куда более романтичное занятие. Или те же квадракоптеры — вон как сейчас модно. А тут — экзоскелет… Откуда такая «экзоидея»?

— Квадрокоптер — это закупаешь детали в китайском интернет-магазине, садишься и собираешь. Скучно. Мы можем собрать такую штуку за неделю. А оно надо? Машин я тоже кучу перебрал. Ну и что?.. А вот экзоскелет за два месяца сделать — куда интересней. Вообще-то я занимаюсь не только созданием экзоскелета. Это всего лишь одна из идей. На самом деле этих идей много, и они в хорошем состоянии. Я просто стараюсь перераспределять время, ресурсы, людей и успевать по нескольким направлениям. Что касается комплекта для реабилитации, то это как бы приоритет. С этого проекта можно хоть что-то заработать и вырученные деньги перенаправить на другие проекты.

— У вас есть своя фирма?

— Никакой фирмы нет. Есть друзья-помощники, такие же, как и я, студенты. Я просто все организовываю. А главный, если можно так выразиться, наш офис — комната в общежитии. Она же — главная мастерская. Правда, в последнее время мы очень сдружились с городским центром коллективного пользования. Там просто масса полезного оборудования: станки, приборы, инструменты. И все бесплатно. Просто приходишь — и работаешь в свое удовольствие.

Главное — никого не слушать

— Леонид, что самое важное в изобретательском деле: знания, технические навыки, интерес?

— Все это, конечно, имеет место, но, по-моему, главное не в этом. Ключевой секрет в другом — никого не слушать. Начал дело — доводи до конца.

— А если какое-нибудь авторитетное мнение? Например, знающий человек посмотрит и скажет: это направление — тупиковое и все надо делать по-другому.

— Сказать ему: да-да — и пойти делать по-своему.

— А часто бывают такие развилки, когда приходится выбирать между тем, чтобы делать или не делать?

— Да, каждый месяц почти. Даже против этого проекта — экзоскелета, расширяющего физические возможности человека, было столько возгласов против. Столько разговоров: мол, сколько можно заниматься этой чепухой!..

— Тем не менее достаточно тех, кто вас понимает и помогает. Те же ваши институтские друзья. Молодежь, получается, не только более решительная, но и куда дальновиднее взрослых?

— Поначалу в твою идею, как правило, не верит никто. Даже друзья. Только ты сам. Но постепенно начинаешь людей убеждать, и в итоге твои друзья сами становятся сторонниками идеи и начинают ее проповедовать дальше.

— И все-таки, каков тут основной мотив изобретательских «жертвоприношений»: желание в дальнейшем заработать на своих мозгах, получить авторское свидетельство, патент, в конце концов — славу?

— Нет, никакого денежного интереса здесь нет. Может быть, это просто такая форма существования человека — изобретать.

— А как же расходы? Детали, инструменты, прочее…

— Сначала все было, конечно, за свой счет. Правда, в 2013 году получили областной грант в 100 тысяч рублей за инновационную разработку. И все деньги опять-таки пустили на новые идеи.

— А учебе все это изобретательство не мешает? Пятый курс, как-никак, курсовые, «лабы», модули, нагрузка… Как это все можно совмещать?

— Никак. Просто «задвигаем» некоторые пары — и работаем.

— Институтское начальство вряд ли это одобряет…

— Самое высокое начальство института нас хорошо знает и все наши проекты поддерживает. А вот с преподавательским составом — действительно, проблемы. Для них главное — посещение. А мы два месяца ходили только на самые ключевые пары — нам нужно было успеть за это время завершить проект с созданием экзоскелета. Мне показалось это более приоритетным, чем ходить на социологию и т.д.

— То есть вам еще пришлось доказывать, что важней: социология как теория или социология как практика? Ведь ваш костюм, по сути, — вариант социальной адаптации людей, лишенных способности к движению…

— Наверное, и это тоже.

Или учиться, или ходить в школу

— Скажите, Леонид, как ребенка можно сегодня заинтересовать научным творчеством. И где: в школе, дома, в кружках?..

— Что касается школы, то мне разрешали в нее ходить, когда хочу. Школа не только дает знания, но еще их порядком выбивает — вот в чем вся штука. Родители мне разрешали пропускать уроки, но с условием, что на следующие я прихожу с полностью выученными. Было, что и месяц пропускал, но приходил более подготовленным, чем остальные.

— А вместо уроков — куда? На футбол?

— Да ладно, я физкультуру никогда не любил. И в институте ее терпел три года… Просто мне жалко было зря потраченное на уроках время. Я, например, конструировал катушки Тесла — есть такая проблема в электрофизике. Над ней бился великий ученый Никола Тесла. А именно — над беспроводным вариантом передачи электричества. А тут уроки изо, музыка… Зачем?

— Получается, надо сразу в жизни браться за главное. Скажем, с класса четвертого или седьмого?..

— Катушка Тесла в самом деле для меня была принципиальнейшим вопросом. Я несколько школьных лет потратил для того, чтобы разобраться в физике этой штуковины и построить много конструкций. Мне преподаватели сказали, что катушку Тесла в школьных условиях реализовать нельзя. Что это — бред. Что это — невозможно. Мол, займись чем-нибудь адекватным. Помню, меня это здорово задело и я ее в конце концов соорудил. Но для этого, правда, пришлось иногда не ходить в школу — просто не было времени.

Так же и в институте, когда мы взялись за экзоскелет, поначалу говорили: даже не берись, такие разработки стоят кучу денег. В самом деле, дальше всех в этом направлении продвинулись американцы, и они инвестировали туда сотни миллионов. А в итоге — примерно такая же, как у нас, система, только, понятно, в более элегантном исполнении. Японцы вообще странные люди — делают экзоскелет, по сути, для здорового человека. То есть, чтобы им управлять, у тебя по-любому должны работать ноги. И зачем нужен экзоскелет, который будет двигать ноги и которым надо управлять ногами?

— А у вашего аппарата ноги как управляются?

— Там кнопочки такие есть. Когда человек, к примеру, хочет двинуть ногой, то за счет сокращения мышц он невольно нажимает на специальные контакты, спрятанные у него под коленкой, и с помощью пневматики это движение подхватывается экзоскелетом, и тот помогает переставлять ногу. Костюм, конечно, несовершенен. И мы это знаем. Безусловно, есть в нем ошибки, мы это тоже осознаем и думаем, как все это дело исправить. Согласитесь, эволюция всегда идет от ошибок. Пока их не сделаешь, не узнаешь истины.

— Короче, написанных учебников по изготовлению экзоскелетов пока что нет?

— Увы, да и специалисты практически отсутствуют. Есть, правда, Институт механики МГУ. Но там почему-то постоянно выходят с разработками 60-х или 70-х годов прошлого столетия. Мы же начали в 2013-м…

Леонид Питык переполнен новыми идеями. В разговоре щедро поделился одной из них. А именно: нашел с друзьями применение… алкоголю. Оказывается, при некоторых несложных манипуляциях с этиловым спиртом и графитом из этой системы можно выжать несколько вольт электричества. Осветить всю страну, может, и не хватит, а вот просветить — наверняка. Во всяком случае более инновационного применения поллитровок никто в России до обнинских Кулибиных еще не предлагал…

Беседовал Алексей МЕЛЬНИКОВ.
Фото автора

Источник http://www.vest-news.ru/



There are no comments

Add yours


*