Другое счастье

2015-12-07_125111

3 декабря установлен ООН как Международный день инвалидов. Это сделано для того, чтобы у нас был ещё один повод подумать о тех, кто по разным причинам имеет ограниченные физические возможности. Таких людей в Беларуси, по данным Министерства труда и социальной защиты, 512 тысяч. Причём, как правило, они не требуют для себя преференций, они лишь хотят равных с остальными возможностей: работать, быть полезными обществу, интересно проводить досуг, путешествовать. И для этого остальные 9 миллионов белорусов должны быть не просто толерантными, а создающими для инвалидов ту самую безбарьерную среду, на которую направлена подписанная в Нью-Йорке конвенция по правам инвалидов… Один обычный день необычной во всех отношениях семьи – в репортаже Полины Курилиной.

История этой пары с самого начала не похожа ни на одну другую. Она – инвалид первой группы, он – американец, который бросил всё ради любимой Светланы и переехал жить в маленький посёлок Чисть Молодеченского района. Даже родители Светланы не сразу поверили, что так бывает.

Николай Морщецкий, отец Светланы: «Если честно, то готов был ходить по потолку. И от радости, и от возмущения или от какого-то такого непонятного ощущения. Я, во-первых, не думал, что может такое случиться! У меня вообще в голове такое не укладывалось. А здесь дочка – инвалид первой группы, а муж приезжает откуда-то за тридевять земель. Мне было сложно в это поверить, с этим согласиться. Я думал, этот союз будет недельным!».

Светлана Морщацкая, а сейчас уже Бэнкс, третий ребёнок в семье. Редкую болезнь – спинальную атрофию мышц (Верднига-Гоффмана) диагностировали в три года. По прогнозам врачей Светлана не должна была дожить и до пяти лет, а ей уже тридцать восемь, и она привыкла не оборачиваться на косые взгляды.

Светлана Бэнкс: «Я не знаю почему, но меня это тоже никогда не раздражало, не смущало! Иногда этот взгляд бывает очень долгий, он говорит тебе, что у тебя нет будущего, на тебя смотрят, как на смертника!».

В 12 лет Светлана села в инвалидное кресло, школу закончила на дому, потом международные курсы журналистики и Московский государственный университет печати. Дистанционно. Удалённо работала для российских изданий: писала статьи о дизайне интерьеров и строительстве. Зарабатывала до 800 долларов в месяц и однажды решила устроиться на работу в Минске. Прошла все заочные собеседования.

Светлана Бэнкс: «Но я же не пишу в своём резюме “человек на коляске”. Это глупо и смешно и к работе не имеет отношения. Когда мы с ним (работодателем – прим.ред.) стали говорить по телефону, я как-то у него выяснила, сколько у них ступенек и сказала, что я на коляске. Это он так: “Стоп-стоп”. И всё».

На другом конце света, в солнечном Техасе, Шайло Бэнкс тоже рано понял, что такое быть не таким, как все. Он родился тёмнокожим, но в семилетнем возрасте заболел витилиго, его кожа постепенно начала терять пигмент и покрываться белыми пятнами.

Шайло Бэнкс: «Многие дети дразнили, обижали меня, я не понимал за что. Мама очень переживала и пыталась скрыть мои дефекты косметикой, пока это было возможно».

В США Шайло получил несколько образований: преподаватель английского, медбрат и автомеханик. Однажды зашёл в Интернет, чтобы купить колёса для автомобиля, а нашёл… Светлану.

Шайло Бэнкс: «Я подумал, что она очень красивая и как все красивые девушки, очень высокомерная».

На сайте знакомств из тысяч анкет и фотографий они сразу выбрали друг друга. Его не испугало то, что Светлана в инвалидном кресле, её – расстояние и скромный уровень собственного английского.

Светлана Бэнкс: «Как это объяснить? Как это проверить, передать? Я не знаю! Но он родной – вот это то, что я чувствовала!».

Каждый день письма, звонки и признания в любви. Через восемь месяцев Шайло прилетел в Беларусь, чтобы сделать предложение. Признаётся, что было страшно, ведь о Беларуси он ничего не знал.

Пара твёрдо решила пожениться. А вот родители Светланы, мягко сказать, такому решению дочери не обрадовались.

Шайло Бэнкс: «Почему-то им было трудно понять, что человек не на коляске может полюбить девушку на коляске! А я им говорил: а что в этом не так? Если ты завтра споткнёшься на ступеньке и ногу поломаешь, то сядешь в коляску. Всё, жена оставит или как? Не знаю, что я такое сказал, но это подействовало».

После многочасового разговора по-мужски отец сдался, и Светлана получила родительское благословение. Через несколько месяцев они с Шайло расписались и обвенчались, и вот уже почти пять лет живут с родителями в посёлке Чисть, в пятидесяти километрах от Минска.

Вера Морщацкая, мать Светланы: «Мы с них берём пример. Мы 52 года прожили, а они пятый год, и нам многому у них надо поучиться! С Шайло нам стало легче. Он всё может и всё со Светой помогает».

Сейчас Светлана читает лекции и дистанционно учится в бизнес-школе MBA Чикагского университета, Шайло изучает IT-технологии. В свободное время они делают свечи и, как положено всем влюблённым парам, часто выбираются на прогулки. Правда, едут в столицу, там с коляской передвигаться легче. В местном ЖЭСе, куда обращалась семья, сказали, что денег на пандус и обустройство дворовой территории пока нет.

В Минске у пары много любимых мест, особенно нравится уже белорусскому американцу Верхний город. Однако и тут бывают проблемы с передвижением. Особенно с наступлением зимы. Многие пандусы становятся скользкими, даже такой крепкий мужчина, как Шайло, не рискнёт спустить коляску вниз. А в кафе, в котором они часто бывают, просто удобный подъём и спуск – всё благодаря обычной пластиковой дорожке, уложенной наверх пандуса.

Они не скрывают, что иногда ловят взгляды непонимания окружающих: как они позволили себе быть счастливыми, ведь они не такие, как все? По мнению Светланы, люди часто не воспринимают людей с инвалидностью как равных себе, и проблемы со свободным передвижением, образованием и трудоустройством являются следствием, а не причиной.

Светлана Бэнкс: «Как эту проблему решить? Она корнями уходит в осознание ценности человеческой жизни. Когда мы поймём, что эта ценность не в социальном статусе, не в заработанных деньгах, не в образовании и не в чём-то ещё, а ценность, потому что это жизнь Богом данная и потому что это человек! Наверное, тогда у нас решатся проблемы и тогда мы научимся воспринимать другого как иного!».

Сколько ждать пока общество созреет? Ни Светлана, ни Шайло не ответили на этот вопрос, а пока своим примером они готовы разрушать стереотипы, потому что счастливы вместе.

ОНТ



There are no comments

Add yours


*