Бошко Йованович: «Мне очень жаль, что я первый студент-колясочник в МГИМО»

IMG_0774

У меня есть друг, мы познакомились в интернете, в некогда популярном сервисе ICQ. Это было много лет назад, мы продолжали переписываться все это время, ICQ сменил Skype, потом What’s App, и вот в сентябре прошлого года я и получила в нем сообщение «Привет! Я в Москве, я поступил в МГИМО». Казалось бы, что особенного в этом сообщении, но написал его мне инвалид-колясочник, к тому же серб. Прошел первый учебный год Бошко Йовановича, и сегодня я хочу познакомить вас с первым инвалидом-колясочником, обучающимся очно в МГИМО.

— Бошко, ты первый студент-инвалид, который учится очно в МГИМО. Расскажи, пожалуйста, как это получилось.

— Для того, чтобы поступить в университет, мне понадобилось 2 года, потому что никто не знал, как справиться с вопросами и потребностями, которые у меня есть. Например, я не могу быстро писать из-за ДЦП, поэтому мне нужны были особые условия приема экзамена. Из-за моей инвалидности мне предложили заочную форму обучения, но я знаю, что ДЦП не попадает в реестр запрещенных для поступления заболеваний. Это предложение о заочной учебе привело меня в бешенство! Потому что этот ответ сам по себе дискриминирует инвалидов. После него я решил сделать все, чтобы поступить в магистратуру МГИМО, для того, чтобы доказать, что инвалиды способны учиться так же, как и остальные люди. Я написал ректору МГИМО, и получил ответ, что дискриминации нет, и в принципе университет адаптирован к нуждам людей с ограниченными возможностями.

— Что оказалось на самом деле?

— На самом деле оказалось, что новый корпус МГИМО действительно приспособлен для инвалидов, я могу там передвигаться самостоятельно на коляске, однако там есть только один переход из нового корпуса в старый, где я могу проехать – в остальных переходах ступеньки. В общежитии для инвалидов не было адаптировано ничего, но потом в комнате сделали ремонт. Начальник магистратуры понял мою проблему, он очень помогает мне. У людей просто не было представления, что нужно инвалидам, как должен быть устроен туалет, на каком уровне должны быть полки на стенах и т.д.

— Помогают ли тебе однокурсники, люди, которые живут с тобой в общежитии?

— Сначала у меня была простая механическая коляска, мои однокурсники разделились на пары, договорились между собой, что будут спускать меня из общежития и отвозить в университет. И огромное спасибо им за это! Общение со мной стало новым опытом для них, я спрашивал их о том, сталкивались ли они когда-либо с инвалидами, и ответ был отрицательным. Через некоторое время в общежитии появился пандус, у меня появилась коляска с электроприводом, и я стал более самостоятельным. Мне провели телефон, правда на это ушло около семи месяцев.

— Сталкиваешься ли ты с какими-либо проблемами в процессе учебы?

— В МГИМО есть туалет для инвалидов, но строили его явно те, кто никогда не сталкивался с ними. Например, там совершенно не предусмотрено место для коляски. Раковина сделана так, что инвалид не может к ней подъехать. Мыла почему-то в туалете для инвалидов тоже нет. Еще есть проблема с лифтами, они работают только до 17.30, а пары могут заканчиваться в 20.00. Мне приходится просить кого-нибудь, чтобы меня спустили вниз.

Самое главное, на мой взгляд, чтобы в МГИМО появилась какая-нибудь служба помощи студентам с ограниченными возможностями. Я, поступая сюда, поставил себе цель – довести МГИМО до уровня американского ВУЗа по отношению к инвалидам. Без такой службы поступление студентов-инвалидов на очную форму очень усложнено.

— Является ли обучение в МГИМО бесплатным для тебя?

— Нет, мне приходится платить за обучение. Поступая, я нашел в Сербии фонд, который был готов оплатить мне обучение. Это было в июле, но к сентябрю оказалось, что фонд мне помочь не может, из-за этого оплачивать учебу мне пришлось из своего кармана, точнее мне помогли друзья и даже незнакомые люди.

— Ты тоже хочешь стать президентом?

(Смеется) — После МГИМО я хотел бы закончить семинарию, я хочу стать священником, первым священником — инвалидом. Когда-то я хотел стать офицером, но, к сожалению, понимаю, что сделать это я уже не смогу. Тогда я решил заниматься политикой. Если я не буду заниматься этим, кто будет? Кто может понять инвалидов, кроме других инвалидов? Я хочу стать свободным человеком. Это более важно. Без свободы нет прогресса. У меня большие планы, я хочу быть полезным, я хочу улучшать этот мир и менять его! Что еще я бы хотел сказать? Мне очень жаль, что я первый студент-инвалид в МГИМО! Ведь я иностранец. Просто если сами инвалиды в России не сделают что-то для себя, никто не будет для них что-то делать. Я родился в маленьком городе, меня все знали. Я вижу своих однокурсников, которые никогда раньше не встречались с людьми, которые отличаются от них. Перед моими глазами пример Рузвельта: он инвалид, но стал президентом США. Он просто не думал, что его инвалидность – это преграда, он думал: «Я — инвалид, и что?».

Источник http://philanthropy.ru



There are no comments

Add yours


*