Бери жизнь, как она есть. История Олега Маханькова

Маханьков

К Олегу Маханькову в Витебск должен был поехать другой человек. Но у него внезапно пропало вдохновение. Сочувствую. На этот случай в редакции имеюсь я. Вот и поехал. Хотя, честно говоря, было боязно. А вы встречали художника, который все свои картины рисует левой ногой? Тут нет никакого эпатажа, а есть болезнь под названием ДЦП. Что касается вдохновения, то оно приходит только во время работы. Думаю, Олег Маханьков со мною согласится. В душе, так как говорить он практически не может. Разве что шепотом. И глазами. Они у него очень выразительные, почти говорящие…

Начало

В заголовке использована немецкая пословица. Мне кажется, она точно соответствует жизни Олега. Кстати, к Германии Олег имеет непосредственное отношение. Об этом поговорим ниже.

Сейчас Олегу 42 года, а пробовать рисовать он начал еще в 9 лет. Небольшое сходство в наших судьбах есть. Ни с того ни с сего, я вдруг начал в 8 классе рисовать. Все это продолжалось полтора года А потом само собой прекратилось: стал пробовать себя совсем в другом искусстве – писать словами. Что я сразу понял: у Олега не было другого выбора. Талант – это такая штука, которая полностью подчиняет себе человека. Он делает то и так, как велит талант. С другой стороны, Олег все же болен ДЦП. Кисть правой руки у него вообще отсутствует, а на левой руке пальцы просто беспомощно сжаты и не двигаются.

Не зря я заговорил о таланте. Он, как я понимаю, пер из Олега, как тесто из квашни. Поэтому он изобрел способ рисовать левой ногой. Зажимал карандаш между пальцами и рисовал. Фантастика? А для Олега это обыденная жизнь. Все это рассказывала старшая сестра Надежда Михайловна. Она у брата своего вроде пресс-секретаря. На это мое замечание Надежда Михайловна просто улыбнулась.

Жили они в кооперативной квартире, каждый месяц платили определенную сумму. Чтобы оставалось что-то на жизнь, пускали квартирантов. Это были заочники, будущие художники-модельеры. Маленький Олег смотрел, смотрел на их занятия и сам вдруг начал рисовать. Начинал с мохнатых игрушек. Посмотрев на это, студенты-заочники предложили: а давай мы тебя, Олежка, научим рисовать! Это было, конечно, далекое от профессионального образования обучение. Но если хочешь чего-нибудь очень сильно, получается все.

Признание

Собственно, пройти путь от никому не известного художника-инвалида до известности Олегу удалось всего за 9 лет. Большинству и всей жизни для

Дорога-к-небесам

этого мало. Зрители удивлялись, ахали и забывали: мало ли чего в жизни не бывает. Случайно или очень даже не случайно, на одну из выставок, где были работы Олега, пришли представители немецкого Красного Креста. Очень заинтересовались.

Одним словом, они разыскали Олега и Надежду Михайловну. Сделали предложение организовать выставку Олега в Германии. Похоже на сказку, но я понял немцев, когда посмотрел картины Олега вживую, в упор. Были отобраны 10 работ. Но и это еще не все. Немецкие организаторы выставки попросили разрешения устроить выставку-продажу. Олег и его сестра получили из Германии хорошие деньги. Как это похоже на нас: дома ты никто, а за границей сразу становишься известен. Нет пророка в своем отечестве…

Оставшиеся картины Олега немецкая таможня назад не пропустила. Вероятно, делаю вывод, таможня посчитала картины художественной ценностью. И я с ними согласен. Между прочим, немцы прислали Олегу немецкую, т.е., действительно качественную, инвалидную коляску. Коляску таможня, конечно, пропустила, а Надежда Михайловна ее бережет. Тогда еще не делали коляски с электронным управлением. Так что коляска обычная. Правда, если она сделана в Германии, то и так все понятно. Таким образом, Олег сам себя обеспечил транспортом.

Раз уж мы заговорили о признании, то Олег на родине принимал участие в 20 выставках. Из них 9 были его индивидуальными. Кроме этого, он выставлялся в Москве и Минске.

– И это все он сделал левой ногой, – замечает Надежда Михайловна.

А я в это время думал: почему до этих пор ничего не знал об Олеге Маханькове? Потому что никто из ответственных товарищей не прилагал к этому ровно никаких усилий. Очень старая проблема: инвалид и отношение к нему общества. До сих пор оно, мягко говоря, никакое…

Компьютер, друзья и переписка

Плачущее-танго-графика-простой-и-чёрный-мягкий-карандаш

Все-таки талантливый человек талантлив во всем. Так, Олег самостоятельно освоил компьютер. Как?

– Методом тыка, – смеется Надежда Михайловна. – Я вот и того не умею, что Олег может делать своей левой ногой! Честно пыталась освоить компьютер – нет, не сумела. Наверное, мы уже другое поколение. Олег меня к компьютеру и не подпускает…

Уже в конце разговора Олег продемонстрировал свое умение работать на компьютере. Он разыскал в электронной памяти свои рисунки и через принтер сделал их копии. И подарил мне. Ваш корреспондент со стыдом думал: у тебя две ноги, две руки и голова, ничем ты пока не болеешь. Компьютер мне просто заменяет пишущую машинку. По сравнению с Олегом, я в компьютерных делах просто неразумный ребенок.

Электронное письмо в редакцию было написано Олегом все той же левой ногой. Ошибок почти не было. Что интересно, Надежда Михайловна о нем ничего не знала. У Олега очень много друзей по электронной переписке. Было и двое вполне живых друзей, живущих рядом. Один, правда, уехал в Израиль на ПМЖ, но второй заходит, помогает Олегу, общается с помощью особого языка. Впрочем, друг друга они понимают легко.

Что касается рисования, то Олег правок не делает. По сути дела, у него есть один шанс – нарисовать сразу. И он этот шанс использует стопроцентно. Вот только работать с натуры он не может.  И опять Олег нашел выход: портреты он делает по фотографиям. Главная трудность здесь – правильно рассчитать масштаб. Олег сам его рассчитывает, потом делает рисунок цветными карандашами. Пробовал работать маслом, но на  картинах оставались пятна краски. Это техника капризная, не говоря об акварели.

Третий год в Витебске проводится конкурс «Солнечный мир для всех», в котором Олег, естественно, тоже участвует. Около 400 инвалидов со всей Витебской области присылают свои работы. Казалось бы, столько самых разных соперников, но Олег Маханьков все равно берет Гран-при.

Кроме этого, Олег стал писать стихи. Надежда Михайловна принесла толстую папку. Она предупредила, что с рифмой там не все в порядке. Прочитал только одно стихотворение. Рифмы там нет, это скорее, белые стихи. А поэзия точно есть. Мне кажется, рифма не так уж важна, главное, что там есть настоящее чувство. Одна моя витебская коллега попыталась откорректировать эти стихи. Я ее вполне понимаю, ей захотелось привести стихи в привычный для большинства вид. Олег прочитал свои стихи, так сказать, прилизанными. И отказался от такой помощи. Почему? Потому что такие стихи мог написать кто угодно. Но не Олег Маханьков. Проще говоря, из стихов исчезла личность, исчез сам автор. А вы бы рискнули улучшить Пушкина или Пастернака? Вот и я о том же…

– Он мне стал как бы сыном, – задумчиво говорит Надежда Михайловна. – Если хотите, моя мать как будто все заранее запрограммировала: сначала родилась я, а потом, лет через 15, пришла очередь Олега. Ну да, он родился больным, да какая болезнь тяжелая… У него еще есть брат Евгений. Ну и я, ухаживающая за Олегом. Разве не запрограммированно?

Брата я так и не увидел. Правда, ехал не к нему. Что касается программирования жизни своих детей, то тут лучше подумать о Боге . Честное слово, здесь по-другому и не рассудишь…

Надежда Михайловна

Полон-дом-хлебом-и-квасом

Пришла пора поговорить о старшей сестре. Правда, ее собственная личная жизнь не удалась, она говорит об этом спокойно.

– Да, был у меня муж, -– говорит Надежда Михайловна. – Но был и Олег. Я думаю, муж просто испугался ответственности. И ушел. А своих детей Бог не дал..

Позволю себе одну догадку: муж понял, что Надежда Михайловна не будет уделять ему много внимания. Она и подтвердила:

– Ему было ясно, – продолжает Надежда Михайловна, -– что от Олега я никуда не уйду, не брошу. Ну, что ж, такой характер. Другое плечо, конечно, сейчас не помешало. А так – все на мне…

Тем не менее, свою жизнь она как-то сумела обеспечить. У них есть машина, есть дача, куда Надежда Михайловна регулярно вывозит Олега. В дачном поселке она активистка, любит устраивать всякие праздники, например, Купалле. Радость для Надежды Михайловны, это когда она где-то востребована, кто-то ее ждет. Между прочим, по профессии она товаровед книги. Хорошая профессия, я бы не отказался. Правда, малооплачиваемая.

– У нас очень хорошее окружение, – подчеркивает Надежда Михайловна. – Олега все знают и в подъезде, и во дворе. Мы не одиноки.

Олег общается через интернет даже с заграницей, оказывается. Я даже заинтересовался: а на каком же языке? На русском. За границей живут бывшие соседи – друзья Олега. Один живет в Лондоне, другой в Тель-Авиве. Включил компьютер и общайся. Кстати, о компьютерах.

Компьютер – это епархия Олега. Он заменяет ему почти все, он, получается, ему друг, товарищ и брат. Все слышали о компьютерной зависимости, когда люди воспринимают компьютерную реальность как действительно реальность и начинают эти две реальности путать. На этой почве может произойти все, что угодно. Но вот  вопрос: как бы жил без компьютера Олег Маханьков? Он с ним чувствует себя живым, нормальным, востребованным человеком.

Немножко прозы

У меня есть не совсем плохая привычка – перед любой встречей как бы проигрывать весь сценарий предстоящего разговора. Задаю сам себе возможные вопросы и стараюсь предугадать возможные ответы. Самыми трудными в случае с Олегом были сразу два: как Олег ходит в туалет и ванную? Почему-то мне их неловко было задавать, деликатность мешала. Но Надежду Михайловну я не зря назвал пресс-секретарем.

На эти вопросы она сама ответила: да, вожу и в туалет, и в ванную. Действительно, а кто же это будет делать вместо старшей сестры? В общем, это только ложный стыд, он тут не к месту.

Старый-Витебск

О деньгах Надежда Михайловна тоже сказала. Ее пенсия составляет 2,5 млн рублей. Олег получает пенсию за потерю кормильца, 2 с небольшим миллиона. Хватает ли этого? А денег никогда не хватает, это такая вещь. Надежда Михайловна, в общем, этот вопрос не заостряла.. Хотя, если бы ей платили пособие по уходу за инвалидом, оно бы точно не помешало. Уже несколько лет эта проблема обсуждается, так сказать, в официальных кругах. Сколько лет она еще будет обсуждаться – никто не знает…

Хочется добавить вот что. Долгое время семья жила на пятом этаже дома, в котором лифта не было. Теперь представьте, как Надежда Михайловна спускается с братом с пятого этажа. Представили? Она пыталась обменять квартиру в другом доме. Надежда Михайловна съездила, посмотрела и поняла: Олегу тут жизни не будет, его здесь никто не знает. Как всегда, помог случай. Соседи с первого этажа уехали на свою историческую родину, в Израиль. Так и получился удачный обмен…

Когда мы уже прощались, в голове всплыло вдруг четверостишие ироничного поэта Игоря Иртеньева:

В здоровом теле

Здоровый дух.

На самом деле

Одно из двух

Мне кажется, очень хорошая иллюстрация к жизни Олега Маханькова. Со здоровьем у него большие проблемы, но его духу даже я, здоровый, искренне завидую.

Сергей ШЕВЦОВ

Вместе. Газета Белорусского общества инвалидов —



There are no comments

Add yours


*