Александра Чичикова: «Просто так ничего в жизни не бывает»

Саша-Чичикова

Саше Чичиковой 21 год. Впервые я заметила ее на презентации проектов творческой медиамастерской «Эгалите». Как человек она мне понравилась именно тем, что не старалась понравиться. Держалась настолько естественно, спокойно. Но больше поразили ее мысли, наблюдения, авторские, глубокие, точные. Я поняла: Саша – человек не из большинства.

Вспоминать

Я выросла в многодетной семье, нас семеро детей. И вот мы все семеро с мамой ездили отдыхать на дачу. Каждое лето мама для нас кого-то заводила: уточек, козочку. Когда нам купили козу Белочку, мы с ней как с собачкой играли. Собирались в лес и на Белочку вешали котомки, шарфики. И это самое неповторимое теплое воспоминание, когда ты в лесу, с тобой твоя семья. Ты можешь сесть на бревно сосны, лечь на зеленый мох, смотреть на небо и просто думать. А главное, ощущать всем телом это бревно или мох. А над тобой ходит Белка и нежной мордочкой тычется в лицо. И ты счастлив от того, что насобирал пол-литровую баночку черники, земляники!

I6hZsokGoOI

Сломаться

Я только закончила школу, отыграли выпускной. Сразу пробовала поступить в Институт культуры, но не прошла. Тогда решила податься в Киев в Богословскую семинарию. Я поступила и проучилась там пару месяцев, а на выходные решила съездить домой. Живем мы в частном доме. На 3-ем этаже окно, пол и очень маленькое расстояние между ними. А еще не заделанные плиты с кольями. По неосторожности я зацепилась носком за кол и из-за маленького расстояния перевернулась и выпала через окно. Слава Богу, что рядом оказалась жена моего брата Тамила, она медсестра. Хорошо, что именно она первая ко мне подошла, а не кто-то другой. Начали бы меня переворачивать, приподнимать. А она полотенчико под голову, и мы ждали «скорую». Помню все происходящее отрывками. Открываю глаза, я на земле, Тамила гладит меня по лицу и говорит: «Саша, все в порядке, «скорая» уже едет». А у меня ощущение: я лежу на спине, а таз и ноги как бы перекручены. Дальше помню, как в «скорой» спрашивали, принимала ли я что-то. Не забуду, как разрезали мою любимую классную майку. Реанимация…

Не понимать

Когда я была в реанимации, не понимала, что происходит. Через несколько дней меня перевели в палату, собрался консилиум врачей, но толком ничего не говорили. Мне было тогда 17 лет, и они лишь спрашивали: «Как ты себя чувствуешь? Ноги укололи иголочкой – чувствуешь? – Не чувствую! До конца я не осознавала, насколько это серьезно. Пришел ко мне один врач, а я тогда плакала. «Ты чего плачешь?» – «Плачу, потому что не могу сама перевернуться, лежу, как овощ, у меня все болит, у меня спина разрезана». – «Ой, не расстраивайся, ну не будешь ты ходить, так не будешь!» И я тогда просто осела. Позвала маму, а она со слезами: «Саша, у тебя тяжелая травма».

В итоге у Саши перелом грудного отдела позвоночника. 11-й и 12-й позвонки, сжатие спинного мозга дали осложнение на ноги. Говорят, что если бы пострадала только поясница, то последствий таких бы не было.

Верить

Здорово, что наша семья верующая. В тот период мне очень помогло живое общение с Богом. Когда ты лежишь и говоришь, как на самом деле, то, что есть. Я говорила с Богом и всегда чувствовала, что Он рядом, никогда меня не оставляет и реально поддерживает. Не сказала бы, что у меня была сильная депрессия. Помню, что мы молились с папой, чтобы пришло понимание, почему так произошло. Такое просто так не случается.

Человек идет по жизни и встречает людей, которые на протяжении его пути говорят о Боге. А он, скажем, поверхностно относится к вере: я хожу в церковь по праздникам, я молюсь и у меня с Богом все хорошо. Бывает, ты что-то не очень хорошее хочешь сделать, а внутри тебя: не делай это, не делай! И через этот внутренний голос может говорить Бог. А человек настаивает на своем: я еще пока так поживу, потом послушаю. Когда наступает «потом», Господь может отойти от человека, снять защиту. Думаю, что со мной вперемежку это произошло.

Думать

Четыре месяца я провела в больницах. Когда приехала домой, то еще полгода – постельный режим. Хотя врачи настаивали, чтобы весь год лежала. И эти шесть месяцев – время, когда ты думаешь. Но думаешь не то, что жизнь не удалась, ты просто размышляешь. Начала вести дневничок, делала в компьютере записи: «Выпал первый снег, я лежу на кровати. Смотрю в окно, но я не вижу, куда падает снег. Как будто он падает в небытие». То есть я вижу, как cнег кружится в воздухе, а что внизу происходит – я не знаю. То же самое и наша жизнь: ты видишь, что есть на поверхности, то, что сейчас происходит. Но ты не знаешь, что будет потом, не видишь всей глубины и, куда, в конце концов, твоя жизнь придет, где она замедлится, где она остановится.

Быть вместе

NZyMxtedEg

Очень часто в больших семьях бывает разделение: каждый сам по себе. В нашей семье мы добились того, что мы все вместе. Мы друг друга поддерживаем, если какая-то проблема. Стараемся, чтобы всегда было видно: мы одна большая дружная семья. Когда много детей – это классно! Настолько все мы разные, но в то же время где-то очень похожие. У нас четыре сестры идут подряд. И одна сестра похожа не на ту, которая за ней, а через одну. Я тоже похожа на сестру, которая идет через одну.Если бы не родители, возможно, и не было бы такой сплоченности. Они нас учили с самого начала, что друг за друга надо стоять, что друг друга нужно защищать.

Улыбаться

Недавно вернулась из Шотландии. Страна великолепная и такие же люди. Если я иду по Минску, то на меня смотрят не таким взглядом, что о, красивая девушка! А смотрят: бедная, несчастная. Раньше я ловила эти взгляды, всегда обращала внимание, и было некомфортно. Сейчас на эти взгляды я не реагирую, мне все равно. Помню, иду, улыбаюсь, а мне навстречу парень, и такой мрачный. Я нечаянно зацепила его: «Ой, извините!» А сама улыбаюсь. Он на меня посмотрел: «Да ничего страшного». И ответил мне искренней улыбкой, пожелав хорошего дня. Я увидела, что в этом человеке зажегся свет.

В Шотландии ты наравне со всеми. В баре ко мне подошел парень познакомиться, и в его глазах я не увидела жалости или желания познакомиться, потому что со мной якобы никто не знакомится. Я увидела интерес ко мне. Тогда почему у большинства белорусов, русских, украинцев такое неправильное восприятие нас? Очень я хочу, чтобы наше общество изменило свой ракурс.

Меняться

Когда я сравниваю себя «до» и «после» травмы – это небо и земля. Раньше я не особо задумывалась, а что будет дальше? Я не была серьезной. Мне было семнадцать лет – ветер в голове. А тут ты вдруг ломаешься. И в первое время жизнь катастрофически меняется: ты раздаешь все свои красивые вещи, потому что ты больше их не наденешь, красивую обувь, потому что она уже тебе не подходит. Когда остаешься со своими мыслями наедине, размышляешь: да, со мной это случилось, а что дальше? Когда я начинала вставать, садиться в коляску, что-то делать, я все осмысливаю. Я не хочу тратить время на пустые дела. Я хочу видеть результат моей работы и как я могу этот результат использовать дальше.

По отношению к людям я стала очень осторожной. Все больше присматриваюсь к человеку, можно ли ему открыться. То есть начинаю оценивать и думать: что можно, а что нельзя. Еще я стала очень серьезной для своего 21 года. Когда я общаюсь с людьми из своей прошлой жизни, часто слышу: «Саша, что ты такая серьезная? Проще, проще относись!» – «А как проще?..» Жизнь нам дана для саморазвития, совершенствования для того, чтобы ты нашел свое место и реализовал себя. А главное, не следовал бы моде, а отталкивался от своих способностей и желаний.

Дружить

Друзей у меня мало. Я поменяла отношение и к дружбе. Дружба подразумевает вливание в чужую жизнь и обязательно поддержку. Не скажу, что я готова поддерживать многих людей. А знакомых достаточно. Часто сталкивалась с предательством. Но только несколько месяцев назад поменяла к этому отношение. Раньше люди предавали, а ты им все равно веришь. Сейчас же я понимаю, что нужно быть более стойкой, осмотрительной. У меня есть такая нехорошая черта: если человек мне сделал что-то плохое, я ему плохим не отвечу. Когда наступит момент, что этот человек о тебе вспомнит, обратится, я могу сказать ему «нет».

Моя подружка школьная, когда я сломалась, вначале приходила ко мне месяц, а потом пропала. Она начала общаться с моей сестрой и никогда в дом не заходила, они встречались на улице и уходили. И только недавно мы снова начали общаться, выстраивать отношения, но уже у меня другой подход.

BubtE-v4yr8

Воспринимать

Меня цепляет, когда говорят: «Ты такая смелая, сильная, ты не падаешь духом!» Я не хочу, чтобы меня воспринимали как человека сильного.
Воспринимайте меня просто как человека, а не пример для подражания или восхищения. Я обычный человек. И нет ничего сверхъестественного в том, что я на инвалидной коляске и при этом улыбаюсь. Или встречаешься с молодым человеком, вы общаетесь, и наступает момент, когда он говорит: «А как тебя можно поднять на ноги? Что сделать, чтобы ты ходила?» Почему нельзя просто общаться, просто чтобы я нравилась? Почему меня нужно исцелить, а не воспринимать меня такой, какая я есть?

Учиться

Родителям первое время было очень трудно. Сейчас они научились смотреть на меня как на полноценного самостоятельного человека. Мама у меня человек добрый, доверчивый. Когда мы с ней разговариваем по душам, она учится у меня тому, что не надо слепо доверять людям. И она стала намного сильнее. Раньше она могла пойти и всплакнуть, а сейчас она понимает, что плакать нельзя. Сестры мои окрепли духом. Когда я сломалась, у всех был стресс, шок. В больнице я говорила: «Не трогайте меня, я ничего не хочу». Сестры брали себя в руки: «Нет, Саш, надо. Надо есть, надо отказываться от обезболивающих». И мы все стали серьезно, осознанно относиться к тому, что происходит, потому что, повторюсь, просто так ничего в жизни не бывает.

Искать себя

Мой друг дал мне почитать одну замечательную книгу «Важные годы». Ее написала американская психолог на основе психологических социальных исследований. Речь идет о возрасте с 20 до 30 лет, когда человек начинает искать себя, пробовать во многих сферах и в итоге теряет себя, не может сосредоточиться на том, что ему интересно и важно. Получается, что этот десяток лет человек живет в суетливом поиске. На примерах своих пациентов автор книги пишет, как можно этого избежать. Мне понравился ее эксперимент с джемом. На одном столике стоит 20 баночек с джемом с разными вкусами, а на втором – 6. Большинство людей молодого возраста выбрали первый столик с 20 баночками джема. Они пробовали, но не могли выбрать, какой джем им нравиться больше всего, да и вкус терялся. А ко второму столу подходили единицы. Это же можно перевести на жизнь.

Кстати, во время беседы не пришло мне в голову поинтересоваться у Саши, к какому столику подошла бы она. Все-таки мне думается, что сейчас она выбрала бы второй.

Хотеть

VyEKZmdZNC4

Если честно, между «хочу» и «надо» чаще выбираю «хочу». Пока я не могу себя заставить всецело отдаться делу, если оно мне не нравится. Я не говорю о каких-то домашних делах, а о серьезных вещах. Я хотела пойти учиться логопедии. Передо мной открыли список профессий, которым я могу обучиться согласно группе инвалидности: юрист, лингвист, бухгалтер… Из всех предлагаемых ближе всего оказалась психология. Но я стояла на своем: «Почему не могу пойти на логопеда?!» – «А как ты будешь делать массаж гортани ребенку?» – «У меня же руки работают!» – «А как ты будешь доставать предметы для обучения детей?» – «Я поставлю около себя все, что мне необходимо». Но они работают лишь в рамках списка. Поэтому я выбрала специальность «психолог и социальный педагог».

Сейчас я делаю уклон на саморазвитие, поэтому хочу уехать учиться в Чехию после того, как окончу обучение здесь. В Чехии есть бесплатное образование, если ты знаешь чешский язык. Хочу попробовать себя в модельном бизнесе в качестве фотомодели. Мне это интересно, получаю удовольствие. Сама люблю фотографировать, потому что фотокадр – это момент, мгновение и все! И ты не знаешь, что было до этого кадра и что будет после него.

Lb0nuRSKeqQ

Реализоваться

Я активная, и эта активность исходит изнутри. Мне необходимо движение. Когда человеку нужна динамика, он взял и собрался в магазин, потом сел в автобус, прогулялся. На коляске так спокойно нельзя сходить в магазин или выгулять собаку. Это не те ощущения. Поэтому пробуешь себя реализовать в проектах. Но я не бросаюсь туда, туда, туда. Я выбираю только то, что мне реально интересно. И подхожу к этому ответственно.

Когда мне становится грустно, я ложусь на пол звездочкой, включаю музыку или просто открываю окно нараспашку, чтобы слышать звук ветра, шелест листвы. Лежу и начинаю думать, как будто ни о чем. Потом встану и сама себе: «Я за все это время познакомилась со многими необычными, интересными людьми, я участвовала в проекте «Богиня женственности», у меня была крутая фотосъемка, я ездила в Польшу, я не равнодушна к социальной теме нашего города…» Почему я так уверена, что если бы ходила, то смогла бы всего этого достичь?

Помогать

Сегодня я могу сказать, что приношу пользу. Недавно у меня впервые был опыт: я была в лагере для детишек из проблемных семей, которые живут в сельской местности. Меня пригласили на последний вечер, чтобы я что-то детям рассказала, пообщалась с ними. Говорила я просто, непринужденно, легко. Поделилась с ними некоторыми своими переживаниями, рассказала, как получила травму. Потом они ко мне подходят и говорят: «Саша, ты нам так понравилась. Мы с руками и ногами, но ничего такого не делаем в жизни. Давай мы будем общаться, переписываться!» Сейчас мы общаемся, некоторые из ребят пишут о своих проблемах. Я начинаю с ними разговаривать, и мне самой легче становится от того, что я могу им чем-то помочь.

Анна ЯКИМОВИЧ

Фото из личного архива
Александры Чичиковой

Источник Вместе



There are no comments

Add yours


*